Академия альфачей, или всем лечь на лопатки!

Глава 21. Пудинг и навыки

 

   Мне несказанно везет. Вокруг никого.

Может, сейчас учебное время?

Предполагаю, что уже перевалило за полдень. Интересная разница во времени с моим миром. И, кстати, я-то сейчас вообще где? Другая планета? Галактика?

А дополнительное разрешение на пребывание не требуется? Хотя за безвизовый режим я ЗА всеми конечностями. 

В общем, прихожу к выводу, что все местные хорошие мальчики сейчас усердно учатся. Но с чего тогда клыкастый Нико без дела шлялся да еще и в фонтане купался? Прогуливал? Типичный плохой мальчик.

Решаю все-таки не задумываться о лишнем и припускаю вперед еще быстрее. Малява меланхолично булькает у меня подмышкой. Радик не отстает.

Преодолеваю несколько пустынных дорожек, выложенных плитками, прорываюсь сквозь свисающие с каменной арки вьющиеся стебли с мелкими белыми цветами и вылетаю на просторный зеленый газон.

Ни стен, ни колючей проволоки.

Стоит помнить, что это не тюрьма, а образовательное учреждение.

Но это их «не выпустим, не выпустим» слишком уж подозрительно…

Я свободный человек, вовсе не отдаленно знающий о своих правах. Так что не представляю, как у них получится меня удержать?

Меткой? Ну, не зна-а-а-аю.

Ректор, безусловно, мужчина солидный и видный и умеет говорить складно. И даже доверие вызывает.

Но доверять-доверяй, а потом все равно обязательно проверяй, а еще правильно лови момент, когда надо рвать когти. И вообще заранее выбирай место для спонтанной эмиграции. На всякий пожарный.  

Притормаживаю на вершине холма. Сзади все утопает в зелени и цветах, над которыми возвышаются шпили академических построек. С этого места не могу оценить масштабы, на которые претендует академия истинных альф, но уверена территорию она заняла не маленькую.

Передо мной поверхность идет под уклон, и еще несколько сотен метров занимает лужайка с аккуратно подстриженной сочной травой. На солнце все оттенки зелени так и слепят глаза.

Вдалеке бликует поверхность большого водоема. Еще дальше растянулась полоса леса.

Думаю, мне туда. Партизанить в лесной глуши. Короче, спрятаться и обдумать, как быть дальше. Может, еще придется возвращаться в то здание с залом прибытия, куда меня и затащили из моей чудесной квартирки.

По траве в тапках бежать ‒ тот еще труд. Скидываю обувку, хватаю ее свободной рукой и мчусь с горки на всех парах. Босиком (плюс носок ‒ в общем, почти босиком) по мягкой траве бежать вполне приятно. Только вот прохладный воздух то и дело пощипывает обнаженную кожу ног. Остальное тело в тепле. Блейзер Люкоса служит мне неплохой грелкой.

Есть опасения, что меня найдут по запаху. Уж очень тут любят обнюхивать. А, впрочем, буду надеяться на лучшее!

Ориентиром выбираю краешек блестящей поверхности озера. Обогну его и затем устремлюсь к лесу вдали.

Выскакиваю на береговую линию, ‒ тоже покрытую зеленью и цветами, ‒ и непроизвольно увеличиваю скорость, собираясь рвануть по прямой вдоль кромки воды.

И вдруг во что врезаюсь. Преграда мягкая, будто поверхность пудинга. Тело с набранной скоростью продвигается вперед еще чуть-чуть, но уже ощущаю ненавязчивое давление, словно нечто тонкое и мягкое натягивается, деформируется, в мгновение ока подстраивается под мой силуэт со всех сторон. Перед глазами воздух начинает искриться, а на невидимой поверхности проявляются светящиеся ехидно ухмыляющиеся рожицы.

Секунда неподвижного состояния, а мгновение спустя меня пружинит назад, как от гигантского батута. Лечу спиной вперед по ровной дуге. Не такой красивой, какую выдал проректор Зофу в своем последнем порхании. Но и от названного аса тоже не отстаю.

Надо бы повизжать, но я слишком занята расчетами. Требуется прямо в полете рассчитать и выпустить из рук Маляву так, чтобы он падал лапами вниз и теоретически смог бы приземлиться без ущерба для себя. Он ‒ не кот, поэтому не уверена, что мой зверек сумеет оказаться сразу на четырех лапах из любого положения полета ‒ даже падая кувырком.

Занятая заботами о Маляве я пропускаю момент, когда теряю тапки, момент, когда надо пугаться, бояться за свою жизнь и опасаться болезненного приземления, а также момент непосредственного завершения полета.

Просто вдруг понимаю, что мир вокруг больше не кажется одной смазанной полосой. Четко осознаю, что песика со мной уже нет. А еще, что положение моего тела в пространстве ‒ горизонтальное. Вот только твердой поверхности или мягкой травы, на которую я, предположительно, и должна была упасть, подо мной нет.

Задумчиво пялюсь в голубое небо. И аккуратненько завожу левую руку за спину. Так и есть. Подо мной пустота. Я зависаю в воздухе.

Поворачиваю голову и смотрю вниз. До мягкого покрывала из травы меня отделяет небольшое расстояние, которое при худшем раскладе все же может грозить мне болезненным падением и чувствительным ударом о землю.

Прислушиваюсь к ощущениям тела. Шок прошел, и теперь я чувствую на себе посторонние предметы. На пояснице и у затылка.



Аркадия Ночка

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться