Айрис: Цветок Альвхейма

Глава 5. Песня для Гилберта.

- Так почему ты не отвечал? – Я нарушила молчание и решила напомнить о себе, потому что взгляд крестного был устремлен куда-то вдаль. Видимо он восстанавливал в голове недавние события.

- Пришлось немного повоевать с пауками.

- Вот только они были раза в десять больше тех, что пробрались в твой дом, белобрысая.

- То есть… они что… огромные?.. – Я поставила бокал с чаем на стол. – Что им от меня нужно?

- Ты внимательно читала историю Ссри-Тел'Квессир?

- Кого? – Переспросила я, уставившись на Гилберта.

- Темных Эльфов. – Ральф закатил глаза.

- Ну, читала довольно внимательно. – Осторожно начала я.

- Ллос. Ты помнишь кто это такая?

- Паучья богиня. – Выпалила я. – Дроу ей поклоняются.

- Именно она травит тебя пауками. – Кивнул Гилберт.

- Почему? Что я ей сделала? – Появилось странное ощущение, что я стала главной героиней какой-то фантастической сказки. Чем я, обычная английская студентка с необычной внешностью, могла привлечь внимание богини Темных эльфов?

- Потому что ты принцесса Альвов. – Просто ответил крестный, смотря мне в глаза.

Повисло молчание. Все взгляды в этой комнате были устремлены на меня, а я в свою очередь пялилась на Гилберта, будто ожидая, что он сейчас засмеется и выкрикнет: «шутка!», но этого не произошло. Он просто многозначительно смотрел на меня.

Прежде, чем я осознала, что в комнате царит тишина прошло немало времени. Информация, данная Гилбертом, была тяжелой пищей, поэтому ее приходилось долго разжевывать и переваривать. Я смотрела на своих друзей. Даже они теперь не казались мне людьми. Словно теперь повсюду меня окружали волшебные создания. Грани привычного расплылись, два мира соединились в один. Из услышанного мне удалось сделать вывод, что граней между мирами вовсе и нет. Я, существо волшебного мира, всю свою жизнь жила в Лондоне, говорила по-английски, училась в обычных заведениях, влюблялась в простых парней и верила в свой мир мечты, даже не представляя, что я являюсь его частью. А мой крестный знает обо мне больше, чем я сама. Но узнала бы я об этом, если бы Ллос не приказала напасть на меня? Почувствовав новый информационный голод, я осмелилась задавать вопросы дальше:

- Что Ллос нужно от меня?

- Как я уже сказал, ты принцесса Светлых эльфов. Твоя душа светла, а кровь кристально чиста. Если тебя, единственную наследницу, принесут ей в жертву, то народ Ссри-Тел'Квессир получат безграничную власть и смогут, наконец, отомстить всем жителям Светлых земель. Именно жертвоприношение и являлось их целью на протяжении столетий, но Альвы всегда давали отпор и защищали наследников.

- Скудная же у них жизнь, если они на протяжении столетий только и думают об уничтожении Светлых эльфов. – Буркнула я. 

- Они даже улыбаться не умеют. – Мрачно хмыкнул Гилберт. – А в их языке отсутствуют такие слова, как сострадание и миролюбивость. По-видимому, они до сих пор держат злобу, что их народ был изгнан в горы за отвратительное поведение. Они живут в скалах и пещерах, там нет никаких ресурсов и растений. Им легче отнять у других, чем вести земледелие. К тому же это еще один повод навредить Альвам.

- Настоящие вредители. – Я просто задохнулась от возмущения. – Мало того, что сами себя не развивают, так еще и другим мешают жить.

- А какие мотивы в борьбе Ссри-Тел'Квессир с Альвами? – Спросил Колин.

Я особо не задумывалась о причинах неприязни двух народов друг к другу и их извечной борьбы, но с радостью стала слушать Гилберта, который имел ответы на все наши вопросы:

- Видимо это – то самое противостояние добра и зла. – Пожал плечами крестный. – История корнями уходит в века. Они уже сами не помнят, из-за чего началась вражда. Альвы да рады были бы прекратить бессмысленное кровопролитие, но Дроу очень злопамятные, они жаждут крови. На переговорах, которые Альвы собирались окончить мирным соглашением и положить конец войне, их парламентер сообщил, что война не будет завершена, пока на свете живет хоть один Альв. Этим переговоры и закончились. Вести с ними дипломатические отношения бессмысленно, они слишком воинственно настроены. И на следующие лунные сутки они ступили к вратам нашего королевства.

Я слушала, словно ребенок, которому читали на ночь сказку. Слова Гилберта лились, словно ноты приятной мелодии. Его речь не была похожа на речь наших современников. Так разговаривают только герои рыцарских романов или принцы. Конечно, он также как и я, является частью того мира, который все считают мифом. Но какая роль ему отведена?

- Гил, ты все время говоришь «мы» говоря про Светлых эльфов, явно включая себя в их число. Неужели ты тоже эльф?

- Нет, но моя история тесно с ними связана. Альвы нашли меня еще ребенком, забрали к себе, воспитали, дали знания и когда я достиг четырнадцати лет, я решил, что стану воином и буду охранять свою семью. Я не стал учиться стрельбе из лука, решив, что мне нужно что-то более эффективное. Я выбрал для себя наиболее подходящее оружие – меч. Но, посчитав это недостаточным, я отслужил в обычной человеческой армии, где, кстати, и познакомился с твоим отцом, и, вернувшись, стал рыцарем королевской семьи. Джон тем временем женился, но Бог не дал им детей. Когда они с Тиффани поженились, в тот же день появилась на свет наследница светлого народа. Принцессу назвали Айрис, так как ирисы были символом королевства. А цветочком тебя называют и посей день. – Гилберт улыбнулся и я ответила ему тем же. Я уже поняла, что случилось дальше, но перебивать не стала. Колин, почувствовав мое волнение, положил руку мне на плечо. – Дроу узнали о рождении девочки, - Продолжал крестный, - Ллос тут же приказала выкрасть ее и принести в жертву в ночь, когда на небе будет кровавая луна. Тогда они смогут расквитаться с Альвами. Они напали ночью, без предупреждения. Битва была жестокой, пролилось много крови на моих глазах. Король и королева отдали мне тебя, велели бежать и спрятать их дитя в мире людей. Конечно, я поступил, как было велено. Битва была не равной, Светлые эльфы всегда уступали Дроу в военном деле, которые только этим и занимаются всю их жизнь, неважно мужчины это или женщины. Король и королева были убиты, тем, кто выжил, пришлось бежать и прятаться. Тебя я отдал Джону и Тиффани, которые с радостью приняли тебя, как родную дочь. Сам я тебя воспитывать не мог, мне постоянно приходилось воевать с подопечными Ллос, нельзя было подвергать тебя опасности. Все это время я был не США, а воевал в Альвхейме с Дроу и их пауками.



Angie Lee

Отредактировано: 25.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться