Айя

Пролог

 

  Я никогда не сомневалась, что любовь есть. Она живет в каждом из нас, даже тогда, когда кажется, что наш мир разрушен. Да, он разрушен. Но с той надеждой, живущей в наших сердцах, мы сможем все и даже больше. Вспомните последний раз, когда вам было плохо. Возможно, у вас и сейчас депрессия, но я говорю о том, что уже прошло. Так вот, вы же пережили тот раз. Кто вам помог? Кто вытащил вас из пучины грустных и отчаянных мыслей? Кто же? Никто. Это были вы.

 Я всегда спасала себя сама. Каждый раз, когда мое сердце вырывали, топтали, а после выбрасывали как ненужный мусор. Каждый раз, когда причиняли такую боль, что и хуже представить нельзя. Каждый раз, когда предавали, бросали обидные слова в спину или говорили в глаза. Да, я сама спасала себя от очередной депрессии. Собирала себя и свое бедное сердце по кусочкам. А потом кто-то приходил и позволял себе разбить его снова.

 Я делаю шаг, второй…и стою прямо на краю крыши, готовая в любой момент сорваться вниз. В этот раз спасти себя я не смогла. Слишком больно. Слишком неожиданно и фальшиво . Слишком много лжи и так мало времени. Мы были вместе так чертовски мало времени.

- Айлин, стой! – я обернулась. У выхода на крышу стоял он. Тот, кто позволил себе разбить мое сердце, при этом уничтожив меня. – Давай поговорим. Я все тебе объясню!

- Что ты хочешь мне объяснить? – почти шепотом ответила я. Мне ведь и так все было ясно. Зачем же мучить меня еще сильнее? – Уходи, Джеймс.

- Нет, пожалуйста! Только не прыгай, - он посмотрел вниз. Стоя не слишком далеко от меня, Джей мог видеть город, лежащий внизу. - Я хочу все объяснить!

- Что? Что объяснить?! – я стояла не шелохнувшись. Мне очень хотелось заплакать, но я должна быть сильной. Да, я немного странная. Хочу прыгнуть с крыши и при этом боюсь заплакать. Просто он не должен видеть мои слезы. Я не дам ему увидеть, как мне больно. Не хочу, чтобы он понял, как сильно я люблю его и хочу кинуться в объятия, которые он раскрыл. Слишком невыполнимая задача – простить его. Не знаю как другие, но лично я такого простить просто не могу.

- Что я люблю тебя… - в его голосе было столько отчаяния и нежности, сколько непонимания и растерянности.

- Хватит мне врать. Если ты меня любишь, почему вспомнил об этом именно сейчас? Боишься, что подумают будто, ты убил меня? Столкнул с крыши двадцатиэтажки, - я посмотрела в его глаза. Раскуси-и-ила. Ну, конечно, он не мог позволить этому случиться. Он ведь так дорожит своим репертуаром, чтоб его. – Ух, я прямо-таки представляю заголовки новостей и журналов «Джеймс Лоусон убил свою невесту», «Джеймс Лоусон столкнул Айлин Фриман – свою невесту – с крыши», «Наш милый мальчик не такой уж и милый?», «Случайность или Джеймс Лоусон все подстроил?»

- Айя, - он остановил череду моих идей. Айей он называл меня редко. Обычно это происходило, когда случай был особенный. Будь то мое день рождение, Рождество или какой другой праздник. А просто так он меня никогда не называл Айей. – Послушай, давай спокойно поговорим, спустимся вниз, выпьем кофе…

- Нет, я не хочу тебя видеть, Джей. Оставь меня.

- Но…

- Никаких «но», Джеймс!

- Мы все равно можем быть вместе, - я не слышала, что он говорил. Я просто падала, сделав шаг вперед. Мне хотелось только одного. Перестать чувствовать эту боль, съедающую меня изнутри. 



Ольга Разумовская

Отредактировано: 14.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться