Академия героев

Font size: - +

5 глава

В этот день больше не было тренировок. После тихого часа мы все пошли сдавать анализы в лабораторию. Простояв очередь в полтора часа, я выяснила, что могла даже не приходить: все анализы у меня взяли, пока я находилась в операционной. Злая на весь белый свет, я вернулась в свою комнату. Неужели нельзя было предупредить, чтобы мне не пришлось тратить время на бесполезное прозябание в коридоре под дверью медицинского кабинета?
Почему-то во всех поликлиниках и больницах все происходит именно так. Посылают в двадцать кабинетов, а потом оказывается, что ты вообще должен был пройти только одного врача. Иногда мне казалось, что поликлиники и больницы — это филиалы ада на Земле.
Времени до ужина у меня было еще много, и я решила лечь на кровати и поразмышлять. Пищи для размышлений было много. Куча вопросов, на которые нужно было найти ответы.
Почему мы все говорим на одном языке? Почему меня так ненавидят Агния, Прасковья и Овла? Почему Аким обо мне так печется? Одни только почему.
В дверь робко постучали, отвлекая меня от ответа на собственный вопрос об отношении Агнии.
— Да? — крикнула я, не собираясь вставать с кровати. В комнату проскользнула девушка.
— Мне сказали, что ты здесь, — тихо сказала она, оставаясь стоять у двери.
Ее голос показался мне до боли знакомым, вот только ее лицо я точно видела впервые. Я приняла вертикальное положение и свесила ноги с кровати.
— Присаживайся, — я указала рукой на свою кровать. — Не считай меня беспамятной, но ты не могла бы мне напомнить свое имя?
Из-за того, что я не помнила ее имени, мне было очень стыдно, потому что девушка точно знала, как зовут меня.
Пока она отвечала мне, я ее разглядывала. Девушка была невысокого роста, с русыми волосами стрижкой каре. Челка закрывала лоб, серые глаза смотрели на меня с неким недоверием, как будто она думала, что ее могут погнать из комнаты.
— Меня зовут Лика. Помнишь, ты помогла мне на задании? — девушка несмело взглянула на меня и смущенно улыбнулась. — Пришла, чтобы сказать тебе спасибо. Если бы не ты, то, думаю, там бы я и осталась.
Если бы не я, она бы туда и не попала.
— Не нужно меня благодарить, — я попыталась сказать это как можно с большей доброжелательностью, но получилось как-то грубовато. Зачем я так с ней, если у меня и так здесь очень мало друзей. Парень-телепат, Лазурит да принц-некромант, как я обозвала Глеба. Слишком уж мрачно он все время выглядел. — Прости. Сама не знаю, что говорю.
— День выдался сложным, да? — Лика понятливо кивнула и указала на синяк у меня на лице. Я кивнула, рефлекторно поднося руку к лицу и проверяя наличие синяка. Он должен был уже скоро сойти, но пока еще был виден.
— Да, было дело, — потирая щеку, которая уже не отзывалась болью, протянула я, вспоминая, как Василь хладнокровно бил меня по лицу.
В комнату зашли Саша и Глеб.
— Я просто ненавижу эти поликлиники и все, что с ними связано! — падая на кровать, взвыл Саша. — Оказывается, они у меня уже взяли, пока я лежал на операционном столе!
Я ухмыльнулась, хорошо, что я узнала об этом немного раньше.
Глеб бегло оглядел Лику оценивающим взглядом и одобрительно цокнул языком. Девушка покраснела, отчаянно смущаясь.
— О, познакомься с моей странной компанией, — широко улыбаясь, сказала я и тут же прикусила язык. — Это Саша и Глеб, они мои соседи по комнате.
— А почему странная компания? — удивленно посмотрела на меня Лика. Я так и знала, что на это словосочетание девушка обязательно обратит внимание.
— Ой, а как твоя нога? Совсем забыла спросить! — всплеснула я руками и постаралась изобразить заинтересованность.
— Был перелом, но кости срослись за ночь, — приятно удивленная, что я заговорила о ее проблемах, защебетала девушка.
— Я же говорил: магия! Раны затягиваются за пару часов, кости срастаются за ночь, — Саша игриво подмигнул Лике, та опять смущенно заулыбалась.
Не выдержав вечных смущений Лики, я схватила подушку и швырнула ее в Сашу, звонко смеясь.
— Не вгоняй девушку в краску своими подмигиваниями!
В ответ на это мне в лицо в тот же мгновение прилетела подушка парня. Наверное, у меня было смешное лицо в этот момент, потому что такого я не ожидала. Быстро совладав с собой, я недовольно фыркнула.
-Знаешь, обмен мне нравится. Твоя мягче, — подкладывая мою подушку под голову, протянул Александр и ехидно улыбнулся. Я знала, что сделал он это специально, чтобы позлить меня или покрасоваться перед Ликой.
— Эй! А ну верни! Я не разрешала тебе на ней лежать! — я спрыгнула с кровати и бросилась отнимать свою подушку. Это оказалось довольно не просто. Все же парень был существенно сильнее меня и, когда я уже сдалась и выпустила добычу из рук, он перекинул ее Глебу. Тот ловко поймал ее и положил себе за спину. Я быстро пересекла комнату и оказалась у Глеба.
— Отдай! — я просительно протянула руку. Мальчишка ухмыльнулся и пожал протянутую руку.
— Как на счет поцелуя? — парень смешно вытянул губы трубочкой, окончательно смущая меня.
— Да ну тебя! — отмахнулась я, вновь пытаясь отнять подушку, которая незамедлительно полетела к Лике. Девушка ловко подхватила подушку и стала ждать, когда я к ней подойду. А я не могла тут же к ней направиться: потеряв равновесие, я упала Глебу на кровать. Тут же попыталась встать с кровати, но Глеб схватил меня за руку и дернул назад. В этот раз я упала на парня. Оп! И я оказалась в цепких горячих руках Глеба. С хохотом выкрутившись, вновь кинулась к девушке отнимать подушку. Она тут же перекинула ее Глебу, тот в свою очередь кинул Саше. Так моя бедная подушка летала от одной кровати к другой, пока в комнату не вошел Ян. Подушка угодила Лазуриту прямо в лицо.
— Спасибо. Я очень благодарен за такой теплый прием, — безэмоциональным голосом проворчал Лазурит. Наверное, это был сарказм, но его голос настолько звучал нейтрально, что фразу можно было понять двояко. Я пришла к выводу, что это все-таки сарказм. Ян поднял подушку с пола и так же тихо поинтересовался. – Чья?
— Моя, — застыв посредине комнаты, прошептала я. Подушка полетела мне прямо в моську. Я удивилась, потому что даже не успела увидеть, как Ян замахнулся. Он действовал очень быстро, хотя по его виду и не скажешь. Мои представления об этом Лазурите менялись с каждым днем.
— Я пришел сообщить вам, что через полчаса ужин. А ты кто? — только заметив Лику, удивленно поднял брови Лазурит.
— Лика, — пискнула испуганно девушка и затравленно оглянулась.
— Ты разве здесь живешь? — Ян попытался вспомнить такую подопечную, но пришел к выводу, что она не его.
— Нет, — все так же тихо пробормотала Лика.
— Ну, тогда брысь отсюда, — фыркнул Лазурит и отошел в сторону, освобождая проход.
Лика уже поднялась с кровати, собираясь послушать Яна и выйти из комнаты, но я придержала ее за руку.
— Никуда она не пойдет, — негромко сказала я, хотя раньше взрослым никогда не грубила и старалась с ними не конфликтовать, но здесь все изменилось. Здесь я начала меняться. — Нет таких правил, запрещающих находиться в чужих комнатах.
Ян недовольно нахмурился, словно вспоминая все правила. Видимо, ничего похожего на данную ситуацию у него не нашлось, и Лазурит согласно пробурчал.
— Пусть остается, — мужчина вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.
Я плюхнулась на кровать и подложила под голову, отвоеванную наконец-то, подушку.
— И где Лика теперь сядет? — возмущенно поинтересовался Саша. — Развалилась тут. Эй, Лика, иди ко мне!
Парень подвинул ноги, освобождая место для девушки.
— У нас еще три кровати свободных, и ты уверен, что она сядет именно рядом с твоими ногами? — усмехнулась я. Лика отреагировала совершенно иначе.
— Наверное, я сама могу решить уходить мне или оставаться, и где сидеть, тоже выбирать мне, — я удивленно захлопала глазами. Это пока был первый раз, когда Лика выказала раздражение.
Девушка не успела выбрать себе место, как в комнату зашли Агния и Прасковья.
— О, а это кто? — пренебрежительным тоном, ни к кому конкретно не обращаясь, спросила Агния.
— Я Лика, — девушка доброжелательно улыбнулась, протягивая руку для рукопожатия, Агния и Прасковья это проигнорировали, и каждая буркнула свое имя. Лика опустила руку, стараясь скрыть неловкую ситуацию.
— Заглядывайте к нам в комнату, она тут рядом. Номер сорок три, — все еще стараясь быть дружелюбной, сказала Лика.
— Ага, обязательно, — бросила Агния, слова так и сочились сарказмом. Через несколько секунд девушка решила смягчить тон и поинтересовалась. — А мальчики с тобой в комнате живут?
— Да, — радостно ответила девушка, ощущая наконец-то интерес к себе.
— Тогда мы заглянем как-нибудь, — подмигнула Прасковья.
— Думаю, мне уже пора. А то скоро Ред придет, будет еще ругаться, — протянула Лика, но когда на нее недоуменно все посмотрели, добавила. — Это наш Лазурит. Так он просто замечательный, но как что не по его, можешь и медузу у себя в кровати обнаружить и зубы чем-то синим почистить…
— Шутник, значит, — усмехнулся Глеб.
— Нам как-то не очень смешно от его шуток, — девушка вышла за дверь.
Мы переглянулись. Лика казалась очень милой и спокойной, вот только, иногда, совсем на несколько секунд, маска словно падала, и девушка показывала свое настоящее «я».
***
Подходила к концу пятая неделя моего пребывания в Академии. В отношениях с ребятами почти ничего не изменилось. Только с Ликой мы стали больше общаться. Нас даже можно было назвать подругами, хотя иногда мне казалось, что мы ими не являемся. Лика оказалась скрытной и почти ничего не рассказывала. А разговаривать, кроме как о жизни в Академии и тренировках, было довольно скучно, и это быстро надоедало.
Продолжительность тренировок заметно увеличилась. Мы тренировались каждый день в новых залах. Преподаватели тоже были разными, и запомнился мне только Аристарх Никифорович, который был на первом занятии. Так получалось, что под его руководством я тренировалась больше раз, чем с другими Аспидами. И именно Кифирыча я не любила больше всего. Мне очень не нравилась методика его преподавания: требовать невозможного, доводить до изнеможения. Остальные физруки относились к нам как-то более лояльно. Они понимали, что перед ними дети, а не солдаты, беспрекословно выполняющие приказы.
На одной из тренировок Никифоровича мой организм не выдержал перегрузки, и я упала в обморок. Было это пару недель назад. Со мной тогда в группу попал Саша. Хотя, не только Саша. В тот раз вся наша комната оказалась в одном зале.
— Ну, же! Скорее! — громко прокричал Кифирыч и звонко хлопнул в ладоши, как будто кнутом ударил по полу. И мы, как испуганные кони, начали еще быстрее бежать по кругу. Каждый раз крик отдавался в голове, хлопок эхом разносился под потолком. Неподготовленная к таким высоким нагрузкам, я очень быстро уставала.
Каждый новый круг сопровождался то колющим боком, то стучащим уже в горле сердцем, то судорогой в ногах.
Я запуталась в собственных ногах и упала, больно ударившись руками и коленями. Была бы моя воля, так бы и осталась лежать на прорезиненном полу.
— Вставай, тряпка, или тебе не выбраться отсюда живой! — Аристарх вздернул меня на ноги и подтолкнул, приказывая бежать еще быстрее.
Кросс по спортивному залу. С каждым кругом нужно было увеличивать темп. Я не могла. Я задыхалась. Мне было плохо. Язык на ощупь казался наждачной бумагой, легкие горели, ног я вообще не чувствовала. В глазах чернело.
Я опять упала, распластавшись на полу. Попыталась откатиться в сторону, чтобы меня не затоптали бегущие, но сил не хватило. Раз — мне наступили на руку. Два — сильный удар по ноге. Три — пинок тяжелым ботинком по ребрам. Четыре — кто-то решил сократить путь и пробежаться по моей спине. Кости жалобно хрустнули, я застонала. Почему они не могут оббежать?
Я вновь услышала топот ног и приготовилась к очередному удару, но он не произошел. Два пальца приложили к вене на шее, проверяя пульс.
— Живая, — тихо выдохнул кто-то. Я застонала, пытаясь сказать, что еще и в сознании. — Встать можешь?
Я попыталась опереться на руку, но она лишь слаба дернулась.
— Ясно.
Какой-то парень, я не видела его лица и из-за шепота не могла разобрать голоса, перекинул мою руку себе на плечи, обхватил талию и помог встать. Когда он понял, что я не могу даже держаться на ногах, подхватил на руки. Уже третий раз я оказывалась на руках у парня, пора было бы уже стать более сильной и не казаться всем девочкой, которую нужно носить. От своей собственной слабости мне стало противно до горечи во рту. Девчонка, слабачка. Правильно говорил Аристарх — тряпка. Вот только я не могла сейчас даже шевельнуть ногой, не то, чтобы идти куда-то.
— Положи девчонку на место! Она должна встать сама! — раздался грозный крик Никифоровича. Он не признавал помощи и требовал от нас того же. Хотел, чтобы мы рассчитывали только на себя, только на свои силы.
— Да пошли вы со своими правилами! — выплюнул парень, по голосу которого я поняла, что это Саша, и зашагал куда-то, громко сопя. Его грудная клетка вздымалась и опускалась. Тепло рук я чувствовала даже через ткань костюма.
Как я не отключилась за то время, пока Саша куда-то меня нес, я не знаю, но мне удалось даже разобрать, как тот пинком открыл какую-то дверь.
— Молодой человек, что вы творите?! — взвизгнула женщина. По запаху я определила, что мы в медицинском кабинете. Так пахнет только в этом месте. Специфический запах стерильности и медикаментов. Значит, кричала врачиха.
Парень промолчал и аккуратно положил меня на койку.
— Ты как? Говорить можешь? — заботливо поинтересовался он.
Несколько раз поморгав, я вернула себе зрение, хотя все еще было немного размытым.
— Уже лучше, — еле ворочая языком, хрипло произнесла я.
— Пить? — предположил парень. Я слегка кивнула. Мальчишка пропал из моего поля зрения и через несколько секунд появился снова уже со стаканом воды. Саша аккуратно приподнял мне голову и поднес к губам стеклянный стакан. Я выпила все.
— Еще! — умоляюще попросила я.
— Нет! Больше нельзя! Сразу после тренировок пить вредно! — заверещала Флорида Христофоровна, отнимая у парня стаканчик.
— Прости, — виновато пробормотал Саша.
— Спасибо, ты мне уже второй раз жизнь спасаешь, — прошептала я. Моя дикция стала уже почти нормальной, и парню даже не пришлось прислушиваться, чтобы понять, о чем я говорю.
— Да, ладно, мне было не сложно, — отмахнулся он, а потом добавил. — К тому же я слинял с тренировки благодаря тебе.
Я ухмыльнулась. Это он сейчас только придумал, чтобы казаться более эгоистичным, но у него это не получалось все равно.
— Зря ты только послал Кифирыча… Никифоровича, — мне пришлось поправиться, потому что прозвище это было известно только мне. С этого момента, кстати, оно распространилось по всей Академии. — Они отыграются потом, на заданиях.
— Отыгрались уже, заслав нас сюда. Хуже быть не может, — все в его виде выражало несогласие с такой участью, готовность бороться. Вот только, что толку, если вся Академия кишит Аспидами, мы всего лишь дети, да и выход неизвестно где?
— Может. Мы можем умереть, — я попыталась достучаться до парня, пока тот не натворил еще каких-нибудь глупостей в виде бунта.
— Ты думаешь, что я этого не знаю?
Я попыталась улыбнуться, но потрескавшиеся губы начали болеть.
— Наша жизнь уже столько раз была в опасности, что мне почему-то не страшно. Но я буду бороться. Я…
Я понимала, что нужно прекратить его глупый монолог, нужно предотвратить неправильные действия, которые могут плохо закончиться, но усталость взяла свое. Я уснула мгновенно, убаюканная пламенными речами о справедливости и борьбе.
Я проснулась от того, что меня снова подняли на руки. Проснулась, правда, не полностью, и могла сквозь дрему только ощущать, что происходит. Я уткнулась в чье-то плечо и стала снова засыпать.
— Который раз уже оказывается в медпункте, — долетали сквозь сон обрывки фраз. — Это не дело для героя. Она должна быть более стойкой. Тебе ли этого не знать.
Держащий меня мужчина ничего не ответил, видимо только кивнул. Легкие шаги и покачивание означало, что он куда-то идет. Действительность я воспринимала урывками, пропуская половину происходящего. Но приятный запах туалетной воды, который окутывал мужчину, я запомнила.
— Смотрите! — послышался звонкий вскрик. — Лазурит девчонку несет!
Мои извилины все-таки решили немного поработать, сообщая мне, что это реплика относилась к нам. Теперь я знала, кто этот человек, согласившийся меня отнести.
— Эй, поноси меня тоже, красавчик! — хихикнула какая-то девушка, мимо которой молча прошел Лазурит.
— Сколько стоит покататься на тебе, парень?! — сыпались насмешки со всех сторон. Мне бы уже проснуться и сгореть со стыда, но сон странная штука. Он завладевает тобой иногда в самые неподходящие моменты.
— Может, он втюрился в нее?! — одно предположение было глупее другого. Да оставьте вы Лазурита в покое. Ему, наверное, приказали просто вынести меня из медпункта, чтобы не занимала место, а тут уже куча каких-то мыслей.
И тут несущий меня Лазурит резко остановился. Он медленно развернулся и подошел к кому-то.
— Если вы со своими дружками не замолчите, мне придется вызвать Аспидов. Вы будете очень сильно наказаны за …
— Аким! — как гром раздался чей-то суровый оклик. — Какого рыцаря ты из себя строишь, что таскаешь девушек на руках.
К этому моменту я уже почти не спала и слышала, и воспринимала практически все. Голос точно принадлежал Яну. Это я не могла спутать.
— Меня попросили забрать ее из медпункта, но так как Рина спала, я не стал ее будить, — начал оправдываться парень. Вот! Я же знала, что его попросили! Знала.
— Ты когда-нибудь пострадаешь из-за своих благородных помыслов.
— Когда-нибудь, но не сейчас, — звонко откликнулся Аким и быстрым шагом возобновил путь.
Вслед парню снова понеслись насмешки, которые тут же прекратил Ян, рыкнув на ребятню и разогнав ту по своим комнатам. Мне стало даже как-то жалко Акима. Он ведь действительно оказался благородным, а не эгоистичным и самовлюбленным, как мне показалось в первые дни.
Звук открывающейся двери и мягкая постель. Свежее белье, всегда пахнущее по-особенному. И я вновь провалилась в сон.
Как бы хорошо мне ни спалось, но проснуться все же пришлось. И даже не по своей воле. На лицо мне вылили ледяной воды и больно шлепнули по ноге.
— Вставай, у нас обед, — это была Агния. Она стояла возле моей кровати с пустой чашкой в руках и сверлила меня взглядом.
— Что-то еще? — поинтересовалась я, даже не собираясь садиться.
— Жду, пока ты встанешь, я обещала проследить, что ты явишься на обед, — недовольно проворчала девушка, теребя кудрявую прядь.
— Кому обещала? — не решаясь испытывать терпение соседки, я села.
— Лазуриту нашему, он попросил. Иначе до ужина голодной останешься.
Я бы могла придумать какой-нибудь саркастичный ответ, но вместо этого только протяжно зевнула, прикрыв рот рукой, и потянулась.
— Идем, — Агния шагнула к двери и остановилась, дожидаясь меня.
Хотелось спать, все тело болело, из-за чего я находилась в состоянии опьяневшей от жары мухи, вяло ползущей кривыми линями по стеклу.
— Быстрее! — девушка не выдержала и, ухватив меня за руку, потащила к столовой.
Сонная, я спотыкалась на ходу. Прибыли мы в столовую уже, когда все доедали первое. Акима здесь не было.
Запах еды меня пробудил и заставил урчать живот. Я бы себе не простила пропуск обеда. Доев свою порцию раньше всех, я решила вернуться в комнату и подремать еще немного, но у Саши были другие планы.
» Подожди меня, мне нужно с тобой поговорить» — как только я со скрипом отодвинула стул и решила уйти, произнес он в моей голове, хотя сам даже не взглянул в мою сторону.
«Я жду в коридоре» — ответила я ему и вышла за дверь.
Мы уже давно не общались с помощью телепатии, и это опять оказалось для меня в новинку. Если признаться честно, то мы вообще давно не разговаривали, не считая сегодняшнего дня. Тренировок стало в два раза больше: утром и вечером. И все свободное время, которое у нас оставалось, мы спали или просто лежали, не шевелясь.
Я прислонилась к холодной стене и задумалась о каких-то далеких вещах. Из столовой один за другим выходили дети, но Саши пока не было. Отвлекая меня от размышлений, из дверей выбежала Лика и, не заметив меня, пошла быстрым шагом дальше.
— Лика, подожди! Да стой же ты! — в коридоре появился незнакомый мне парень с ядовито-зелеными волосами и устремился следом за девушкой. Та, услышав его приближение, опасливо оглянулась, решая, что делать, но не успела ничего предпринять, как парень с силой схватил ее за руку.
— Чего тебе? — смиряя его взглядом, протянула Лика лениво. Она только внешне казалась спокойной, я чувствовала, как внутри у девушки все трясется от страха. Ведь такой громила, как этот зеленоволосый, может запросто сломать ей руку.
 — Почему ты всегда такая неприступная? Думаешь, что другие, такие же, как и ты? Бесчувственные? — парень еще сильнее сжал ее руку. Девушка невольно пискнула.
Не знаю, почему я сразу же не поспешила ей на помощь, почему не решилась вызвать гнев этого громилы на себя. Сейчас происходило тоже, что и в день, когда я переместилась в Академию. Беспричинный страх, сковывающий изнутри и не дающий ступить и шагу.
— Отстань от меня, Дерек! Мне больно! — девушка отвесила парню звонкую пощечину.
— Ах, ты, дрянь! — зарычал парень и замахнулся на нее. Лика сжалась, закрывая глаза и выставляя вперед руку, чтобы защитить лицо. В тот же момент я бросилась подруге на помощь, а Дерек отлетел к противоположной стене, с хрустом врезался в нее и упал на пол, как мешок с картошкой.
Пребывая в неком ступоре, я остановилась. У Лики не могло быть столько сил, чтобы отшвырнуть от себя девяносто килограммового верзилу.
— Как это ты так сделала? — ошарашено пробормотала я, обращаясь к девушке.
— Не знаю, — Лика удивленно разглядывала свою руку, словно сила, возникшая из ниоткуда, сидела сейчас именно в ее ладони. — Я его даже пальцем не тронула.
Она повела рукой в сторону и еще несколько ребят, включая меня, упали на пол. Показалось, что на спину меня опрокинул сильный порыв ветра.
— Рина, что происходит? — испуганно пробормотала Лика, хлопая уже намокшими от подступивших слез ресницами. Серые глаза девушки смотрели на меня с мольбой, помочь ей, но я не имела и малейшего понятия, что можно сделать в этой ситуации.
— Лика? — в коридоре показался рыжеволосый Лазурит, кажется, его звали Ред.
— Нет! Не подходи ко мне! — предупреждающе закричала она. Лазурита подбросило в воздух, и он сполз по стене, как несколько минут назад Дерек. Только Реду повезло, он не потерял сознание. Мужчина потер затылок.
— Ты только не волнуйся. Успокойся. Ничего ведь страшного не произошло. Вдохни и выдохни несколько раз, — уверенным тоном попросил он, стараясь улыбаться.
Перевернувшись со спины на живот, я пока не спешила вставать, боясь опять быть отброшенной непонятной силой.
— Не волноваться? Ничего не произошло? Да я вас чуть не убила, — Лику трясло, она не могла контролировать свою силу и ее это очень пугало. Вот-вот и в коридоре разразится ураган, сметающий все на своем пути. Я уже чувствовала, как меня начинает поднимать от пола, и пыталась зацепиться пальцами за трещину между плитками, ломая ногти и безрезультатно скребя ими по полу.
— Просто успокойся, — попросила я ее. — Делай так, как говорит тебе твой Лазурит.
— Ты посмотри на меня, Рина! Я монстр! Аномальное существо! — вокруг девушки закручивался спиралевидный вихрь, а от крика по стенам пошли трещины.
— Чтобы все прекратилось тебе просто нужно взять под контроль свои эмоции. Ты должна успокоиться! — прикрикнула я на подругу, пытаясь воззвать к ее благоразумию, хотя понимала, что это не поможет. В такие моменты сложно держать себя в руках.
 — Сама попробуй успокоиться! — крикнула Лика, а меня подбросило в воздух. На мгновение я удивленно захлопала глазами, понимая, что не чувствую под собой опоры, заболтала ногами, руками попыталась за что-нибудь ухватиться, но у меня не получилось. Очередным порывом ветра меня припечатало к стене. От удара перехватило дыхание и потемнело в глазах. Не шевелясь, я сползла по стенке вниз, чувствуя себя марионеткой в руках у кукловода. От боли на глазах выступили слезы, но я не могла поднять даже руки, чтобы вытереть их, так что просто сморгнула.
Две небольшие капли потекли по щекам, щекоча кожу. Я поморщилась, с радостью отвлекаясь на такую мелочь.
В то время, пока я медленно приходила в себя, в коридоре появилось несколько Аспидов. Мужчины пытались добраться до девушки, чтобы утихомирить разбушевавшуюся магию. Окружив Лику со всех сторон, они медленно, но верно приближались к цели.
Однако, в последний момент, ветер опрокинул их всех на спины. Подобраться к девушке удалось одному из Аспидов. Самому хиленькому и низкорослому мужчинке, с редкими крысиными усиками. Одежда на нем болталась, как на вешалке, а ботинки, казалось, были размера на четыре больше, чем нужно. Аспид оказался у Лики за спиной и вколол ей в плечо успокоительное. Она тут же потеряла сознание и обвисла в руках у мужчины.
Из столовой стали выглядывать любопытные носы.
— Расходимся! Ничего интересного не произошло! — низким голосом, совершенно ему не подходящим, крикнул крысоподобный Аспид. А затем передал Лику в руки Реда, который, с большим трудом поднявшись, доковылял до мужчины. — Отнеси ее в комнату. Скоро очнется.
Ред с большим усилием поднял бесчувственную девушку на руки и медленно пошел по коридору. Я поднялась, потирая ушибленные места, и последовала за Лазуритом. Что-то подсказывало, что оставлять подругу одну сейчас нельзя.
Мне удалось просочиться в комнату и побыть там пару минут, до того момента, пока меня не заметили и не выгнали оттуда. Я успела только увидеть безвольно свисающую руку с края кровати.
Не зная, чем можно заняться, пока девушка не пришла в себя, я решила остаться у двери и ждать. Пришла в себя Лика через полчаса. Я сидела, прислонившись к двери и, не двигаясь, смотрела в стену. Поджатые ноги успели затечь и, когда дверь стала открываться, я не сразу смогла подняться и смешно отползла на четвереньках в сторону.
— Заняться что ли нечем? — удивленно посмотрел на меня Ред.
— Нечем, — согласилась я. — Как Лика?
— Очнулась, все нормально. Если хочешь, можешь зайти к ней, — Лазурит потянулся, завел руки за голову и, опустив их, двинулся прочь от комнаты. На затылке у мужчины я заметила слипшиеся от крови волосы. Не слабо его Лика приложила о стену. Мне повезло чуть больше.
Я робко заглянула в комнату и, убедившись, что Лика в нормальном состоянии, вошла.
— Ну, ты как? — садясь к ней на кровать, поинтересовалась я.
— Вполне нормально, — ответила подруга и попыталась улыбнуться, но улыбка получилась натянутая и не натуральная, а в глазах девушки я все еще видела тот ужас, который испытываешь, узнавая, что ты монстр. — Что случилось, почему я потеряла сознание?
— Аспид вколол тебе успокоительное. Так им было проще тебя остановить, — ответила я и прикусила язык. Остановить. Как будто она преступник какой-то. Я быстро попыталась исправиться, но Лика уже перестала делать вид, что улыбается. — Точнее, остановить неконтролируемый выброс сил.
— Я поняла.
— Я к тебе еще вечером загляну, — пробормотала я растерянно, понимая, что лучше мне уйти. Поднявшись с кровати, я стала отступать медленно к двери.
— Рина? — тихо позвала девушка.
— Да?
— Спасибо, — на сей раз Лика улыбнулась искренне. Это немного успокоило меня и слегка ослабило напряжение, возникшее при разговоре.
— Не за что, — откликнулась я и скрылась за дверью, понимая, что лучше бы просто промолчала.



ЕкатеРина Козина

Edited: 13.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: