Айа для темного

Восьмая глава

Оказавшись в просторном зале с приглушенным светом, Камилла направилась на один из квадратных подиумов. В помещении играла спокойная танцевальная музыка. Такая музыка предполагает собой плавные эротичные движения.

Камилла начала двигаться в такт мелодии. Она попыталась рассмотреть сидевших за столиками посетителей, но это сбивало с ритма, и она не могла сосредоточиться. К тому же на подиуме светил яркий свет, а в зале, где были посетители царил полумрак. Что ж, придется завлекать убийцу, а напарники пусть вычисляют кто бы это мог быть.

Девушка подняла руки вверх и, покачивая бедрами, стала вращаться вокруг своей оси. Музыка стала ускоряться, Камилла подбирала движения, не сбиваясь с ритма, стараясь чувствовать мелодию. Бедрами она рисовала восьмёрки в воздухе. Руки сплетались в причудливых фигурах, скользили по телу. Движения становились более резкими, Камилла отстукивала ритм неудобной обувью. Сосредоточившись на танце, она стала ловко извиваться, призывно покачивая бедрами. От её убедительности зависел успех данного мероприятия, поэтому девушка старалась отдаться во власть музыки. Она была похожа на нимфу, манящую вкусить сладкий плод. На сирену, зовущую в свой омут потерявшихся моряков. Движения были плавными и соблазнительными. Откровенными и обольстительными.

Когда танец подошел к концу, девушка ощутила на себе чей — то взгляд. Она не могла рассмотреть лица мужчины, но его взгляд… Камилла кожей чувствовала его, словно он касался ее, прожигал насквозь.

Девушка посмотрела в сторону смотревшего, в черный омут его холодных глаз. Асиг! Это был тот самый мужчина, разговор которого она подслушала. Он смотрел на нее оценивающе, словно взвешивал, стоит ли она его внимания. Было в этом взгляде, что — то зловещее. Камилла не прочла в них восхищения или восторга, лишь презрение и интерес. Необычное сочетание.

Девушка подошла к бару, нажав на зеленую кнопку,   взяла приготовленный зеленый коктейль, осмотрелась.

Практически все столики в зале были заняты. Камилла пыталась заметить кого-то подозрительного. В голове всплыли подробности убийств девушек. Однозначно убийцей был мужчина. Он убивал жертв, задушив удавкой. Все убитые были девушками, как выяснилось альмеями16. Знакомился маньяк с ними в ночных заведениях в субботу, а в воскресенье они уже были мертвы. На теле не было следов борьбы, значит девушки не сопротивлялись. Было это магическое воздействие или какое — то зелье оставалось непонятным.

Размышляя о методах маньяка, Камилла отмечала, что другие альмеи стали подходить к столикам клиентов. Она знала, что девушки скрашивали беседами и своим вниманием досуг посетителей заведения. Теперь понимала, что не только беседы входили в их обязанности. Камилле не приходилось раньше бывать в таких местах. Теперь же от действий альмеи ей было не по себе. Они садились мужчинам на колени, и кокетливо шептали что-то на ухо.

К Камилле подошел управляющий.

— Бетси, столик номер три просит скрасить их вечер.

Камилла скривилась, услышав, свое вымышленное имени.

Она хотела сразу же отказаться, и пусть Сарах сам разбирается с ситуацией, но посмотрев, кто сидит за столиком, она передумала. Находясь поближе к асигам, можно услышать что-нибудь полезное, не стоило упускать такой шанс.

Одновременно с ней к столику подошла рыженькая альмея.

— Хайден, так уж и быть, уступлю тебе чернявку, — асиг повернулся в сторону Камиллы. — Бетси, ты сегодня уделишь внимание моему другу, в следующий раз будешь моей, – он многообещающе подмигнул ей, помогая второй девушке устроится у себя на коленях.

Камилла присела рядом с Хайденом, краем глаза отметив движение альмеи, повторила за ней. Она положила одну руку на плечо, другой стала поглаживать его волосы. На ощупь волосы были жесткими, тем не менее касаться к ним было приятно. Девушка старалась не смотреть на лицо асига.

Второй мужчина сделал несколько движений руками.

— Теперь давай поговорим о храме.

Камилла на мгновение замерла, Хайден покосился в ее сторону, и она продолжила движение руками.

— Здесь не самое подходящее место, — заметил он.

— Я накинул на них сеть обаудиции17, они нас не слышат.

Камилла вспомнила, что помимо основного своего дара, асиги умеют на время отключать в человеке органы чувств: обоняние, зрение, слух, осязание. И, судя по девушке на коленях у второго асига, она к этому привыкла.

— Что-то твоя черноволосая не такая пылкая на ласки, а танцевала зажигательно.

— Не понимаю, зачем ты вообще их позвал, — ответил Хайден, рассматривая сидящую рядом Камиллу.

— Я видел, как ты на нее смотрел. Если хочешь, она согреет тебе постель этой холодной ночью.

— Она же не фея.

— Она человек и этим все сказано. Люди легко переступают грань, особенно если называть правильную цену, — уверенно и презрительно произнес асиг.

Камилла передернуло от заявленной перспективы. Но она продолжала играть свою роль. Ее руки коснулись его лица. Надо же, какое приятное на ощупь. Девушка со стороны наблюдала за идеально ровным носом, чуть полноватыми губами. Легкая щетина покрывала щеки и подбородок. Камилла прикоснулась к колючему подбородку, ощущая его жесткость. Лицо Хайдена было непроницаемым. Холодная маска. По нему нельзя прочесть ни его эмоции, ни чувства. Если таковые вообще имелись.

— Что там с храмом? — отвлекаясь от девушки, спросил Хайден.

— Вроде все в порядке. Ничего подозрительного, — сообщил асиг.

— Не думаю, что мне могло показаться. Я видел отчет приходов асигов, он фальшивый.

— Думаю ты преувеличиваешь. Если какой-то асиг пришёл лишний раз в храм, в этом ничего такого нет.

Камилла краем глаза наблюдала, как вторая девушка активно целует мужчине грудь, а руки опустились ниже уровня стола. Ее подвигов коронер повторять не собиралась, но нужно что-то поменять. Не будет же она постоянно водить кончиком пальцев по лицу. Камилла пыталась вспомнить, все что знает об интимных ласках между мужчиной и женщиной. Опыт у нее был невелик. Когда каждый день убиваешь тварей и стараешься выжить сама, не особо есть время думать о любовных утехах. Слишком долго Камилла несет бремя своей тайны.



Анита Милаева

Отредактировано: 04.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться