Агротуризм для олигарха

Размер шрифта: - +

Глава 14

Алиса

Что происходит?

Когда я предложила Никольскому поехать в деревню, у меня было несколько вариантов нашего совместного сосуществования.

Самым ожидаемым сюжетом было появление к нему ненависти и раздражения, в связи с его нелицеприятным поведением. Я ждала, что он будет негативно ко всему относится, скандалить, требовать, пытаться все купить.

Другим вариантом было, что он будет постоянно пытаться меня затащить в постель, открыто игнорируя мое к нему неприятие.

Я боялась, что он будет вести себя с бабушкой как с обслугой, что будет откровенно мне хамить и наглеть.

В общем, я рассчитывала на негатив и неуважение с его стороны и откровенную неприязнь с моей, а еще на кучу материала, который Никольский сам предоставит мне своим поведением.

Но не в одном из вариантов не было того, что я сама буду готова выпрыгнуть из трусов, только искупнувшись вместе с ним в речке. И дело не только в физическом притяжении, он мне действительно нравится, пора признать это. Тот самый Никольский, которого я считала откровенно неприятной личностью, меня очаровал. Да, он хам, он циник, он не сдержан на слова и выражения. И скорее всего, он играет роль. Но это не меняет того, что он остается мужчиной в любой ситуации, а мне есть с чем сравнить.

И все это меня пугает. Я чуть не занялась сексом с ним в реке, и это не он меня соблазнял, я сама была абсолютно не против. Как я остановилась, я не знаю. Но знаю, что пора завязывать. Хотела затянуть Никольского в ловушку, а попалась сама.

Я вышла на берег и, не сдержавшись, оглянулась. Спасибо Сереже, он не стал меня удерживать, а поплыл в противоположную сторону. Я смотрела, как тело мужчины рассекает воду, словно хищник в своей стихии.

Я начала собирать вещи, раскиданные на берегу. Солнце скрылось, и я слегка поежилась от налетевшего ветра. Тело покрылось мурашками, но так даже лучше, отрезвляет.

Закончив со сбором вещей, я остановилась в раздумьях – не бросать же мне его здесь? Конечно, он навряд ли заблудится, но как-то это некрасиво – сначала завести не пойми куда, а затем исчезнуть. «Динамить тоже некрасиво» - подсказал внутренний голос, и я была с ним солидарна.

Я все же решила подождать Никольского, но говорить с ним было выше моих сил. Не представляю, какие мысли бродят сейчас в его голове, и как-то не хочу их узнавать.

Я вставила наушники в уши, включив музыку погромче, и села на песок, вполоборота развернувшись к воде.

Сережа плавал еще минут 10, не сбавляя темпа, затем медленно вышел на берег.

Кивком головы указал мне, что мы уходим и даже не стал вытираться.

Шли молча, я не выключала музыку, в надежде, что разговора удастся избежать и все само как-нибудь рассосется. Себе я дала установку больше не  сближаться с мужчиной, никаких задушевных тем и детских воспоминаний, никакой физической близости и вообще постараться задуматься о статье.

Меня, правда, очень пугала следующая совместная ночь, после случая в воде, Сергей мог проявить инициативу, а я боялась, что окажусь слишком слабовольной.

До вечера мы практически не пересекались с Сережей. Он сам приставал к моей бабушке, чтобы она придумывала ему работу. Таким образом, за один день у нас были подпилены ветки яблонь, выкорчеван какой-то невообразимо сложный сорняк и починен забор.

Я понимала, что он злится, и не осуждала его за это. И даже была благодарна, что он, молча, вымещает злость в работе. Но как быть дальше, не знала. Мне нравится с ним разговаривать, я уже привыкла к его пошлым шуткам и вечной ухмылке, и смотреть, как он с серьезным лицом ходит по двору, стало невыносимо. Я чувствовала себя виноватой. Хотя, наверное, это было и не совсем так.

В итоге даже бабушка заметила нашу отстраненную холодность после речки. После обеда, за которым мы и пары слов друг другу не сказали, бабуля отправила Сережу заняться еще чем-то очень важным, а меня вывела на разговор.

- Что у вас стряслось? – спросила бабушка, присаживаясь напротив меня и подливая еще чая в чашки.

Я отвела взгляд. Как я ей должна рассказать? Она даже не в курсе, что мы на самом деле не встречаемся, а Сережа миллионер, с которым я, переоценив свои силы, решила поиграть.

- Да так, бабуль, недопоняли друг друга, - решила отделаться я полуправдой.

Бабушка покачала головой, отхлебнув из чашки чай. Мне всегда нравилось, как она пьет горячий чай, дуя на него, при этом смешно раздувая щеки.

- Алиса, играть в молчанку не лучший выход, уж поверь мне, - подытожила бабушка.

Я то понимаю, но не представляю, как в глаза Никольскому смотреть, не то что разговаривать с ним.

Но чтобы бабушка не нервничала, я молча кивнула, что приняла к сведению ее слова.

До вечера я старалась занять себя, потому как последовать бабушкиному совету у меня не хватало мужества. Но как бы я не оттягивала момент с отходом ко сну, он все же настал.

Я пошла спать, а Сережа еще где-то ходил. Я молилась всем богам, чтобы уснуть до его прихода, но была слишком взволнована и, наоборот, постоянно прислушивалась к каждому шороху в доме.

Наконец, раздались шаги, и я крепко зажмурилась.

- У тебя плохо получается притворяться спящей, - спокойно произнес Сережа.

Я приоткрыла глаза.

- Я не притворяюсь, я просто пытаюсь уснуть, - попыталась оправдаться я.

- Ну-ну, - протянул Никольский, даже уголком губ не ухмыльнувшись.

Затем молча быстро разделся и лег в кровать, сразу отвернувшись от меня. Это невыносимо, мне такой Сережа не нравится. Я тут же забыла на все наставления, что давала сегодня сама себе по поводу держаться подальше от Никольского.

Я повернулась к нему лицом, разглядывая его мощную спину. Он явно слышал, что я развернулась, но никак не отреагировал.

- Сережа, - жалобно позвала я мужчину.



Виктория Селезнёва

Отредактировано: 17.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться