Академия драконов. Золотая пыль

Глава 5

Слёз не было, к тому же я не считала нужным показывать чувства при Велизии. Она хоть и была гораздо ближе, чем простая горничная, но держать эмоции в узде меня приучали с детства, и это сказалось.

Женщине вообще надо больше помалкивать и держать голову склонённой. Так говорили в Саклене и близлежащих округах. Так учили дочерей матери, и неважно, высокородная была это семья или незнатная.

Так что Велизия, увидев мой новый облик, лишь покачала головой и тихо ахнула. А потом, взяв себя в руки и вспомнив, что должна сказать что-то в утешение, робко произнесла:

— Не расстраивайтесь, моя госпожа. Они быстро отрастут. Говорят, есть артефакт, который растит волосы до середины спины за одну луну.

— Раз обрезали — значит, такие порядки, — поджав губы, ответила я, давая понять, что не хочу больше подобных разговоров.

И вспомнила о Флоринде Лефевр. Раз даже её не пощадили, следовательно, закон един для всех, кто приехал сюда с меткой дракона. Господин Мур упомянул, что в последнее десятилетие новых дракониц почти не выявляли.

— Который час? — спросила я, вскакивая с кресла.

Горе горем, а ведь без пятнадцати пять меня ждут в Третьем секторе сада. Как там говорил куратор: карта на столе?

—  До встречи с господином Муром четверть часа, — испуганно пролепетала Велизия, открыв крышку моих часов, которые я забыла в дорожном платье.

— Быстрее помоги надеть платье!

Приказ горничная исполнила без лишних слов. Проворные пальцы Велизии мигом справились со всеми крючками  и застёжками, коими изобиловала униформа Академии. К счастью, большинство из них служили для красоты и в  напоминание о высоком статусе адептки. Да и вшитый корсет не так сильно сдавливал грудь, позволяя дышать и чувствовать себя свободнее, чем в домашней одежде в Саклене.

Времени крутиться перед зеркалом особо не было, но я не могла не отметить, что тёмно-синий цвет платья мне очень к лицу, да и сама роба села точно по фигуре.

Схватив со стола карту, я махнула рукой Велизии и исчезла за дверью.

В коридоре было по-прежнему пусто. Тем лучше, новые знакомства сейчас не к месту.

По пути углубившись в карту, представляющую собой  тонкую книжицу, пахнущую свежей типографской краской. Стоило развернуть её —  и в руках оказалась целая скатерть, на которой была довольно крупно нанесена схема сада. Вернее, это не сада, а лабиринта, в котором можно потеряться и без посторонней помощи не найтись даже через год.

«Третья секция», — прочла я в верхнем правом углу. Как назло, она находилась ближе к воротам. Придётся передвигаться чуть ли не бегом! Почему-то я была уверена, что господин Мур спустит с меня три шкуры за опоздание.

«Вряд ли здесь применяются телесные наказания», — успокаивала себя я, по пути сверяясь с картой.

В схемах я ориентировалась неплохо. Когда отец понял, что сына у него не будет, он стал поощрять стремление к его работе. Пока мне не исполнилось четырнадцать, и мать не напомнила ему о том, что юной госпоже из знатного, но небогатого рода лучше уделить внимание более женским занятиям. Ведь никто из лордов не ищет себе жену, способную исполнять функции секретаря!

— Вы заблудились, — насмешливый мужской голос вывел меня из задумчивости.

По тону было понятно, что незнакомец, стоявший как раз на выходе из Второй секции сада, посвящённой Крылатой Богине, знает это наверняка и потешается надо мной.

— Простите, господин, мы незнакомы, — ответила я как можно любезнее, сделав книксен, но посмотрела в тёмные глаза собеседника довольно дерзко. Чтобы он не думал, что меня легко смутить.

Судя по внешнему виду, это явно такой же адепт, как и я. Разве что немного обтесавшийся и уже поверхностно знакомый с местными порядками, поэтому считавший себя вправе подтрунивать над новичками. Особенно женского пола.

— Вы правы, госпожа. Меня зовут Бертольд Вильямсон, к вашим услугам, — высокий незнакомец слегка склонил голову в знак почтения, но на его чувственных губах играла всё та же насмешливая улыбка. — Друзья зовут меня Берт. Я адепт второго года обучения. И теперь, когда я весь раскрылся перед вами, вы просто не можете не сказать мне своего прекрасного имени.

Он обошёл меня кругом, будто ягуар из южных лесов, присматривающийся к добыче и считающий её не слишком хлопотной. Я не привыкла к такому неприкрытому интересу, поэтому всё время оборачивалась, стараясь встать к мужчине лицом.

Он был довольно привлекателен, хотя прихрамывал на левую ногу. А ещё я заметила печатку с узором на безымянном пальце левой руки.

— Это символ того, что в моём роду драконы рождаются в каждом поколении, — произнёс он с такой гордостью, которой позавидовал бы мой Генри, всегда ценивший чистоту крови. — Здесь у многих такие. Но не у всех.

— Меня зовут Иоланта Астрос, господин Вильямсон, — ответила я, снова присев в книксене. — Я только сегодня переступила порог Академии и, кажется, уже опаздываю.

— Куратор вас накажет, Иоланта. У вас действительно прекрасное имя,  — Бернард подошёл так близко, что это стало неприличным и неприемлемым даже для меня, которая считала многие правила этикета излишне строгими. И про наказание коротко стриженый адепт говорил с явным удовольствием, будто следить за его исполнением поручат лично ему.



Инесса Иванова

Отредактировано: 05.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться