Академия драконов. Золотая пыль

Глава 9

Дни летели стремительно, как и листья с деревьев. Осень уже вовсю вступала в свои права, и спустя пару дней после моего первого занятия некогда прекрасный зелёный сад при Академии драконов в одно мгновение  стал выглядеть словно побитая молью шкурка пушистого зверька.

Деревья теряли листья, а я — надежду.

Несмотря на первые успехи на занятиях, мне с каждым днём становилось всё труднее. Моих магических сил было явно недостаточно, чтобы успешно справляться с заданиями преподавателей.

Декан Моррисон ревностно отслеживала успехи и неудачи вверенных ей девушек-адептов. На занятиях она не раз говорила, что, вполне вероятно, первое испытание окажется непосильным для каждой из нас, и в результате Академия лишится возможности выпустить в мир новую драконицу.

— Так было однажды при моей памяти, — добавляла она своим вечно простуженным, но мелодичным голосом. — И я считаю, что лучше так, чем воспитать слабых, не понимающих своей исключительности и налагаемой за это огромной ответственности учениц.

Все мы понимали, о чём говорит декан: драконица, закончившая Академию, станет той, кому позволено выбирать свою судьбу. Пожертвовать ли возможностью создать полноценную семью, родить сильных и крепких драконов, которые наверняка принесут пользу империи и займут полагающее им высокое место в Совете императора и в обществе, или посвятить жизнь этому самому обществу. Разумеется, с достойной наградой и пользуясь уважением даже самых заядлых патриархов, считающих слабый пол неполноценными людьми.

И первое испытание, которое и должно было отсеять непригодных к высокой роли, неотвратимо  приближалось. До него осталось не более двух дней, когда я получила письмо из дома.

— Что случилось? — ахнула Велизия, увидев выражение моего лица после прочтения. — Дурные вести?

— Нет-нет, — поспешила я успокоить служанку, у которой в Саклене осталась хоть дальняя, но родня.

Я сидела в кресле у окна и смотрела на развёрнутый листок бумаги. Письмо написал отец, не позволив матушке даже черкануть пару строчек внизу. Значит, он был крайне огорчён и обозлён.

Тон послания был таким жёстким, что я даже с лёгкостью представила лицо отца и то, как, написав предложение, он вскакивал и мерил шагами кабинет, обдумывая следующий абзац.

А матушка время от времени подходила к запертой двери и прислушивалась к тому, что за ней происходит.

Конечно, мама сама не одобряла всей этой затеи с Академией драконов, но гнев отца страшил её не меньше моего.

«Надеюсь, ты не тешишь себя иллюзией, что сможешь остаться в округе Гриам, позабыв обо всех тех благах, которые тебе принесла семья. Достаточно одной метки, чтобы выбрать хорошую партию в Саклене. Тот же лорд Генри Одинсон готов повторить своё предложение руки и сердца.

Возвращайся как можно скорее и выбирай кого угодно среди местной знати, не забывая, что на тебе лежит огромная ответственность за судьбы младших незамужних сестёр. Ты достаточно умна и взросла, чтобы обдумать всё здраво.

Сейчас я говорю с тобой не как с дочерью, обязанной подчиниться воли родителя, но как с почти равной по уму и силе характера. К счастью, ты обделена той женской красотой и очарованием, что кружит иным девицам головы, заставляя их думать о себе как о самом лакомом призе для неженатых лордов столицы.

Таким образом, Иоланта, ты не можешь не признать моей правоты: столичного жениха тебе не сыскать, окажись ты хоть дважды драконицей. Поэтому не медли и прикажи своей впечатлительной горничной немедленно собирать вещи.

С руководством Академии я всё улажу сам. К тому времени, как ты будешь держать это письмо, соответствующие бумаги уже поступят к ректору и декану сего учебного заведения, которое я безмерно уважаю.

Понадобится и твоя добрая воля, в наличии которой я ни капли не сомневаюсь. Раньше ты никогда не подводила меня, надеюсь, так будет и впредь.

P.S. Твоя матушка передаёт тебе привет и выражает надежду, что вскоре сможет прижать к груди настырную дочь, которая решила, что пропажа нескольких книг с полуграмотными заклятиями и зельями пройдёт для меня незамеченной».

— Отец настаивает, чтобы я отказалась от учёбы и вернулась домой, — произнесла я, прижимая ладонь ко лбу, у центра которого зарождалась тупая ноющая боль.

— А так можно, госпожа? — удивление Велизии было столь искренним, а тон, полным заботы и тревоги, что я поспешила разъяснить некоторые нюансы, знать которые горничная не могла.

— До первого испытания — да, — прошептал я, отвернувшись от света. Боль нарастала, и я чувствовала, что ещё немного, — и придётся прибегнуть к помощи местного лекаря. Изготовить целительный порошок, помогающий быстро и безопасно, под силу только им.

Расстроенная Велизия, видя моё состояние, тут же уложила болящую в постель и побежала на кухню за целебным отваром. Конечно, это не замена порошку, но обращаться к лекарям накануне первого испытания не хотелось.

Вдруг кто подумает, что я слаба здоровьем, и таким не место в Академии. Уезжать так скоро совсем не хотелось. Да, я предаю семью, это так, но после того как я окунулась в магическую науку, жизнь в провинциальном Саклене с его заботами и мелочными проблемами казалась мне пустой и пошлой.

Как и сам Генри, по которому ещё два месяца назад я сходила с ума и была готова молить на коленях об отмене его помолвки с новой богатой претенденткой. Я даже стала забывать выражение его лица.



Инесса Иванова

Отредактировано: 05.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться