Айтлин. Сделать выбор

Размер шрифта: - +

Глава 3

– А вот и мои девочки! – обрадовалась леди Лариона, едва я и Кати вошли в зал. – О, и мальчики здесь! Тор, милый мой иди–ка я тебя обниму!

Поприветствовав всех, леди Лариона пригласила нас в свой кабинет и, усадив в кресла, принялась за расспросы:

– Это что за милый мальчик? – спросила она, внимательно глядя на Рона. Чуть прищурившись, она будто силилась что–то вспомнить, исследуя взглядом каждую черточку лица принца. Уже через минуту она, выпрямив спину, с улыбкой узнавания воскликнула:

– Ваше Высочество, кто же так гримируется! Нет, в толпе, конечно, не узнаешь, но рядом с Рэйлионом сразу бросается в глаза Ваше сходство. – Рассмеялась леди Лариона, глядя на опешившего принца. – Ничего, я Вас научу всем тонкостям этого мастерства! Но сейчас – Айтлин. Что за проблема?

– Мама, у нее еще больше синих прядей появилось, а учитывая сааха, его Терк зовут, – Кати кивнула на лежащего у ног Рэя Терка, – могут ведь неправильно понять их связь.

– Девочка моя, не умеешь ты обманывать, и это даже хорошо. Как и ваш Терк, ведь сразу видно, что он к Айтлин больше привязан, чем к Рэйлиону.

– Как Вы это поняли? – напрягся друг.

– Да что тут понимать? Любой взрослый дракон, имеющий сааха, все поймет. Нет, пока может и спишут на то, что он еще совсем ребенок, и потому может вести себя странно, но мальчик мой, поверь, за долгую жизнь повидала немало этих великолепных созданий, и вот что сразу бросается в глаза – он лежит головой к хозяйке, и ухо в ее сторону повернул. Дальше – любое движение Айтлин он сопровождает поднятием головы, тогда как тебя игнорирует. Еще он напрягся, когда я ее обнимала, а уж увидев это синее чудо, я сразу смекнула, в чем дело.

– Значит, наш фарс не удался, – вздохнула я. – И во дворце все уже знают, что Терк – мой.

– Нет, тут ты неправа. Во–первых, я много о тебе знаю, в том числе и про пряди, а потому мне легче провести эту параллель. А ведь во дворце ты свой необычный цвет скрывала?

– Да. Прическу делала одна и та же девушка, из проверенных. Мама так решила, – пояснил Рэй.

– Тогда вряд ли кто еще понял, – улыбнулась леди Лариона.

– А во–вторых? – спросила я.

– Во–вторых, он слишком мягкий, и шерстка и по характеру, а такие саахи обычно у девушек. Ты его, наверное, купаешь часто?

– Раз в несколько дней, он очень любит мыться, – я улыбнулась.

– Да, это так, – ответила мама Кати, – но девочка моя, у парней саахи всегда гладкие.

– Верно, – воскликнул Рэй, – я даже не подумал об этом. Рон, ты как часто своего моешь?

– Как запачкается, ну или сам попросит, – пожал плечами старший принц, – но точно не каждый день. Да и не расчесываю. Сам же может языком причесаться.

Рон своего сааха Сифа не стал брать на прогулку, очень уж зверь приметный.

– Вот! – подняла палец вверх мама Кати, – О том и речь. Женщины больше внимания уделяют внешности, как своей, так и партнеров.

– Н–да, промах, – кивнул Рэй. – Может, что еще?

– Я подумаю. А пока, ребятки, идите, погуляйте, а я на Айтлин несколько красок испробую. Они очень неприятно пахнут, так что лучше подождать за дверью.

***

Через час удалось подобрать подходящий состав, который позволил закрасить синие пряди. укрепив краску специальными заклинаниями, учитывая, что магов–друзей тут имеется достаточно, то думается мне, я до старости прохожу с такими прядями, закрашивая вновь появившиеся. А учитывая, что жить мне теперь долго…

– Спасибо! – я благодарно посмотрела на леди Лариону, рассматривая отражение в зеркале.

– Не благодари, – отмахнулась та, – вы же друзья моей дочери, значит – члены семьи. И заботитесь о ней. Я ведь прекрасно знаю ее характер.

Женщина вздохнула.

– О чем вы? Она отличная девушка! – непонимающе посмотрела я на женщину.

– Ну конечно, а ее любвеобильность, думаешь, не вижу, что она вновь о ком–то мечтает. И так с самого детства. Даже и не знаю, как ей помочь. Кати всегда смотрит лишь на недоступных мужчин. Я бы не стала с тобой об этом говорить, но ты единственная, кому она доверяет сейчас, из девушек, и, я надеюсь, сможешь за ней присмотреть… Знаешь, кто был ее первой любовью?

Я помотала головой, а женщина, вздохнув поглубже, произнесла:

– Император!

– Эээ?

– Да–да, мы как раз посещали ежегодный бал, и взяли ее с собой. Она потом год в подушку ревела, мечтая о великолепном мужчине. И ведь не волновало ее, что младший сын старше ее почти на тридцать лет!

– Да уж, – выдохнула я, хотя это в духе Кати.

– Ей тогда было двенадцать, – хихикнула женщина, – после запросы немного снижались, но все равно никак не дойдет до достойного кандидата.

– Но Кати еще молода, все наладится, я надеюсь, – пробормотала я, пугаясь заранее предстоящих пяти лет учебы.

– Очень странно, что она Рэйлиона обошла стороной, – покачала головой леди Лариона, и к Ронириону, вижу, что у нее нет чувств. Кто на этот раз?

Я молчала, все же не думаю, что стоит выдавать подругу.

– Гердберг? – резко спросила вдруг женщина, а я подпрыгнула от неожиданности. – Значит да.

– Эээ… – промямлила я.

– Девочка моя, ты совершенно не умеешь врать. Да к тому же я чего–то подобного и ожидала. После императора–то. Когда мы последний раз видели принцев, дочь была безумно влюблена в одного приезжего мага, друга отца. Тот как раз гостил у нас несколько дней. Очень надменный мужчина, как и все человеческие маги.



Ирина Зимина

Отредактировано: 29.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться