Академия?! Другой мир?! Да, не хочу я! Книга первая.

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая.

  Я стояла у зеркала и видела себя тридцатилетней. Это в какой-то мере примиряло меня с этим миром. Через два года можно будет безболезненно вернуться в своё старое тело.                                       Я стояла у зеркала и мысленно благодарила Ала за подарок, который он невольно, но сделал: "Спасибо, Ал. Благодарю, Ал."                                                                                                                               Моё тридцатилетие пришлось на тяжёлые девяностые, во всех смыслах тяжёлые. И теперь у меня есть пусть и призрачная, но возможность прожить два года без страха.                                           Любоваться собой мне долго не дали, появились кошки с требованиями. Пришлось оторваться от зеркала и идти на кухню, устраивать представление себе и кошкам, пока они накормленные не отвалили от меня в спальню, где решили устроить себе сиесту. Но и я не дала им долго прохлаждаться. Где-то, примерно, через полчаса на кухне раздалось знакомое кошкам щебетанье. И появились они через пять минут, принюхиваясь и озираясь. Увидев порхающих у закрытого окна пташек, они обе замерли, впаялись в пол и медленно поползли на брюхе в сторону закрытого окна. Когда кошки одновременно прыгнули, я открыла окно, птички выпорхнули, то же самое, неожиданно для себя, сделали кошки, приземлившись на все четыре лапы за окном. Этот неожиданный полёт и приземление очень их удивили, что одновременно повернули головы в мою сторону. И столько удивления было на их мордах, что мне стоило больших усилий не засмеяться, чтобы они не обиделись.                                                                                                                                                               Услышав снова птичий щебет, они насторожились. Я ещё не знала возможностей своей магии, поэтому пока сосредоточилась на Машке. Её птичка порхала и чирикала где-то на уровне верхнего оконного косяка. И тут я увидела то, чего ради  всё затевалось.                                                                      Машка лежала на земле, сжавшись в комочек, только хвост подрагивал, показывая, что кошка внимательно следит за птичкой. Наконец, удостоверившись, что птичка готова, чтобы её поймать, кошка, расжавшись как пружина, с места прыгнула метра на два и сшибла птичку лапой. Потом села, придерживая птичку, и с удовлетворением посмотрела сначала на меня, потом на Муську, которая с интересом наблюдала за ней, забыв про свою. Увидев, что у Машки все хорошо, она вспомнила про свою, которая меховым шариком тихонько катилась по земле, изредка подскакивая, как настоящая птица. Муська, как заправская охотница, прижалась к земле, следя за птичкой, потом решила, что расстояния для прыжка хватит, прыгнула на птичку и попыталась её "задушить". Почувствовав, что птичка не пищит и не дёргается, она стала играть с ней как с полумертвой мышкой.                                      Я так увлеклась игрой кошек, что не слышала, что в домик вошли, и вздрогнула, когда за спиной раздался голос Рыжика.                                                                                                                                          " Прости, Люба. Я стучал. Мы можем поговорить, но только не в доме."                                                    Я удивлённо посмотрела на него, что же произошло в его жизни, что ему понадобился совет женщины. Я загнала кошек в дом, закрыла окно, и мы вышли из дома.                                                                            Шли мы долго, молча, и пришли в какой-то тенистый уголок. Оглядевшись и узрев небольшую ажурную беседку, я направилась к ней. Рыжик всё ещё молчал.                                                                          "Какое райское местечко. Рыжик, ты разрешить приходить сюда изредка? А про это место, кроме тебя , кто-нибудь знает? Я имею в виду учеников и преподавателей."                                                              Рыжик улыбнулся: "Приходи. Про это место никто не знает. Но, я хочу поговорить не об этом. Я завтра уезжаю к северной границе. Отправляюсь с дипломатической миссией. Не знаю, что из этого получится. Это мой первый политический опыт. Опять я не о том."                                                           Потом глубоко вздохнул и, резко выдохнув, задал вопрос, от которого я лишилась голоса: "Ты выйдешь за моего отца?"                                                                                                                                      Молчала я долго, во-первых, потому что чувствовала, что не могу и слова произнести. От неожиданности заперло горло. Во-вторых, резким "нет" я бы обидела Рыжика, пока что моего единственного друга в этом мире. Чёрт не в счёт.   Наконец в голове сверкнула мысль, и я начала её реализацию словами: "Рыжик, у тебя есть девушка?"                                                                                       Он удивлённо: "А какое отношение твой вопрос имеет к моему?"                                                                    Я невозмутимо ответила: "Прямое. Ты слушай только внимательно и изредка отвечай на вопросы, если возникнут. Так " да " или "нет"?"                                                                                                                    Он смутился, отчаянно покраснел, тихо, но твёрдо произнёс: "Есть."                                                                  "Прекрасно. Она - простолюдинка или из обеспеченной семьи?"                                                       Рыжик спокойно: "Из обеспеченной."                                                                                                                    Он уже перестал смущаться, и я по глазам увидела, что ему самому стало интересно к чему приведёт этот разговор.                                                                                                                                                             " И, конечно, она - самая умная, самая красивая, самая любимая. Ну, вобщем, самая, самая,самая..."                                                                                                                                                        Рыжик улыбнулся, соглашаясь, и тут я его огорошила вопросом: "Рыжик, ты кто - по статусу, по титулу? Ведь, ты - не простой аристократ. Хотя, конечно, если ценят твою семью, то и на тебя часть ценности упадёт. И тебя могут отправить с дипломатической миссией."                                                          Я замолчала и выжидательно уставилась на него.



КАЛОМС

Отредактировано: 07.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться