Айтлин. Сделать выбор

Размер шрифта: - +

Глава 4

– Ну что, готовы? – улыбнулся лорд Диарон. – Тогда вперед!

Послушно, один за другим, мы шагнули в портал, отправляясь проходить летнюю практику в том же составе, но на другой заставе и теперь под руководством Рона, а не магистра Триона.

– Ты как? – взглянула на друга, едва мы встали парами и направились вслед за кураторами в дом, где нам предстоит жить все лето.

– Настойка Тора помогает, – улыбнулся Рэй, – думаю, проблем быть не должно.

Я кивнула. Весь учебный год у друга часто менялось настроение: он то выходил из себя, вступая в перепалку с преподавателями, то был молчалив и задумчив. Но в последние месяцы наступил полный кошмар, и, в первую очередь, для меня – Рэю стали сниться живые сны. Сам он не беспокоился – у драконов существуют специальные настойки, не позволяющие лишиться невинности, например, во сне. Оказывается, у парней такое бывает…

Проблема оказалась именно во мне. Когда первый раз во сне я начала страстно целоваться с девушкой – проснулась с воплями и в холодном поту. Терк даже с кровати упал от неожиданности. После того случая я практически поселилась в библиотеке, но усилила ментальный блок, который все же удалось изучить и освоить, и стала им активно пользоваться. Хорошо, что ректор Рантилиор лично меня обучал и тренировал, пришлось ему рассказать. Отец Рэя посоветовал и сказал, что ему можно доверять и лучшего учителя мне не найти. Он хоть не ментальный маг, но очень много о них читал. А вот обучал впервые. Так что за этот год я неплохо научилась управлять своей магией, которая, к слову, за год стала сильнее. Теперь я без проблем могла отсекать посторонние чувства или, напротив, узнавать о них. Но вот с напарником проблемы бывали еще не раз, из–за усиливающейся связи.

Эмоции Рэя слишком непривычны для меня, они порой выбивали из колеи. В последние недели сны вновь вернулись, и Тору пришлось с магистром Мастом усиливать драконье зелье. Теперь друг спал как убитый, и меня это безмерно радовало. Но появился побочный эффект – парень стал слегка заторможенным.

Потому вчера отправились к лорду Рантилиору, у него опыта все–таки больше, чем у нас. Он пояснил, что сонное состояние может указывать на то, что у Рэя просыпается третья стихия. Поэтому и драконья сущность, и человеческий организм Рэя перестраиваются, а зелье тут ни при чем. А еще сказал, что за месяц до оборота дракон вообще затихнет – прекратится повышенная возбудимость, и напарник вернется в прежнее состояние. Дожить бы. А то сил у меня на этот блок тратится много, и к вечеру я буквально падаю без сил. Но и без него не смогу.

Еще в этом году произошло радостное событие – лорд Диарон и Аглайя обручились, а после практики поженятся. Свадьбу вызвались организовать леди Лариона и императрица, как сестра не отнекивалась. Но куда там, женщины просто в восторге от нового дела, и активно сейчас организовывают столь значимое в жизни каждой девушки мероприятие. Леди Лариона на месте готовит платье, а уже леди Лианэль планирует небольшой вечер.

После той прогулки Диарон, он сказал называть его без лорда, мы же скоро станем вроде как родственниками, совершил одну глупость. За что и платил полгода. Тем вечером, проводив Аглайю до комнаты, он мало того, что поцеловал сестру без спроса, но еще и …проявил повышенное внимание, как уклончиво пояснила Аглайя. Мы с Рэем догадались, о чем сестра говорила, потому не стали переспрашивать.

Это уже потом он нам пояснил, что дракон взбунтовался, и от радости что нашел, наконец, свою половину, решил немедленно обладать парой. Но Аглайя–то не знала и потому и испугалась, и растерялась. Вытолкав возбужденного дракона за дверь, заперлась на засов, подперла дверь столом, откуда только силы взяла?

Ох и раскаивался Диарон после, вымаливал прощение, дарил подарки. Но Аглайя не сдавалась. И не потому, что настолько упряма, вовсе нет. Тут все дело в ее прошлом. Пожив немного в новом для нее мире девушка поняла, что никогда не вернется к прошлому. А прошлое у нее ассоциировалось с несчастливым браком. Но Диарон был сдержан, терпелив, в меру настойчив, и смог растопить сердце Аглайи и завоевать ее доверие. Уже к перелому зимы они стали встречаться.

***

Еще значимым событием в этом году стал первый поцелуй с Роном. Весь этот год мы гуляли в парке, ходили в рестораны, но я так и не прониклась к нему чувствами. Он очень хороший и милый, отлично умеет себя вести с девушками, но… Не умею я любить, и даже не уверена, что хочу испытать это чувство.

И мы приехали на зимние каникулы во дворец, где проходил шикарный бал в честь праздников. Все веселились, смеялись, кружились в танце. И когда ровно в двенадцать прозвучал бой настенных часов, Рон меня поцеловал. Специально увел в нишу, от глаз подальше. Я, конечно, знала об этих странных традициях: целоваться, чокаться бокалами и поздравлять друг друга, но совсем была не готова к подобному, а потому быстро отстранилась, едва поняла намерения дракона.

– Айтлин, пожалуйста, всего один поцелуй, – попросил меня тогда Рон, проникновенно глядя в глаза. И я сдалась и кивнула.

Рон нежно, словно боясь спугнуть, прикоснулся к моим губам. Это оказалось неожиданно приятно, и немного необычно, особенно когда Рон, обняв крепко, стал поглаживать спину. В теле появилась слабость и… желание. Не мое. Его. Я отстранилась и грустно вздохнула, видя ожидание в глазах мужчины.

– Прости.

Я опустила глаза и ждала, что он уйдет… прекратит общение со мной. Сама не понимая, хочу ли этого.

– Айтлин, – Рон приподнял мой подбородок и заглянул в глаза, – в этом нет ничего нового для меня. Я вижу, что у тебя закрыты эмоции и успел привыкнуть к этому. А еще – уверен, что скоро ты станешь меняться. Твоя драконица пока себя не проявляет, но все равно начнет, какой бы Коринд не поставил блок. Я все еще жду.



Ирина Зимина

Отредактировано: 29.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться