Агротуризм для олигарха

Глава 7

Я надеялась, что Никольский ляжет спать, не возвращаясь на кухню, все-таки свежий воздух, все дела. Но видимо где-то там выше отключили мою связь с космосом, так как мои желания постоянно игнорировались.

- Я приготовил нам уютное гнездышко, дорогая, - пропел Никольский, подходя сзади. Я сжала зубы, чтобы не поддастся на провокацию, и продолжила разбираться с посудой. Но когда его руки оказались на моих бедрах, а дыхание я почувствовала на шее, я не выдержала, поворачиваясь к нему, вооружившись вилкой, которую я как раз вытирала. Это только в любовных романах, тело женщины предает ее, и против своей воли она начинает желать ненавистного мужчину. В реальности поднимается злость и негодование, хотя отвращение не появилось, а я так надеялась, что меня показательно вырвет от его «ласк».

- Никольский, последнее предупреждение. Я расцениваю это, - показала глазами на его руки, - как домогательство.

Мужчина улыбнулся.

- А если я во сне случайно тебе на попу положу руку, тоже будешь расценивать это как домогательство?

- Да, - выпалила я, - если не можешь себя контролировать, спи на полу. И руки убрал.

Мужчина, наконец, отцепил руки от моего тела, поднимая их вверх.

- Понял, был не прав. Алиса, а ты крепко спишь? – неожиданно спросил он.

Мне вопрос не понравился. Определенно, в нем был какой-то подтекст.

- А что?

- Не порти о себе впечатление, не отвечай вопросом на вопрос, - нахмурился мужчина.

- Я не собираюсь казаться лучше, чем есть для тебя. Так что?

Никольский помотал головой и улыбнулся.

- Хорошо, проверю сам.

Сергей

В порыве вредности я обрадовался, что мы будем спать вместе. Но затем пришло и осознание, что в такой близости сложно будет себя держать в руках. Все же, как не крути нашу ситуацию, я мужчина в расцвете сил, а Алиса очень даже соблазнительная девочка. И не только телом соблазнительная, а еще и на каком-то эмоциональном уровне. Она пока сама не понимает своей привлекательности, что делает ее еще более желанной.

Но я, как истинный брутальный самец, не сомневающийся в своей неотразимости, был уверен, что как только я включу режим соблазнителя, она растечется как мороженое и все проблемы решаться сами собой. Но строптивая девчонка снова меня удивила, вооружившись против меня вилкой. И я видел, что она не набивает себе цену, просто не хочет меня. Как меня можно не хотеть?

Я отвык от такого. Обычно, мне даже соблазнять никого не приходилось, стоило открыть кошелек и дверь в крутую тачку, дамочки возбуждались сами собой. А тут она знает кто я, и ей плевать. Чаще всего, меня либо желают, либо бояться, притом каждое из этих чувств пропитано уважением. А тут не желания, не страха, не уважения. Да моя самооценка за последний день упала ниже плинтуса. Хотя, с другой стороны, мне же было скучно? Вот теперь у меня есть головоломка, которую я должен разгадать за две недели.

Алиса упорно продолжала вытирать и так сухую посуду, лишь бы не встречаться со мной взглядом. Я ел яблоко и нагло рассматривал ее, пока не услышал:

- Ты меня смущаешь, может, ты уже спать пойдешь? – спросила девчонка, не поворачиваясь.

- И чем я могу тебя смущать? Вгрызанием в яблоко?

- Ты пялишься, - прошипела она.

Зеркало у нее там где-то что ли?

Но отмазываться я не собирался.

- Это явно нельзя причислить к домогательствам, у тебя красивая фигура, считай, что я получаю эстетическое удовольствие.

«А мог бы и физическое».

- Хорошо, - резко повернулась маленькая стерва, - тогда я пойду спать.

- Отлично, где душ? – спросил я у нее.

Алиса довольно улыбнулась. Ну что опять?

- Видел бочку по дороге в туалет?

Я кивнул, доедая яблоко.

- Так вот, это и есть душ, - вижу, что пытается не язвить, но яд просачивается все равно.

- То есть бочка с грязной водой и есть то, чем я могу ополоснуться? – я пытался осмыслить высказывание девчонки.

- Вода не грязная, а за день она нагрелась достаточно, чтобы быть не ледяной.

Вот так сюрприз.

- Ладно, - я встал, хлопнув рукой по столу, - мне все больше нравится эта деревня. А здесь, наверное, принято считать, что Земля плоская?

Алиса резко обернулась.

- Знаешь, то, что здесь нет коммуникаций, не дает тебя права считать, что люди тут тупые.

Ого, да мы оскорбились в лучших чувствах.

- Отсутствие здесь цивилизации дает мне право считать, что люди не используют мозг, чтобы улучшить здесь жизнь. И не надо мне рассказывать про отсутствие финансирования! Мужики, которые целый день играют в карты на завалинке с бутылочкой мутной жидкости в обнимку, давно могли бы собраться и построить здесь подобие детской площадки, или как-то облагородить местность, придумать какой-то бизнес, чтобы наскрести денег на проведение газа, пусть даже нелегальный. Но когда люди во всем обвиняют правительство и презрительно поджимают губы при виде богачей, означает только то, что они сами ничего не хотят менять в своей жизни. Возможности, пусть и разные, есть у всех. Только зачем? Если можно и дальше прожигать свою жизнь.

На этих словах я развернулся и вышел на улицу, вдыхая свежий воздух. Я разозлился, не собирался читать никаких лекций, но она, черт возьми, меня спровоцировала! Защитница сирых и убогих, твою мать! Почему-то большинство считают, что все им должны, а они обиженные обществом несчастные люди. Поработали бы эти люди хоть раз 24 часа из 24 в сутках, поспали бы хоть раз целый месяц по 2-3 часа, потому что проект горит, слетали бы на другой конец мира ради встречи на один час, тут же возвращаясь обратно, даже ни разу не искупавшись в море, потому что некогда. Но нет, они только стонут, как им тяжело жить.

Тряхнув со злостью головой, пошел искать этот чертов душ.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться