Академия героев

Font size: - +

19 глава

Я прокляла все на свете в первые дни проживания Жанны Сергеевны у нас в комнате. Мне приходилось выкладывать все свои силы, чтобы отвести всем от нее глаза.
Задача Акима состояла в добыче пропитания для директрисы. Все мы очень напрягались из-за нее. План так и не созрел, а на носу уже было добавочное задание, что мы заслужили, отказавшись играть.
— Я так больше не могу, — получив еще одно наставление от Жанны, пробормотала я.
Она вечно давала нам указания. Как и что делать.
— Ты не так ходишь! Почему спина не расправлена? Почему волосы убраны так не аккуратно? — постоянно причитала она. И самое страшное это то, что слышали ее только я и Аким. С каждым днем мое желание убрать чары возрастало на несколько процентов. Просто взять и бросить эту противную тетку на произвол судьбы, да посмотреть, как она справится с легионом Аспидов и Василем.
Задание стало для нас спасением. Я просто дождаться не могла, когда же оно уже наступит. Но проходил день за днем, а нас все не спешили отправлять. Прошел месяц. И вот нам объявили.
— Завтра вы идете на добавочное задание.
Я просто прыгала от счастья. Пусть уж лучше монстры, чем Жанна со своими придирками и наставлениями. Мне было все равно, как она будет выкручиваться, пока нас не будет рядом. Я наконец-то смогу отдохнуть.
— Так, ну, что. Все как обычно. Вы должны выжить. Время два часа, — раздался голос, на этот раз Аристарха, из невидимых динамиков. Мы появились в знакомом городе уже в третий раз.
На сей раз я была не одна. Рядом со мной оказался Аким, Глеб и Прасковья.
Мы были одеты все в те же черные костюмы.
— Никаких изменений. В прошлый раз нам хотя бы куртки давали, — фыркнула Праша.
— Зачем нам сейчас куртки? Жара под тридцать! — пробормотал Глеб и вытер пот со лба.
— Ну, или платья хотя бы. Эти черные костюмы мне ужасно надоели.
— Не скрывают твоей ужасной худобы? — язвительно заметил Глеб.
Прасковья покраснела и крепко сжала кулаки, стараясь взять себя в руки.
Не желая участвовать в разборках своих соседей по комнате, я взяла Акима за руку и потянула подальше от этих двоих. Они являлись просто взрывоопасной смесью.
— Куда мы? — поинтересовался Аким, с интересом рассматривая мое сосредоточенное лицо.
— Не знаю, — я легкомысленно пожала плечами.
Мне не было страшно, напротив, я просто горела желанием сразиться с каким-нибудь чудовище, но надеялась, что нам никто не попадется, и мы просто сможем мирно погулять.
Я заметила под одной из лавок рюкзак и поспешила к нему. В рюкзаке оказался нож, вода и проволока. Не сильно большое снаряжение, но, чтобы защититься, сойдет.
Пройдя чуть дальше, мы наткнулись на небольшой пакет с арбалетом и болтами внутри. Улов становился все крупнее.
— Есть идея, — подмигнул мне Аким и быстро потащил меня за собой неизвестно куда. Я, заинтересованная его идеей, старалась бежать рядом.
Мы завернули за угол, и я увидела небольшой парк, который располагался посередине площади. Я всей грудью вдохнула свежий воздух. Солнце сквозь листву не так палило, и чувствовался легкий нежный ветерок.
— Здесь так хорошо, — прошептала я, завороженная пением какой-то птицы, прячущейся в кроне деревьев. Голова за многие дни наконец-то не болела, ведь я не использовала свои силы.
Аким лег на траву и сладко потянулся.
— Думаю, мы можем вздремнуть, — протянул он и зевнул.
Я легла рядом.
— Слышишь? — спросила я.
— Что? — не понял Аким и поинтересовался как-то даже взволнованно.
— Тишина, — я улыбнулась.
Парень рассмеялся звонким заливистым смехом. Почему-то мне было так спокойно и хорошо, что я абсолютно забыла про монстров, которые нас могли поджидать на этом задании.
Я положила голову Акиму на руку и придвинулась к нему ближе.
— Знаешь, я все хотела спросить у тебя…
Он выгнул вопросительно светлую бровь.
— Какой у тебя дар? Что за магия?
Этот вопрос очень давно не давал мне покоя, и даже сейчас, в месте полном гармонии и тишины, мне не удалось предотвратить его.
— У него нет конкретного названия, как у твоего или Жанны, но я попробую объяснить, — он взял меня за руку, мне нечего было сказать ему на это, потому что теплые пальцы очень приятно обхватывали мою ладонь. — Я улавливаю силы других людей и могу ими пользоваться.
Я непонимающе посмотрела на бывшего Лазурита.
— Хорошо. Вот, например, — он замолчал.
«Я могу использовать твои силы, пока ты находишься рядом» — услышала я его голос у меня в голове.
— А если со мной будет рядом Глеб, то я так же, как и он, смогу управлять огнем.
У меня от удивления даже рот открылся.
— Это здорово!
— Ничего особенного. Но ведь если никого не окажется рядом, я останусь беспомощным.
Я села, пытаясь осмыслить такой интересный дар, и даже не заметила, как начала рвать одну за другой травинки.
— Но почему ты мне раньше это не сказал?
— Ты не спрашивала, — парень пожал плечами и сел рядом со мной. И тут он вдруг несильно стукнул меня в плечо. — Да ладно тебе. Давай лучше пока отдыхать, коли нам время предоставили.
— Вообще-то его предоставили для того, чтобы мы сражались с монстрами, а не лежали на газоне.
Он коснулся моего плеча. Почему-то такое легкое прикосновение обожгло меня. Я невольно дернулась.
— Ты чего?
— Не знаю, — щеки запылали.
Я попыталась отвернуться, чтобы он не увидел мое смущенное лицо, но длинные, как у пианиста, пальцы, аккуратно взяли меня за подбородок. Я повела головой туда, куда меня направлял Аким. Передо мной возникло его обворожительное лицо.
Такая ровная кожа, такой прямой нос. Мне захотелось дотронуться до парня. Моя рука непроизвольно коснулась его щеки. Сердце забилось сильнее. Мой взгляд встретился с взглядом Акима. Ярко-синие глаза. Я тонула в них как в море. Длинные пушистые ресницы отбрасывали тени на щеки.
Мы были так близко. Я чувствовала его дыхание и полностью погрузилась в происходящее, не замечая, как парень убрал пальцы с моего подбородка и стянул резинку с моего хвоста. Волосы тяжелыми золотистыми прядями рассыпались по плечам. Я ничего не замечала кроме его глаз и его дыхания.
Аким аккуратно убрал прядь моих волос мне за ухо, словно не решаясь, словно оттягивая тот миг.
— Чтобы ты не увидела, чтобы не произошло, знай, я люблю тебя, — прошептал он и легонько коснулся своими губами моих.
— Я тебя тоже люблю, — пробормотала я, смущенно опуская глаза и вновь прижимаясь к нему губами.
Прошел почти год, как я узнала Акима. Прошло почти полгода, как я поняла, что его люблю. Но первый поцелуй случился почему-то только сегодня.
Он оторвался от моих губ и уткнулся носом в волосы. На шее я чувствовала его щекочущее дыхание. Так приятно. Так спокойно.
Я прижалась к нему, запустив руку в его шелковистые золотые волосы. Аким. Такой родной. Я почувствовала это еще тогда, когда он просил ни с кем не заводить романов.
«Их это очень развлекает — разрушать пары» — вспыли в голове слова бывшего Лазурита.
Я вздрогнула, осознавая их. Нам нельзя показывать, что мы вместе. Нельзя.
— Они убьют кого-нибудь из нас, — пробормотала я.
— Что? — Аким посмотрел мне в глаза.
— Они убьют нас, — повторила я. — Ведь несчастная любовь — это так интересно…
Аким тоже вздрогнул, узнав свои слова. Мы молча сидели, смотря друг другу в глаза.
— Я этого не допущу, — негромко произнес парень. — Они не тронут тебя.
Я слабо улыбнулась.
— Меня нет. Думаю, не интересно играть один и тот же сценарий по второму кругу. В этот раз ты будешь их целью.
Я заплела волосы в косу и поднялась.
— Нужно идти, — произнесла я решительно.
— В этом нет необходимости.
Я удивленно посмотрела на Акима.
— Здесь неподалеку бродит кто-то, у кого дар отгонять монстров. Я использую его с первой минуты нашего появления здесь, — улыбнулся парень.
Он взял меня за руку и потянул обратно. Я ухмыльнулась и попыталась вырвать руку. Тогда он слегка пнул меня под коленкой. Но даже от этого легкого толчка, я потеряла равновесие и стала падать на него. От неожиданности я взвизгнула. Аким улыбнулся.
Он поймал меня и завалился на землю. Я оказалась прямо на нем. Лицом к лицу. Под его черным костюмом я чувствовала рельеф мышц. На губах у парня играла улыбка. Я смутилась и попыталась слезть.
— Рина, ты что, стесняешься? — ухмыльнулся он.
— Чего стесняюсь? — стараясь придать голосу невозмутимость, поинтересовалась я. А на щеках уже во всю играл румянец.
— Вот так лежать.
Нужно было что-нибудь ответить, но мне ничего не приходило в голову.
— Вот это кадр! — гоготнул кто-то. — Вы еще разденьтесь.
Я повернула голову и увидела Эрику.
Давно уже хотела ее убить, как раз есть еще один повод.
Я вскочила на ноги и выхватила из ботинка нож.
— Знаешь, давно хотела это сделать, — я повертела в руках кинжал.
У девушки даже глаза на лоб полезли.
— Ты меня, что, убить собираешься? — недоуменно произнесла она.
— Да.
Аким предостерегающе взял меня за руку.
— Рина, не стоит. Они специально вас стравливают. Вспомни, из-за чего мы оказались здесь.
И я вспомнила. Из-за того, что нам было скучно убивать понарошку.
— Но она убила Сэм! — словно оправдываясь, негромко сказала я. — Из-за нее Саша погиб!
— Ты же не убийца, Рина.
— Откуда ты знаешь?! Я убивала! Убивала тех солдат на войне! Живых людей! Так почему я не могу убить ее?! — я постаралась не выдать того, что я еще и Аспида того убила. Ведь тогда мне точно уж не выжить здесь. Хотя, наверное, Василь и так все понял.
Руки тряслись.
— Давай, кидай! — Эрика раскинула руки в стороны, открывая грудную клетку. — Что такое? Боишься?
Я убрала нож обратно в ботинок.
— Зря, — Эрика ухмыльнулась и ударила в меня струей воды. Я инстинктивно закрыла лицо руками. Вода так и не коснулась меня. Я удивленно открыла глаза и увидела, в чем же дело.
Прямо передо мной находилась водная стена. За ней я разглядела искаженное злобой лицо Эрики.
— Какого черта?! — заорала она.
И тут волна обрушилась на девушку. Я улыбнулась.
— Спасибо, — повернулась я к парню.
— Не за что, я же обещал. Пойдем отсюда, пока она не решила вновь что-нибудь выкинуть.
Аким закинул на плечо рюкзак, в котором у нас лежал арбалет и взял меня за руку.
«Ты нас не видишь!» — приказала я Эрике.
Эрика сидела на мокрой земле и отплевывала воду.
Не прошли мы и ста метров, как в глазах зарябило.
— Неужели уже два часа прошло? — я взглянула на часы. Верно. Ноль-ноль.
Мы оказались в нашей комнате. Я села на кровать и стала тереть глаза.
— Наконец-то, мне уже казалось, что вы не вернетесь! — из-под кровати выползла наша бывшая директриса. Она все еще была в своем сером рваном костюме, который собрал под кроватью приличные комки пыли.
Я поджала губы, и глубоко вдохнула, стараясь сдержать свое разочарование. Я-то так надеялась, что пока нас не будет, ее заметят и заберут отсюда.
— Вернулись, — буркнул Аким и плюхнулся на свою кровать.
Прошло еще несколько дней.
В одно утро я проснулась и поняла, что в комнате что-то изменилось. Она стала меньше, да и все кровати куда-то подевались. Спрыгнув на пол, я бросилась к дверям, за одной из которых оказался туалет, а другая была закрыта.
— И что это? Новое испытание? — громко поинтересовалась я и вдруг заметила листок, лежащий на столе с книгами.
» Три дня. Вы должны продержаться все это время без еды. Книги, игры, листы, тетради и ручки есть».
Я скомкала лист и бросила его в урну. Отлично. Я застряла тут на три дня. Голодом морить будут. Умереть-то не умру, а вот стойко выдержать это вряд ли получится.
Я взяла первую попавшуюся книгу и села ее читать. Хорошо, что книги подобрали специально для меня, то есть из моего мира. Тут были и такие, которые я бы в жизни не начала читать. Например, учебник по истории.
Я взглянула на книгу, что находилась у меня в руках.
«Строение миров» — гласил заголовок. А вот это уже интересно, именно этот фолиант был не с Земли, но название мне понравилось, и я решила прочитать, как там устроена наша вселенная.
Книга оказалась довольно сложной для восприятия, но я постаралась вникнуть в суть.
«Представьте себе зарождение планеты. Представили? А теперь вообразите, что у нее есть для начала два пути развития. Получилось? И не важно, по какому из этих путей пойдет развитие. Потому что именно в этот же момент появляется отражение данной планеты, в котором выбирается противоположный путь.
И так каждый раз в важный момент истории появляются новые и новые миры-отражения. И эти миры живут уже своей жизнью, так же имея отражения.
Это довольно сложно понять и принять, потому что нам невозможно осознать, что миров бесконечное множество, и никто не знает, какой из них был первым и единственным…»
Мне представилось некое дерево, по которому на ветвях расположены шарики-миры. Наконец-то мне удалось выяснить, что же происходит, почему мы все ребята — люди, а не страшные уродливые пришельцы.
Хоть один плюс оказался в этом заточении — мне открылась хоть какая-то правда.
«Чтобы не было разногласий, каждый мир назван по-своему и считается отдельной планетой. К примеру: Глория, Правь, Земля, Навь, Хельхейм, Йотунхейм и т.д.
Большинство из этих названий вам всем встречались. Они есть в той или иной мифологии. Но никто в вашем мире не догадывается, что раньше миры сходились и тогда гости из разных миров населяли чужие, рассказывали о своих и возвращались обратно до конца схождения. Теперь этого нет. Было принято единогласное решение, что это может привести к ужасным последствиям. И все проходы строго под запретом и защищены мировым правительством»
Я присвистнула. Все легенды оказывались правдой. Просто удивительно.
Когда основные факты были извлечены, книга отправилась обратно на стол.
Делать было абсолютно нечего, и я не нашла ничего другого, как петь песни, которые приходили на ум. Да пусть они наблюдают за мной, какая разница?
Прошли три дня безделья, и мы вновь оказались в своих комнатах. Нам, как обычно был предложен завтрак, на который все ребята накинулись, как только переступили порог столовой.
Вместе с Акимом мы вернулись в комнату и застали в ней Жанну, о которой я почти позабыла.
— Вы принесли мне еды? — поинтересовалась она.
— Нет, конечно! Они морили нас голодом и дали сейчас обыкновенный завтрак. Вы думаете, мы могли что-то оставить? — взвился Аким.
— Ладно, я поняла, — вскинула директриса руки, а затем доверительным тоном произнесла. — Я вас могу обрадовать. У меня появился план.
— План? — радостно воскликнула я, предчувствуя скорейшее освобождение.
— Да. И мне понадобиться только твоя сила, — палец с коротким ногтем указал на меня.
— Окей, какой план?
***
Я вновь сунула уже привычным движением нож в ботинок, убрала волосы в хвост. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы заставить всех не замечать нас троих.
Жанна, я и Аким подошли ко входу в Главный отсек. Бывшая директриса достала свою карточку и провела ей по прибору. Стена отъехала в сторону.
Я боязливо ступила на светящийся пол. С этим местом у меня было много отрицательных воспоминаний.
— Идите за мной, — приказала Жанна.
— Куда мы? — спросила я, через каждые сто метров оборачиваясь. Мне постоянно казалось, что сейчас все в один миг пойдет не так. Ослабнет магия или нас просто заметят.
— К порталу. Нам нужно спешить. Как только Аспиды заметят, что вас двоих нет на месте, всех поднимут на уши.
Мы ускорили темп. Меня колотил озноб, руки были ледяными и мокрыми от волнения. Я вытерла их об комбинезон.
Аким крепко сжал мне руку. Это немного приободрило меня. Он здесь, а значит, мне ничего не грозит.
— Скоро мы будем дома, — улыбнулся он.
Дома? Но, как же другие ребята?
— Подождите?! — окликнула я директрису. — А как же другие?! Вы обещали!
Жанна повернулась к нам и посмотрела на меня, как на больную.
— Ты же не сможешь распространить свою магию на стольких людей. Поэтому довольствуйся пока тем, что есть. Позже я вернусь с подкреплением и всех твоих друзей отправлю в их миры.
Я ничего не сказала Лике. Она подумает, что я ее бросила. И Касьян.
Жанна все вела нас куда-то, а я старалась держать магию, отчего у меня сильно болела голова.
— Мы пришли, — объявила директриса. Стена отъехала в сторону. Женщина вошла внутрь комнаты, Аким следом. Я последовала за ними.
— Нет! — взвизгнула вдруг бывшая директриса. — Оставайся за дверью!
Но было уже поздно — я зашла в комнату. В этот же миг двое Аспидов словно прозрели, они удивленно воззрились на нас. Здесь стояли блокираторы магии, и мне не удавалось использовать свой дар.
Испугавшись, что все провалилось, я стала отступать назад, надеясь незамеченной выбраться из комнаты, но наткнулась на кого-то, стоявшего позади меня. Он, а это был точно мужчина, крепко прижал к себе и приставил к горлу нож.
— Никому не двигаться, или я перережу ей глотку, я узнала голос Василя. — Руки!
Аким и Жанна медленно подняли руки вверх, показывая, что безоружны.
— Что, дрянь, сбежать решила? — услышала я ядовитый шепот рядом с ухом.
И тут мужчина, словно только что заметил бывшую директрису, усмехнулся.
— Надо же! Какая встреча, Жанна Сергеевна, — гоготнул он. — А вы все так же живы.
Директриса резко подняла руку, которую несколько секунд назад незаметно опустила. В ней оказался зажат небольшой дамский пистолет. Она направила дуло пистолета на Василя.
— Я убью ее раньше, чем ты выстрелишь, — усмехнулся Василь и еще сильнее надавил лезвием мне на кожу.
Я почувствовала, как по шее потекла струйка теплой крови.
— Мне плевать на девчонку, если ты этого еще не понял. С их помощью я просто собиралась вернуться в свой мир.
Так и знала, что нельзя было ей доверять. Я заметила, как Аким медленно приближается к какому-то аппаратику, что стоял на столе.
— Стоять! — рявкнул один из Аспидов и двинулся по направлению к парню.
— Еще один шаг, мальчишка, и она будет валяться здесь с перерезанным горлом, — предупредил Гранитович.
Аким сдался. Аспид заломил парню руки.
— Что с ним делать? — поинтересовался молодой парень.
— Пристрелите, зачем он нам нужен? — ответил легкомысленно Василь.
— Нет! — я дернулась и почувствовала резкую боль.
Боль вернула мне силы бороться. Я вспомнила, что у меня в ботинке лежит нож. Если бы только мне удалось его достать…
— Одно движение, Василь, и я выстрелю! — предупредила бывшая директриса.
Она стала медленно отступать спиной к компьютеру, стоящему около круглого возвышения, но при этом не сводила пистолета с меня и мужчины. Интересно, Василь вообще понимает, что заложница ему ничем не поможет? Ну, может ему удастся несколько раз прикрыться мной как щитом, а потом, она все равно рано или поздно его убьет.
Жанна стала одной рукой не глядя набирать что-то на клавиатуре. Я заметила, как в кругу начали образовываться какие-то всполохи. Вскоре эти всполохи преобразовались в картинку кабинета.
Жанна радостно вздохнула. Видимо, это был ее мир. Ее глаза засветились радостью.
— Что тут у вас? — в комнату вошел один из Аспидов. — Мне было велено заглянуть в эту комнату.
Меня не смутило, как странно он выражается.
— У тебя есть пистолет?
Аспид кивнул.
— Пристрели его. Нам не нужны предатели, — скомандовал директор, показывая на Акима.
Только один маленький шанс! Только маленький. Директриса нажала на курок. Пуля попала в одного Аспида, который стоял, не зная, что предпринять. Маленького замешательства хватило, чтобы Жанна прыгнула в портал.
— Ее тоже! — Василь швырнул меня на пол к ногам Аспида.
Есть! Я выхватила нож и бросила его в Василя. Тот увернулся, и лезвие только слегка порезало кожу на щеке.
— Ее после Лазурита, — плюясь ядом, жестко сказал он.
Нужно было прыгнуть, нужно было самой воткнуть кинжал Василю в сердце! Аким попытался вырваться. Он боднул головой Аспида, что его держал. Молодой Аспид выпустил парня, но тут же прижал его к земле. Аспид и бывший Лазурит покатились по полу.
— Стреляй же! — заорал Василь.
— Там наш человек, я не могу! — ответил Аспид с номером сто один на плече.
Почему-то черты сто первого показались мне знакомыми, некоторое время я вглядывалась, пытаясь понять. И наконец поняла. Он напомнил мне того капитана, которого убил Ротберт.
— Стреляй!
— Нет!
— Это приказ!
— Я подчиняюсь только себе.
Никогда не слышала, чтобы Аспиды кому-нибудь так отвечали. Что-то здесь было нечисто. Я попыталась приподняться с пола, но на меня направили дуло пистолета, мне пришлось лечь обратно.
— Я прикажу тебя казнить! — брызжа слюной, заорал Василь.
Тут Аспид все же победил Акима и прижал того к земле, так что парень не смог шевельнуться.
— Ну что? План на сегодня будет выполнен? — поинтересовался сто первый.
— Будет, — знакомая улыбка появилась на лице молоденького Аспида с номером триста девятнадцать.
Аким дернулся, под весом триста девятнадцатого. Сто первый выстрелил.
— Нет! — я завизжала, подскочив на ноги и бросившись к Акиму. Голова прострелена пулей. – Нет!
Триста девятнадцатый слез с мертвого тела.
— Нет! — я легла на тело Акима. От крика голос сел, но я все еще кричала.
Такого не может быть. Только не так!
— Давай! Убей меня! — я поднялась на ноги, сделала несколько шагов к Аспиду и, взяв рукой дуло, приставила к своей голове пистолет. Слезы стекали по щекам. Сто первый отрицательно качнул головой. – Ну! Что же ты! Убей! Мне больше нет смысла жить! Все провалилось! Все, кого я любила, мертвы! Убей!
Мой голос дрожал, я всхлипывала. Меня трясло. Почему он не стреляет?
— Не сегодня, — сто первый тепло улыбнулся и убрал от моей головы пистолет, но выстрел все равно раздался. Я вскрикнула от неожиданности, но пуля попала не в меня.
По стене медленно сползал на пол Василь. Это как так? Почему он, а не я?
— Предатели! — крикнул слабо директор. Его ранило в бок, видимо не сильно, потому что он не собирался умирать. Я стояла ошарашенная и удивленно хлопала глазами, не зная, как вообще реагировать на происходящее. Они убивают Акима, а потом стреляют в Гранитовича, который желал мой смерти. Смешанные чувства разрывали меня изнутри.
Меня легонько и несмело приобнял триста девятнадцатый Аспид. Я вырвалась.
— Не смей меня трогать! Не смей! — заорала я и вновь упала на колени рядом с телом Акима. Тихие всхлипы опять стали перерастать в истерику. Я погладила светлые волосы Акима и шмыгнула носом.
Ты сильная, когда-то говорил он. Ты сильная.
Я ударила кулаком в пол — на костяшках выступила кровь. Возможно, что это вновь было испытанием. Проверкой реакции. Наверное, я должна была сделать невозмутимое лицо и выйти из комнаты, но это было свыше моих сил. Опять я потеряла Лазурита. Почему именно его? Почему? Я слегка коснулась щеки мертвого парня, провела пальцами по губам, которые больше никогда не сделают вздоха.
Вновь раздался выстрел, и я почувствовала, как ко мне возвращается магия. Аппарат, что стоял на столе, был прострелен насквозь.
Меня аккуратно поставили на ноги.
— Пойдем, — триста девятнадцатый подтолкнул меня к выходу.
-Нет! Я не пойду без него!
Триста девятнадцатый поджал губы.
— Рина, все не так как кажется, прошу, идем, — твердо произнес сто первый.
— Откуда ты знаешь мое имя?! — я удивленно посмотрела на сто первого.
Мне доходчиво показали глазами на еще живого Василя. Я видела страдание на его лице. Он зажимал кровь на боку, но она все текла. Мне вспомнилось недавнее желание убить его, но я его поборола. Ему пока и так достаточно.
Сгорбившись, я вышла из комнаты. Меня трясло. Я в последний раз посмотрела на тело Акима. Мертв. Если они хотели мне помочь, так зачем убили его?
Когда я вышла, мне в лоб уперлось дуло пистолета, но потом пропало.
— А, это ты, — произнес еще один Аспид под номером сто семьдесят один. Да откуда они меня знают?
На плечи легли чьи-то теплые руки. Обернувшись, я опять увидела за собой триста девятнадцатого и движением плеч попыталась сбросить ладони.
— Как смеешь ты дотрагиваться до меня?! — я взглянула на Аспида. Лазурные глаза. Но у всех Аспидов они темные! Вскрикнув, я отшатнулась.
— Вы что, ей еще ничего не рассказали? — усмехнулся сто семьдесят первый.
— Что не рассказали? — я все не могла успокоиться, и все вздрагивала от всхлипов. Только что они убили Акима и ведут себя так, словно ничего не произошло. А этот молодой Аспид еще и пристает ко мне!
Мы шли по коридору в направлении жилого корпуса. Туда, где еще остались мои друзья.
— Аким жив, — ответил сто семьдесят первый. Он выдержал большую паузу, давая мне время на осмысление. — И Саша тоже.
— Что? — словно ослышавшись, переспросила я, даже остановившись, чтобы осознать сказанное.
Сто семьдесят первый щелкнул пальцами и подмигнул мне. Вместо него на меня смотрел Хоуэл. Вновь прикосновение к плечу. Я обернулась. В форме триста девятнадцатого стоял живой Аким, а рядом с ним Саша.
Оба лучезарно мне улыбались.



ЕкатеРина Козина

Edited: 13.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: