Академия драконов. Золотая пыль

Глава 15

Долго раздумывать я не стала, тем более что других вариантов не было. Наклонившись, ухватилась за рукоятку и потянула нож на себя.

На удивление оружие поддалось без сопротивления, будто лезвие было воткнуто не в твёрдую землю, а в подтопленное масло.

Рукоятка постепенно теплела в моих руках, пока лезвие с золотистым напылением, сверкавшим так ярко, что стало больно глазам, не оказалось полностью свободно.

Не в силах отвести взгляда от чудодейственного кинжала, я на мгновение позабыла о том, кто я и где нахожусь. А когда подняла глаза на трибуны, вовсе не увидела их. Только тогда поняла, что сама же прошептала заклинания, отделяющие меня туманной завесой от остального мира.

Я находилась в Империи, в округе Гриам, в самом закрытом учебном заведении страны, и в то же время нигде. Обряд Превращения начался.

Нам много раз говорили, что надо делать, как себя вести, но не рассказали ничего о том, что будет дальше. Я окружила себя облаком, чтобы стать невидимой для остальных, почувствовал, как тает на теле последняя одежда, оставив меня на таком виде, в каком я пришла в этот мир.

Много раз представляя себе этот миг, я чувствовала, как щёки мои окрашивались багрянцем. Полностью раздетой я бывала только в ванной, и то недолго: купание происходило в тонкой сорочке, которую снимала с меня Велизия, чтобы тут же надеть новую, свежую и сухую.

А что если сейчас я сделаю что-нибудь не так, и туман рассеется?

Гранда Моррисон со смехом утверждала, что такого не будет. Да и как, мол, мы собираемся быть драконицами, если стыдимся своего естественного вида? Или мы считаем, что дракон, став летающим ящером, тоже рядится в какие-то тряпки?

Я так не считала, и всё же мне казалось, что случайности вполне возможны. Особенно если они произойдут со мной.

Но ничего страшного не было. Я по-прежнему оставалась скрытой плотным густым туманом, который, казалось, проник в голову и лишил меня способности ясно мыслить.

Вздохнув, я посмотрела на небо, но оно молчало, и опустила взгляд на стылую землю. Босые ноги начинали леденеть, осень в этих широтах приходит гораздо раньше, чем в мой родной Саклен. Ещё чуть-чуть — и я замёрзну и сдамся. Тогда туман и рассеяться.

Только я помотала головой и сжала руки в кулаки, вытянувшись в струну, как заметила рисунок под ногами. Да, это был он: Глаз Дракона. Символ, что я не раз видела в гобеленах, развешанных по стенам башен и административного корпуса.

Пока нам не объясняли, что он означает. Я и Мидара думали, что ничего особенного, просто напоминание о том, что драконы всевидящи и вездесущи, что вся Империя держится на их могуществе и покоряется силе.

На занятиях мы и вовсе не касались символа, хотя преподаватель по Истории Империи как-то вскользь упомянул о нём, как и о том, что это программа более высокого уровня обучения.

А теперь он золотистой пыльцой подсвечивался под моими ступнями, я стояла аккурат в средине жёлтого зрачка, переминаясь с ноги на ногу, озябшие пальцы ног плотно, будто приклеенные, прижимались к земле, а рукоятка кинжала, зажатого в правой руке, бессильно опущенной вдоль тела, внезапно стала нестерпимо горячей. Я вскрикнула и хотела было отпустить его, но не тут-то было!

Рукоятка приклеилась к ладони. Рискуя получить серьёзный ожог, я отступила на шаг, и плохо соображая, что делаю, воткнула кинжал в зрачок Дракона.

Лезвие вошло в землю, и в следующее мгновение, шепча заклинание перерождения, которое заучила наизусть, я почувствовала, как задрожал кинжал, словно захотел выскользнуть из потных ладоней.

Я больше не ощущала ни холода, ни промозглости осеннего утра, только дрожь чёрной рукоятки, как живое существо, сердце, пульсирующее в глубине тела, но всё же разносящее набатное эхо до самых отдалённых частей своего вместилища.

Ухватившись за рукоять двумя руками, я поняла: пора. Это знание пришло из ниоткуда, я просто знала, что время пришло, и стоит упустить момент, как другого случая не представится.

Отпустив рукоять кинжала, я распрямилась и, раскинув руки, словно покрытые золотой пыльцой, которой орошают  статуи, когда хотят, чтобы те сияли на ярком солнце и в тёмной ночи, прошептал слова, что звучали у меня в ушах, как напев неизвестной мне девы:

— Кровь дракона на мне, кровь дракона в моих жилах! Дай мне силу, драконова кровь, стань мне верным хранителем и сопроводителем! Пусть кожа станет чешуёй, из нутра вырывается огонь, а под крыльями струится ветер! Да будет так, и снова, и навеки!

И всё смешалось. Небо дыхнуло на меня морозом, рассыпав на голову золотистые снежинки. Которые,  медленно кружа, касались кожи, превращаясь в белоснежный покров.

Их становилось всё больше, золотистый снег в причудливом танце, похожем на вальс, всё сыпал и сыпал так, что мне стало сложно дышать. Он превращался в град, грозившей сломать кости, и не было от него ни укрытия, ни возможности спрятаться. Весь мир превратился в белоснежный шар, и я была в его центре, беззащитная, избитая, чьё тело неведомые силы раздирали на части изнутри.

Я попыталась закричать, но изо рта не вырвалось ни звука. Только шипение и ледяной пар. В горле застыл колкий снег, превратившийся в острые льдинки. Казалось, я умираю, и одновременно рождаюсь.



Инесса Иванова

Отредактировано: 05.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться