Академия Иллюзий. Танцы на осколках.

8

 

- Эй ты, эроимка!

Внутри дергает от этого противного голоска, но я заставляю себя не то что не оборачиваться, но даже не сбиваться с шага.

 - Эй, я к тебе обращаюсь!

Вдох-выдох.

Прежде меня защищало имя, статус, возможность бросить упреждающую фразу - никто и не смел лишний раз обращаться так к дочери Серого советника. Да и в нашей академии я была слишком занята и ограниченной по времени учебой, чтобы обращать внимание на конфликты или противостояния.

В Академии Иллюзий все оказалось по-другому.

И отношение к нам, как показала первая декада, было не таким уж однозначным и лояльным, как представлялось поначалу.

Такими же неоднозначными были отношения между двумя государствами.

Мы никогда не были единым целым,  напротив, оба королевства постепенно становились все крупнее за счет множества маленьких, объединившихся по собственной воле или по праву сильного. Воевали - не без этого. Дружили и обменивались своими детьми - среди предков короля Одивелара затесалась не одна эроимская принцесса, а пра-пра-бабка нашего короля точно прибыла из соседней страны.

Все как у всех.

Жестокая и быстро разрешившаяся война, причиной которой послужило спорное озеро на границе между королевствами, была, пожалуй, последней вспышкой. Я родилась именно тогда, после подписания мира - и в последние пару десятков лет между нашими странами царило вполне осознанное перемирие. Границы можно было пересечь совершенно свободно, укреплялись торговые связи, связи… между мужчинами и женщинами. Даже зародилась традиция обмена студентами. Хоть первый опыт, судя по рассказам, был так себе - и эроимцам и одивеларцам пришлось отстаивать и свое право называться сильными магами, и честь…

А два года назад  случился неожиданный конфликт на границе, потом еще один. По ним было много слухов и вопросов, которыми занимались советники и дознаватели. И все ждали, что отношения вновь наладятся. Ну, не просто ждали… Теперь я понимаю, что несколько советников одивеларского короля предприняли в попытки выяснить, кто на самом деле стоит за конфликтами, а также хоть немного упрочить хрупкий мир. В том числе пригласив две эроимские пятерки на Игру, где те едва не погибли из-за происков неизвестных врагов.

Кто-то пытался сделать так, чтобы конфликты переросли в полноценное сражение. И после подслушанного дома разговора я не была уверена, что вовсе не знаю, кто это. Делало ли это моего отца в моих глазах предателем и сволочью? Вряд ли.

Сволочью его делало совсем иное. А что до политических интриг, то здесь я точно не была столь уж уверена, кто плохой, а кто хороший. Я слишком тщательно изучала историю и слишком часто была при дворе, чтобы не понимать - у всего есть не просто две стороны, а три, пять - и каждый может искать свою выгоду, невзирая на последствия для окружающих.

Другой вопрос, что можно было выбирать, за кем идти. И пока в любых вопросах я была готова идти только за самой собой. 

Была еще причина, почему к нам в академии отнеслись настороженно. Здесь учились, в основном, благородные рода. Да, здесь хватало простолюдинов - вот только они не слишком-то выделялись или  стремились выделиться. В отличие от нас, которые выделялись даже внешним видом и ничуть не собирались стесняться своего происхождения. Никто из нашей пятерки и не пытался вести себя как-то скромно и заискивающе, чего - вполне возможно - ожидали. 

И предположения, почему из Эроима приехали не аристократы, продолжали будоражить местное общество и рождать все новые слухи.

Не в нашу пользу.

- Эй! - меня таки дернули за рукав и заставили обернуться.

Я ожидала её увидеть - ту блондиночку, что вешалась на Мигеля.

Девица выглядела рассерженной и запыхавшейся. И злой - в том числе на тот факт, что я стояла и молчала, спокойно глядя ей в лицо. Наверное, она предполагала, что грозный взгляд и визгливые требования, которые тут же начали слетать с пухлых губок, произведут на меня неизгладимое впечатление, и я спрячусь где-нибудь, чтобы поплакать, но она просчиталась.

- Ты все время крутишься возле него, эроимка! И мне это надоело - прекращай даже дышать в его сторону - он будет моим, чего бы мне это ни стоило. И я тебя не пощажу, если понадобится…

Она говорила еще много всяких глупостей, про мои постоянные попытки соблазнить Мигеля.

На самом деле это он постоянно крутился рядом - или мне так казалось? В столовой буровил взглядом, когда мы оказывались на одних занятиях подходил и о чем-то разговаривал с Кинтаном. Но я, понятное дело, не обращала на него внимания. Старалась во всяком случае, хотя порой это было нелегко. Его присутствие… будоражило и вызывало самые странные мысли. Только сообщать об этом блондиночке я не собиралась. Брезгливо взяла двумя пальцами её руку, продолжавшую цепляться за мой рукав, отвела ту в сторону и холодно произнесла:

- Тебе следует лучше отрепетировать свою речь - пока что она не впечатляет. Но скажу тебе одно  - брюнет меня не интересует. И не потому, что я вдруг испугалась мести одной девицы, что кричит на каждом углу, как она счастлива служить подстилкой.  А потому что я слишком брезгую пользоваться хоть чем после таких подстилок.

- Да как ты… - её личико стало багровым.



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 19.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться