Академия колдовских сил. Салочки с демоном

ЧАСТЬ 5. Разбор полетов

— Вы понимаете, что творите?!

Побелевший от гнева министр практически кричал. Он метался по кабинету и едва ли не рвал на себе волосы, тогда как ректор оставался спокойным. Лорд рассматривал камень на перстне и гадал, удастся ли убрать с него царапину, не испортив огранку.

Впереди ожидал куда более важный разговор, а министр — так, мелкая сошка.

— Лорд ти Онеш? — видя, что ректор занят делами чрезвычайной важности, привлек к себе внимание граф Соренц и в сердцах плеснул себе воды из графина. Хотелось вина, но это потом. — Вы меня слушаете?

— Безусловно, — кивнул лорд, вспоминая последние минуты врага.

Лорд шан Теон вел себя достойно. Не метался, не проклинал, лишь глянул с холодной усмешкой и произнес: «Не доставлю вам такого удовольствия, милорд». И сдержал слово, гончие ничего не получили.

Ритуальное самоубийство — вещь редкая, но привычная для высшей аристократии Закрытой империи. Иначе бывший тайный советник поступить не мог. Ректор уважал его за это, не позволил псам подойти к безжизненному телу.

Яд подействовал мгновенно.

Шан Теон почернел и с тихим хрипом рухнул на колени. Проступили сквозь кожу налившиеся багрянцем вены и лопнули, залив кровью серебристые шкуры призрачных гончих. Лорд ти Онеш порадовался, что Малица всего этого не видела: слишком страшно. Ему самому стало не по себе, когда кровь полилась из глаз и ушей вампира. Скрюченные посмертной судорогой пальцы сжимали крохотную склянку с ядом. После, уже в Академии, ректор рассмотрел под увеличительным стеклом пару кристаллов и поспешил сжечь: опасны. Даже крупинки достаточно, чтобы убить человека. Значит, всегда носил при себе. Тайный советник до мозга костей! Схвати они его после осеннего бала у императора, тоже бы проглотил яд, чтобы не выдать секретов родины и не позволить себя казнить.

Сильная добыча! Они втроем загоняли его до самого рассвета. И шан Теон едва не ушел: помешала рана, нанесенная лордом Шаллом. Она не успела затянуться, и вампир поскользнулся в прыжке. Всего лишь поскользнулся! И погиб.

Ректор отогнал гончих и присел рядом с мертвым вампиром. Для верности всадил-таки в сердце серебряный болт — никакой реакции.

— Что с ним делать, милорд? — из тени леса выступил молодой демон и покосился на шан Теона.

— Ничего. Похорони. Клану лучше не знать, где он погиб. Хотя, — ректор в сомнении покосился на изломанное короткой агонией тело, — главе рода положены почести.

— Хочешь отдать вампирам? — эхом отозвался еще один демон, старше первого и одетый по моде Закрытой империи. — Он ведь из девчонки кровь пил, Нормана покалечил.

— Норман сам себя покалечил, — отмахнулся лорд. — Своей собачьей заносчивостью. Еще поговорим, очень о многом поговорим, — с мрачной усмешкой чуть слышно добавил ректор и вновь перевел взгляд на почерневшего вампира. — Пусть лежит в склепе. Порядочных вампиров я уважаю.

Всего одна повязка — и так много значит. Без нее Малица истекла бы кровью, значит, лорд Эльмир шан Теон заслужил скромные, но похороны.

— Хорошо, я займусь, — кивнул старший демон и, покосившись на юнца в расхристанной одежде, больше подходившей для свободного художника, нежели для демона, подозрительно поинтересовался: — А этот не выдаст?

— Собственного ректора? — поднял брови лорд и в свою очередь тоже одарил притихшего юного демона изучающим взглядом. — Я настоятельно, — он выделил голосом это слово, заставив адепта судорожно сглотнуть от скрытой за спокойствием угрозы, — рекомендую молчать об охоте.

Юноша судорожно закивал и, посвистав дядиных собак — второй демон приходился ему близким родственником, который и отправил учиться к знакомому в Академию колдовских сил, поспешил скрыться от греха.

— Осторожнее! — предупредил ректор, указав на вампира. — На нем могли остаться проклятия. Слишком тихо умер, наверняка подготовил сюрприз.

Демон усмехнулся. Кого учит! Можно подумать, он сам ничего не знает! Привык командовать и считает всех безалаберными дурнями.

Осмотревшись, ректор спросил:

— Ну как, снимаем полог?

Приятель согласился, и через пару минут в лес снова вернулась магия, а рог Дикой охоты замолк.

Все это промелькнуло в голове ректора во время беседы с министром. Будь его воля, лорд не тратил бы время на пустые разговоры с графом, но формально тот начальник, приходится терпеть.

— И что вы можете сказать в свое оправдание? — Министр нервным движением схватил стакан и сделал большой глоток, но столь неудачный, что поперхнулся.

Беспокойство графа имело вполне конкретную причину: он отвечал за действия своих подчиненных. Император рвал и метал, прослышав о Дикой охоте. Хорошо, местные жители ничего не поняли, а то бы пришлось устроить показательный процесс.

Правда, оставалось загадкой, кто именно сообщил об охоте. Министр подозревал, кто-то из особистов. Они контролировали применение магии в регионе и вполне могли почуять неладное.



Ольга Романовская

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться