Айа для темного

Первая глава

Девушка в розовом платье ходила между рядами на рынке и тратила деньги на всякие дорогие безделушки. Она так наивно восторгалась очередному продавцу, который, заметив глупую покупательницу с наличием денег, демонстрировал свой товар.

— Какие очаровательные подвязки! — залюбовалась она, беря в руки белую кружевную вещицу.

— Да, из натурального шёлка. Здесь добавлены нитки из простыней, на которых спала одна из жриц света, — доверительным голосом сказал продавец.

— Жрица? Надо же. Тогда я обязательно возьму, — девушка достала из кошелька озвученную сумму и отдала радостному торгашу.

Отойдя от ярмарочных рядов, молодая девушка остановилась возле проезжей части.

— Милая девушка, вам нужна повозка? — обратился к ней мужчина.

... Он внимательно осматривал юную особу, отмечая, что она не из местных. Платье из дорогого материала, но сшито не в ателье этого города. Кружевные перчатки, одетые на тонкие руки, были в тон платью, но плетение на них мелкое. Городские дамы предпочитали носить такой аксессуар с крупным узором, и модель открывала верхние фаланги пальцев. Волосы уложены в замысловатую прическу, украшенную детскими заколками в виде бабочек...

— Да, — отозвалась звонким голосом девушка. — Я совсем не знаю города. Мне нужно в Южный тарк, там мой дядя живет, — улыбнулась незнакомка.

— Садитесь, мигом домчим.

— Буду вам очень благодарна.

Окно в карете было меньше, чем в стандартной версии таких моделей. В салоне пахло кожей и лавандой.

Пассажирка услышала, как кто -то ловко прыгнул на козлы к кучеру, и повозка тронулась.

Девушка открыла сумочку и извлекла тюбик с кремом. Сняв перчатки, она нанесла содержимое флакончика себе на руки, тщательно размазывая крем на пальцы. Теперь черная метка на указательном пальце была не видна.

Говорят, жизнь до какого-то момента делится на два этапа: «до» и «после», так вот, у Камиллы «до» не было. Она родилась с меткой и всю жизнь жила «после».

Сидя в прохладной карете, она предалась воспоминаниям.

 ... Все свое детство маленькая Ками провела с папой в глухой деревне, подальше от людей и больших городов, среди природы и животных. С самого раннего детства девочка знала кто она! Жрица света.

Это была их маленькая тайна с отцом. Каждое утро девочка не забывала тщательно втирать матирующий крем в руки, чтобы никто и никогда не смог узнать ту, которую ищут.

Камилла не понимала, откуда они знают о ее существование. Но асиги знали! Даже в деревне порой мелькали заметки в газетах об упоминании об айа, которую силой кто-то удерживал от великой магической миссии.

Всех жриц сразу же после рождения забирали у родителей. Айа воспитывались в обители, как полагается всем светлым. Они до четырнадцати лет молились за жизни людей, накапливая в себе силы. Ни родных, ни близких у айа быть не могло.

... Она принадлежала всем... Она принадлежала асигам6.

Семья, в которой суждено было родиться жрице, получала хорошую сумму денег ежемесячно, как благодарность за оказанную честь миру. До самой смерти жрицы. К слову говоря, айа жили недолго. Максимум до девятнадцати лет.

Эти святые девушки своими молитвами забирали темные силы асигов, а людям дарили мир и благодать. Никто из людей не имел права касаться к жрицам. Они были священны.

В день, когда айа исполнялось четырнадцать,  с них снимали печать магии. Это был великий праздник. Люди вечером толпами приходили к порогу храма. По такому поводу обязательно на церемонию приехал император. Все молились и просили у великой айа исполнений самых заветных желаний. Айа и ее послушницы (такие же маленькие жрицы, не достигшие четырнадцати лет) выходили к людям.

Они восседали в белых одеждах на комфортных креслах. Все желающие могли преподнести им свой дар, положив его у порога храма.

В один из таких событий отец взял свою дочь в город. Девочке, меньше чем через месяц,  должно было исполниться четырнадцать лет.

Валис надеялся, что дочка сможет снять с себя печать магии. Поделиться ею с окружающими и будет жить обычной жизнью. Он замечал проявление магических всплесков у Ками и боялся, что она может себя выдать.

Всем известно, что когда с айа снимают печать магии, жрица делится ею со всеми. Сама же всю оставшуюся жизнь поглощает магию темных асигов, и молясь, отдает ее в виде светлой магии людям.

Камилла помнила как она, восхищалась красивой блондинкой, сидящей на выступе в храме. Жрица, облаченная в белый наряд, величественно смотрела на людей и асигов. Темные воины находились возле входа в храм и самой айа. Девочка, затаив дыхание, смотрела на мужчин в черном. Какие они мужественные, красивые. Асиги всегда носили только черную одежду. И она, как нельзя лучше, подчеркивала их смуглую кожу.

— Папа, асиги так красиво смотрятся рядом со жрицами, — воскликнула Ками, — прямо женихи и невесты.

— Ты что, девочка, жрицы Света невинны! К ним не имеет права прикасаться мужчина, какие муж и жена? — обернувшись к ней с негодованием заметила женщина. — Грех такое сравнение делать.

Камилла застеснялась, она не знала этого факта.

Настало время, когда император, который все это время находился в храме, вышел к людям.

Он произнес речь о мире в империи, о благодарности к жрицам за их жертву. И пройдя к айа вместе с ней зашел в храм, для совместной молитвы за своих подданных.

Обряд таинства снятия печати магии так же происходил в храме. После знака одного из служителей храма, все люди начинали петь. Именно в этот момент происходила церемония.

Камилла, сосредоточившись, постаралась поделиться своей магией с людьми. Ей так хотелось наполнить их сердца своей силой. Девочке казалось, что сейчас как никогда она ощущает свой дар. Среди молитвенных песен. И пусть она не в храме, но мыслями она там, вместе с очаровательной жрицей, снимает печать магии. Она закрыла глаза и поддалась чувствам.

Но увы получилось все очень плохо. Пытаясь отдать свою энергию, Ками себя выдала. Когда девочка стала делиться своей магией, все вокруг почему-то странно себя начали вести. Людей охватила паника, а асиги заметили источник излучения и белую ауру.



Анита Милаева

Отредактировано: 04.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться