Академия героев

Font size: - +

17 глава

Ужасно гудела голова. Я попыталась поднять руку, чтобы нащупать шишку или дыру в голове, но мне не удалось. Руки были крепко связаны за спиной. Ноги тоже. Жесткие веревки натирали кожу. Я уже чувствовала, как веревки жгут ссадины.
Кое-как разлепив глаза, я поняла, что нахожусь все в том же лабиринте и вновь лежу на холодных плитах, только на сей раз связанная.
— О, смотрите-ка, она очнулась, — раздался знакомый голос. Звук шагов.
Перед глазами появились берцы — черные ботинки, которые у нас в армии носят. На моих ногах сегодня были такие же.
— Знаешь, мне тебя даже жаль, — услышала я девчоночий голос над головой.
Обладательница голоса опустилась на корточки. Теперь я смогла увидеть ее лицо. Черные короткие волосы, проколотая губа, татуировка в виде змеи. Эрика.
— Где Саша? — спросила я, переживая больше за друга, чем за себя.
— Странно, что ты о нем все еще беспокоишься, — фыркнула девушка, а потом словно что-то вспомнила. – Ой, так ты же еще не знаешь. Он предал тебя.
Я смерила Эрику взглядом полным презрения и недоверия. Нет, не мог Саша так поступить. Он же, хоть и обиженный на меня, но все же был как-никак мне другом!
— Грустно, наверное, осознавать, что тебя предал лучший друг, правда? — Эрика ухмыльнулась. — Я вижу в твоем взгляде недоверие. Не веришь? Вон он.
Эрика грубо приподняла мою голову. Я заметила Сашу стоящего неподалеку.
— Оставь ее! — крикнул он беспечно. Такой интонации я у него раньше не замечала.
Эрика отпустила мою голову, и я ударилась об камень, перед глазами запрыгали черные точки.
— Не переживай, скоро уже пойдем дальше, тебе не долго здесь валяться осталось.
«Освободи меня!» — я отдала приказ.
Взгляд девушки стал стеклянным, и она присела рядом со мной на колени. Сильный удар кулаком мне в нос. Послышался хруст.
— Не дождешься, — она поднялась и ядовито улыбнулась. — На меня не действует твоя магия. Ал ее блокирует.
Кровь хлестала из носа. Похоже, она мне его сломала.
— Зачем я вам нужна? — простонала я.
— Почти у самого выхода из лабиринта есть машина, которая перемещает силы. Так вот мы просто заберем твои силы и все. Ты умрешь сразу, как только они покинут тебя. Машина-то не профессиональная. — Эрика развела руками. — Ты не волнуйся. Нам этого не приказывали, они считают тебя опасной, но сильной. Им нет смысла тебя убивать, но мы думаем не так. Ты слишком упрямая овца и часто путаешь нам все планы.
Замечательно. Меня вздернули на ноги и разрезали путы на ногах. Теперь только мои руки были связаны. Интересно, где Эрика взяла нож?
— Это вода, дура, — фыркнула она, поймав мой вопросительный взгляд.
Ясно. Нигде. А веревки? Кроме Эрики и Саши я увидела Лека и Сэм. Четверо. Четыре предателя есть среди нас. Вот они.
— Вы работаете на них, да? — я посмотрела на Сашу.
— Да, — ответила мне Эрика, Саша не удостоил меня даже взглядом. — В самом начале нам был отдан приказ присматривать за тобой. Саша должен был влюбить тебя в себя, но вмешался этот никчемный Лазурит. Лазурита убрали, но ему удалось вернуться. Ты не узнавала у него, как он вернулся? Можешь не отвечать, по твоему тупому взгляду все понятно. Дальше мне приказали организовать побег. Это был тест, проверяющий, насколько хорошо вы соблюдаете правила и подчиняетесь приказам. Насколько важен для вас командир…
— Потом мне было приказано доставить ту папку, что все еще у тебя в комнате. Ее обязательно нужно было «случайно» там оставить, — продолжила Сэм. Так вот почему. Все в этой папке ложь. И то, что написано про Акима тоже. — Мы были уверенны, что ты захочешь прочитать про своего любимого Лазурита. И Эрику специально признали опасной, как тебя и Касьяна, чтобы не возбудить подозрений.
— Когда поняли, что от Лазурита нам не избавиться, пришлось пойти на небольшую хитрость. И ты как раз попалась в ловушку, поверив прекрасной игре Ала, а не этому парню, Андрей, кажется…
— Аким! — поправила машинально я. Так Лика была права!
Из моего носа все еще шла кровь, и останавливаться она не собиралась.
— Саша очень аккуратно направил тебя к крыше. Он заставил тебя спрыгнуть. Такой ненавязчивый голос, правда? Сразу и не отличишь от своего внутреннего, — Эрика усмехнулась. На глаза наворачивались слезы. Предатель жил в нашей комнате, а я даже не усомнилась в его честности. — Ты должна была умереть, но Ал оказался слишком мягкотелым, он не смог позволить тебе спрыгнуть и спас. Так, все ты и так слишком много узнала.
— Не все. Мне до сих пор интересно, кто вас всех послал в Академию. Вам ничего от этого не будет, а я хоть любопытство утолю, — я посмотрела на Эрику.
— Директриса, конечно же, ни о чем не догадывается. На самом деле здесь всем заправляет Василь Гранитович. Знаешь, это как в конституционной монархии. Король существует только как факт.
Понятно. Меня толкнули в спину, и я чуть не растянулась на каменных плитах. Хорошо, что вовремя успела переставить ноги.
— Все, двигай ногами.
— А ты знаешь, что по истечении 24 часов, все те, кто не выберется из лабиринта — умрут? — вдруг спросила Сэм.
Я мотнула головой. Вот значит, как они решили с нами поступить.
— Это за бунт, что мы устроили.
Отлично. Вот где они отыграются. А я думала, что война была самым страшным.
Эрика вышагивала впереди рядом с Леком, он по-свойски обнимал девушку. Они вместе. Сэм топала рядом со мной и все болтала без умолка о том, какие все идиоты, что повелись на провокацию. Она рассказала мне, что в том году такого не было. И маленький бунт быстро кончился.
— Почему вы так хорошо ориентируетесь в этом лабиринте? — перебила я девушку.
— Потому что это мы его спроектировали, — хихикнула она. Сколько, ты думаешь, нам лет?
— Шестнадцать — семнадцать, — предположила я, хотя уже знала, что это не так.
— Этим двоим около сорока. Мне двадцать пять. Только ему восемнадцать, — Сэм кивнула на Сашу.
— Но вы выглядите как семнадцатилетние!
— Все та же сыворотка. Она не дает нам изменяться. Но умственно-то мы развиваемся.
— А как вы дошли до этого? — мне было выгодно узнать как можно больше, ведь я не теряла надежд выбраться отсюда живой.
— Нас отбирали из победителей. Предложили выгодную сделку.
— Но как вас не узнает директриса, если, как я поняла, вы каждый год вновь и вновь проходите эти испытания.
— Нам делают пластические операции. Меняют имена.
Мы вновь завернули в новый коридор. Нужно было как-то выбираться. Меня совсем не прельщало отдавать им мои силы и быть убитой.
«Аким! Ты слышишь? Помоги мне! Они скоро убьют меня! Идите только вправо. Именно там выход!»
«Рина, он тебя не услышит. Я перехватываю любые мысленные позывы» — ответил мне спокойно голос Саши.
Черт!
» Тогда ты отлично сможешь выслушать меня. Ты знаешь, что ты сволочь? Я тебе доверяла! А ты просто тварь, пресмыкающаяся перед Василем. Вот почему он тогда тебя не ударил! Вот почему ты был тогда в комнате, когда я только попала в Академию. Даже подумать не могла. Я защищала тебя перед Ликой, когда она была просто уверенна в том, что это ты меня чуть не убил! Я тебя ненавижу!» — на глазах выступили слезы.
«Я бы не спешил с выводами» — это единственное, что он ответил. Сколько бы я на него потом не кричала, в ответ получала только тишину.
— На самом деле Анире Таке существовала. И в нее действительно был влюблен Аким. Она умерла из-за того же, что ждет тебя. Это предпоследнее испытание. Мы убили ее, — вдруг сказала мне Эрика, обернувшись.
Я сглотнула. Отлично. Профессиональные убийцы. Я просто счастлива.
Вдруг Сэм толкнула меня в сторону и затащила под лианы. Остальные последовали ее примеру. Я увидела, как по коридору проползло странное существо. Я видела огромные шипы на его теле, а за собой эта тварь оставляла слизь. Мне стало страшно. Что случится с теми ребятами, которые столкнуться с этой тварью? По коже пробежал холодок.
Когда монстр удалился, мы вновь продолжили путь.
Я поняла, что мы дошли, когда впереди заметила большие ворота. Выход. Мне нужно только выбежать, и я на свободе. И я жива.
Эрика подошла ко мне.
— Не беспокойся. Умирать не очень больно, наверное. Хотя, откуда мне это знать? — она оскалилась. Ее клыки были очень острыми, отчего девушка мне напомнила хищную кошку.
Эрика подошла к одной стене и отодвинула несколько лиан. За ними открылся проход.
— Тащите ее сюда, — грозно приказала она.
Я уперлась ногами, как смогла. Лек ударил мне под колени и подхватил на руки. Я вырывалась, боднула парня головой в подбородок, но он очень крепко держал меня. После его хватки на коже останутся хорошие синяки, хотя мне это будет уже не страшно. Ведь мертвецам все равно. Лек занес меня в небольшую пещерку. Воздух здесь был прохладнее, чем снаружи. С потолка свисали сталактиты, но у меня не было времени и желания, чтобы наслаждаться прекрасными видами.
Меня посадили в железное кресло и приковали руки к подлокотникам. Ноги оставили свободными. Значит, у меня уже был небольшой шанс. На голову надели металлический шлем, от которого отходило несколько проводов, концы которых закреплялись в небольшом аппаратике.
Лек вставил мне в руку иглу с подходящей к ней трубочкой. Через трубочку к прибору побежала моя кровь. Именно в тот момент, когда я увидела свою кровь, так послушно бегущую прочь от тела, подступила паника. Я начала дергаться, пытаясь освободиться. Нужно было выбраться отсюда и спасти свою жизнь.
— Можешь не пытаться, та девушка тоже так дергалась. Ни к чему хорошему это не привело, — фыркнула Эрика, поправляя, как опытный врач иглу у меня в руке.
— Меня и так ничего хорошего не ждет! — я плюнула ей в лицо.
Эрика спокойно вытерла лицо рукой, а потом с силой отвесила мне пощечину, так что моя голова мотнулась в сторону.
— У Василя научилась, да? — я храбрилась, зная, что моя смерть неизбежна.
Эрика ничего мне не ответила. Нехватка крови уже давала о себе знать. Вместе с силой, они выкачивали из меня жизнь. Меня стало мутить, и я закрыла глаза. Раздался чей-то вскрик. Затем еще один. Я почувствовала, как из руки выдернули иглу, и попыталась разлепить веки, но мне это не удалось.
Легкие хлопки по щекам, вернули меня в действительность. Кое-как открыв глаза, я посмотрела на недовольное Сашино лицо, находящееся у меня перед глазами.
— Сможешь идти?
— Не знаю, — сильно кружилась голова. Я заметила на полу два тела. Лек и Эрика. Рядом с ними лежал окровавленный камень.
— Они умерли? — пробормотала я сквозь зубы.
— В отключке.
Он раскрыл наручники, удерживающие мои руки. Сэм в это время залепила мне пластырем дыру от иглы. Саша взвалил мою руку себе на плечо и оторвал меня от сиденья.
— Как же Аким и все остальные? — вспомнила вдруг я, когда он дотащил меня уже до выхода из пещеры.
— Я объяснил ему мысленно, как выбраться из лабиринта, — ответил Саша каким-то отстраненным голосом.
Я споткнулась и потянула парня за собой. Он тяжело вздохнул и поднял меня на руки. Из пещеры вышла Сэм.
— Все, я проверила, они пока не очнутся. А когда к ним вернется сознание, они будут сильно удивлены, — девушка хихикнула. — Я их связала.
— Отлично, Сэм, — пропыхтел Саша. Да, я знаю, что я не пушинка.
Парень понес меня к воротам, Сэм поспешила за нами.
— Зачем ты решил спасти меня? — пробормотала я.
— Просто не считаю нужной твою смерть.
Эх, а я-то надеялась. Мы уже почти дошли до ворот, как кто-то громко произнес.
— Стоять, или она умрет.
Эрика с окровавленными слипшимися волосами держала за волосы Лику, приставив к ее горлу длинный кинжал. Приглядевшись, я поняла, что нож полностью сделан из воды.
Саша опустил меня на ноги.
— Рина, не беспокойся, — Лика улыбнулась.
— Как мне не беспокоиться, если она тебя сейчас убьет! — крикнула я ей и пошатнулась, вовремя ухватившись за Сашино плечо.
Лика едва заметно покачала головой. Я ничего не увидела, но Эрику отбросило вдруг на несколько метров назад. У Лики на горле появилась слегка заметная кровоточащая царапина.
Девушка побежала в нашу сторону. Эрика швырнула нож. Он со страшной скоростью летел прямо в Лику. Она уже почти добралась до нас. И тут нож застыл в полуметре от девушки. Я заметила кровавое пятно, расплывавшееся прямо в воздухе. Минута, и появилась Сэм с ножом в груди. Девушка свалилась на плиты. Красное пятно разливалось под ее телом. Сэм содрогалась в конвульсиях.
— Сэм! — вскрикнула Лика, опускаясь на колени рядом с девушкой, но Саша вздернул ее на ноги.
— Нет времени, нам нужно спешить, скоро Эрика вновь начнет чем-то угрожать, — жестко сказал парень.
Он опустился на одно колено и закрыл Сэм глаза.
— Ты была хорошим компаньоном, жаль, что так вышло, — я не уловила боли в его голосе. Обыденная фраза, как будто он так часто сталкивался со смертью своих друзей, что был готов и к такому исходу.
Лика всхлипывала, стараясь сдержать слезы. Саша подтолкнул ее к выходу.
— Живее!
Парень вновь подхватил меня на руки и зашел вслед за Ликой.
***
Весь оставшийся день я пролежала в медпункте, восстанавливаясь. Странно, но мои силы к телепатии ослабли не сильно. Мне теперь совсем не удавалось читать мысли. Заставлять людей что-либо делать все еще получалось.
Легла спать я уже в своей комнате. К этому времени появились все мои соседи. Никто не разговаривал. Мне тоже не хотелось говорить. Притушили свет. Я лежала и смотрела в потолок, размышляя о смысле поступка Сэм. Она спасла Лику, но зачем? Это было кому-то выгодно?
С этими мыслями я уснула. Утром, когда истекли двадцать четыре часа, отведенные на прохождение лабиринта, нас всех собрали в актовом зале.
Я вспомнила, как мы в первый день стояли здесь. Нас было двести человек. Теперь осталось меньше ста. Так мало. Все жались друг к дружке, стараясь защититься от воспоминаний. Мало. Так мало. И это не конец.
Я заметила Эрику и Лека. Значит, они выжили. Жаль.
На сцену в строгом сером костюме вышел Василь Гранитович. У меня от ужаса все сжалось внутри. Директрисы нет.
— Здравствуйте. Некоторые из вас видят меня в первые, а некоторые уже давно со мной знакомы. Для незнающих, меня зовут Василь Гранитович, — его глаза недобро сверкнули под очками. — Как мне стало известно сегодня утром, Жанна Сергеевна решила покинуть пост директора. Так как никто не захотел ее подменить, все обязанности упали на мои плечи.
Голос Василя казался раскаивающимся, словно он действительно не желал этого поста. Но я-то знала его истинную сущность.
— Могу поспорить, что он сам ее угрохал, — прошептал мне Саша на ухо. Я кивнула. Я была в этом просто уверенна.
— Вы будете обучаться здесь еще два месяца. После чего последнее контрольное испытание, и выжившие вернутся домой. До этого, обучение будет проходить так же, как раньше. Будет еще несколько миссий и испытаний, так что особо не расслабляйтесь. А сейчас, — он щелкнул пальцами.
Оттолкнув меня, к Саше подошли два Аспида и грубо заломили ему руки. Парень попытался сопротивляться, но у него ничего не получилось. Мальчишку выволокли на сцену.
Интуиция кричала, что Саше ничего хорошего не светит. Мышцы у меня на ногах напряглись, я была готова тут же сорваться с места, как только это понадобится. Обоняние, осязание, зрение и слух улучшились до высшей точки. Но это наваждение пропало, как только чья-то тяжелая рука предупреждающе легла мне на плечо.
— Он просил, чтобы ты ничего не предпринимала, — услышала я голос Яна.
Он просил?
— За неповиновение главе Академии и нанесение тяжких телесных повреждений подчиненным, Александр Леванов приговаривается к смертной казни, — громко произнес Василь.
Стон сорвался с моих губ. Кто-то крепко сжал мою руку. Повернула голову — Аким. Меня трясло. Сейчас парня убьют.
— Я надеюсь на тебя! — громко и четко сказал Саша, смотря куда-то в потолок. Я подумала, что он надеется на Бога.
Саша подошел к краю сцены. Один из Аспидов достал пистолет. Я узнала своего знакомого Аспида. Именно ему представилась честь убить парня. Они специально так задумали, или это все вышло по чистой случайности?
Я закусила губу. Во рту появился привкус солоноватой крови. Меня трясло от предчувствия.
Он просил не вмешиваться. Так ли это, или Ян соврал мне, чтобы я просто не делала глупостей?
Саша стоял на краю. Он ободряюще взглянул на меня и улыбнулся обреченной улыбкой. Я уже видела такую, когда Аким падал вниз. Когда он думал, что умрет. Здесь тоже. Мальчишка глубоко вдохнул и закрыл глаза.
Я тоже хотела закрыть глаза и отвернуться, чтобы не видеть его смерти, но стояла, не в силах даже вздохнуть.
Прозвучал выстрел. Я увидела брызги крови и падающее тело парня со сцены на пол. Попыталась вздохнуть, но ком в горле не позволил этого сделать.
И тут крик сорвался с моих губ.
— Саша, нет! — я ринулась к нему, но сильные руки удержали меня. — Пусти меня! Пусти к нему!
Вырваться не удалось — Аким слишком крепко держал меня. Обессиленная сопротивлением, я уткнулась Акиму в плечо и залилась в рыданиях.
— Успокойся, все не плачь, — Аким поглаживал меня по голове и нашептывал успокаивающие слова.
Только что моего первого друга убили, а он просит меня не плакать? Да как можно вообще не проявлять никаких эмоций? Как будто Аким полгода не следил за Сашей, не помогал ему. Я рыдала. Слезы жгли глаза. Это была истерика. Саша. Тот, кто поддерживал меня, чуть ли не все это время, которое я находилась в Академии. Тот, кто спасал меня. Мне плевать, что он оказался предателем, но он сделал все, чтобы исправить это.
Хотелось кричать. Боль от утраты разъедала меня изнутри. Я содрогалась. Все тело ломило. Я опустилась на колени.
— Тихо, тихо, — Аким поднял меня на руки и понес к выходу. Я видела самодовольное лицо Василя, заметила ухмыляющегося мне Аспида.
Мой взгляд упал на мертвое тело Саши с неестественно выгнутыми руками и ногами. В этот момент я для себя решила, что убью триста четвертого, убью Василя. Пускай мне придется отдать за это свою жизнь, но я прикончу этих двоих.
«У тебя разорваны внутренности! Кровотечение! Ты умираешь, тварь! Ты умираешь!» — я послала это в мозг Аспида с такой яростью, что тот непроизвольно схватился за голову, а затем за живот.
Аспид закричал от боли и свалился со сцены на пол, прямо рядом с телом Саши. Аспид извивался, корчился от боли. На его губах выступила кровавая пена. Он кричал. Кричал жалобно, как ребенок. Мне было все равно. Он умрет. Он верит в то, что у него разорваны внутренности. Мозг удивительная вещь, он воплощает все то, во что ты веришь. Злорадная улыбка тронула мои губы, а затем тут же исчезла. Я ужаснулась своим мыслям. Мне понравилось убивать…
Аким вынес меня из зала и поставил на ноги. Я вернулась к дверям, чтобы посмотреть, что стало с Аспидом. Тот все еще дергался на полу. Изо рта текла кровь. Он кричал. Ребята с криками выбегали из зала, боясь, что с ними случится тоже. На лицах детей застыл ужас. Они толпились, толкались, стараясь быстрее убраться из зала. Толпа потихоньку схлынула. С пола поднимались те, кто упал в этой суматохе. Я заметила разбитые носы и губы. Толпа, несущаяся в ужасе, всегда страшна.
Я понимала, что нужно было убить Василя, но почему-то решила убить Аспида, считая его виновником всех бед. Но ведь не он являлся настоящим врагом. Корень всех бед — Василь.
Триста четвертый затих.
— Уберите этих двоих! — фыркнул Василь и исчез со сцены. Возможность была упущена.
Я увидела, как за руки один из Аспидов тащит тело Саши. Его глаза закрыты. Казалось, что он просто спит, если бы не дыра в голове от пули.
Выход из зала был один. Мимо меня проволокли Сашу. В носу вновь защекотало, дышать стало тяжело. Слезы опять градом покатились по щекам. Я не могла успокоиться. Рыдания жгли, как кислота. Я приложила ладонь ко рту, пытаясь заглушить всхлипы. Аким обнял меня и попытался увести.
— Нет! — я оттолкнула его и попыталась остановить тех, кто тащил тело Саши. — Куда вы его?
Мне не ответили. Я побежала, пытаясь схватить тело за ноги и не дать его унести. Аким перехватил меня поперек живота и оттащил от трупа. Я брыкалась, не могла понять, за что такой жестокий конец Алу.
— Успокойся, ему уже ничем не помочь, — спокойно сказал Аким.
Меня раздражало такое спокойствие в голосе. Ему не понять, как это потерять близкого друга. Можно сказать, что он умер из-за меня. Я узнала в голосе Акима ту же интонацию, которой Саша прощался с Сэм. Эти люди повидали много смертей, у них просто уже не осталось сил плакать по кому-то. Смерть неизбежна.
— Отпусти меня! Отпусти! — я вырывалась, мне нужно было попрощаться.
Слезы катились по щекам, из меня вырывались неясные всхлипы. Тыльной стороной ладони я вытирала щеки, но через секунду они вновь становились мокрыми.
Аким подхватил меня на руки и понес к нам в комнату. Я брыкалась, кричала, колотила бывшего Лазурита по спине, пока тот не занес меня в нашу комнату и не опустил на кровать.
 — Прошу, хватит, — попросил он.
Хватит реветь? Что прекратить? Саша…
Друг, который столько раз спасал меня. Он мертв. Кто еще погиб из-за меня? Нас было двести. Сейчас меньше ста.
Овла, Фиби, Ветта, Николс, Агния, Вениамин, Сэм, Саша — все они мертвы. И еще около сотни тех, имена которых я не помню.
Я легла лицом в подушку и кричала, кричала, пока не охрипла, пока не сел голос. Я кричала от боли, от безысходности, от страха, горя. Больно. Противно. Я кричала. Кричала пока оставались силы. Кричала, пока могла кричать. Столько погибших. Среди них мои друзья, мои недруги, но разве они заслужили этого? Быть убитыми?
Не знаю, сколько я пролежала на кровати, но почти все это время Аким молча гладил меня по спине, не зная, как еще можно успокоить. Мне было плохо. В груди пустота. Хотелось хоть чем-то ее заполнить. Я кричала, надеясь, что так станет легче. Перед глазами вставали образы мертвых. Вот мертвая Ветта лежит, как кукла, с распростертыми руками, а рядом с ней ее отец, которого убили свои же люди. Вот слышится выстрел, и Прасковья сидит и плачет над мертвой Агнией. У всех стеклянные безжизненные глаза. Овла заслоняет собой Касьяна и падает на пол. Сэм с кинжалом в груди.
Меня трясло.
Сил кричать больше не было. Я лежала, уставившись в одну точку. Боль пульсировала в голове. Мысли кончились. Просто больно, просто грустно, просто…



ЕкатеРина Козина

Edited: 13.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: