Академия Лэтвор или влюблённая (не) простушка

Размер шрифта: - +

Выставка

– Спасибо, что пришла, – тепло улыбаясь ласково произнёс Ремзи .

– Я же человек слова.

Сейчас мне хотелось, чтобы он забыл про поцелуй и не вздумал испортить момент, поднимая этот довольно щекотливый вопрос. Ремзи, по всей видимости, всё же по большей части был джентльменом и никаких попыток обсудить эту тему не делал. Теперь мне стало даже обидно, что для него это ничего не значило. Во мне просыпался воистину женский характер. Хочу то, не знаю что…

– Рад, что ты надела наряд, который я прислал.

– У меня не было выбора. Ты же старался, подбирал.

– Взял первое попавшееся.

– Пойду тогда переоденусь.

– Ну, мне пришлось за него побороться.

– Так ты и есть тот таинственный незнакомец?

– В смысле?

– Оказывается, это платье существует всего в трёх экземплярах.

– Прости, я не очень разбираюсь во всех этих тенденциях.

– Я, собственно, тоже, если бы не Лора. Она выбрала точно такое же платье к сегодняшнему вечеру. Ей не очень понравился твой выбор. Взбучку устроила знатную…

– Я и здесь умудрился попасть в немилость к тебе?

– Что ты, мне абсолютно всё равно, что она там говорит. Платье мне действительно очень нравится.

– Это тебе подарок. Правда, украшения - семейная ценность моего друга. Их бы желательно вернуть.

– Я бы и не приняла их, даже если бы ты настаивал. Я верну  по завершении вечера. Кстати, нам не пора?

– Не волнуйся, ничего важного мы не пропустим, официальная часть будет около девяти. Дадим людям возможность без нас посплетничать и перемыть друг у друга за спиной кости.

– Чем тогда займёмся?

– У меня есть традиция, которую сегодня я хочу разделить с тобой.

– Это какая?

– Я с детства каждый день наблюдаю за небом в ожидании появления первой звезды.

– Какая интересная традиция, я с радостью разделю её с тобой, так как сама обожаю ночное небо.

– Очень рад.

Ремзи развернул меня к себе спиной, положил свои руки мне на плечи и, пригнувшись, прошептал:

– Смотри на западную часть неба, именно там будет первая звезда.

Он придвинулся ко мне довольно близко и слегка приобнял, а я в это время думала только о том, чтобы он не услышал, насколько сильно бьётся моё сердце. Даже пропустила из-за этого появление этой пресловутой звезды.

– Теперь можно присоединиться к остальным на вечере.

– А-аа, что? – задумалась я.

– Говорю: пойдем, теперь нам действительно пора.

Стоило нам пройти внутрь здания, как мы сразу же стали объектом для созерцания. С нас буквально не сводили взглядов. Когда мы проходили мимо, разговоры тут же стихали.

– Я что-то чувствую себя неуютно, – практически вжалась я в Ремзи.

– Расслабься, ты же в открытых боях участвовала, там на тебя гораздо большее количество людей смотрело.

– Ну, здесь совершенно другое ощущение.

– Кто-то говорил, что не боится сплетников.

– Это чистая правда, не боюсь.

– Ну, тогда смело направляйся в центр зала танцевать наш первый танец.

– Скажи, ты надо мной специально издеваешься?

– Когда это я издевался?

– Ладно, забыли… Я с радостью потанцую с тобой, но предупреждаю - у меня в танцах обе ноги левые.

– Хорошо, что у тебя длинное платье, никто не заподозрит того, что ты, как слон, оттаптываешь мне ноги.

– Всё не настолько плохо! Просто в свою сторону я слышала от преподавателей танцев, что в мешке с картошкой больше грации, чем во мне.

– Отдайся музыке, слушай её сердцем, а телом доверься мне.

– В каком смысле?

– В танце, я буду вести, а ты расслабься и получай удовольствие.

– Ты точно о танцах?

Ремзи улыбнулся и повёл меня в свободную часть зала. Заиграла новая мелодия, и он, приобняв меня за талию, закружил под звуки нежного вальса. Я, чтобы совсем не упасть в грязь лицом, постоянно считала и повторяла движения: раз, два, три – раз, два, три, четверть поворота, половина поворота… Раз два три… Своим громким смехом Ремзи прервал мои подсчёты, и теперь абсолютно все вокруг смотрели в нашу сторону.

– Ты чего смеёшься?

– Прости, это твоё выражение лица…

Он стоял и откровенно меня передразнивал.

– Ну ты и гад!

– Прости, я не со зла, но ты так смотрела, словно очень хочешь в туалет.

– Я глупо выгляжу?

– Слишком сосредоточена и напряжена, негнущаяся, как палка, небось, если тебя толкнуть, то упадёшь в той же позе, что и была.

 – Зачем я только согласилась пойти с тобой сюда?..

– Доверься мне, ты когда сосредотачиваешься на чём-то, то у тебя это получается ещё хуже.

– Можешь найти себе другую партнёршу, с навыками получше.

– По-моему, и у тебя всё получается отлично, ты забыла про счёт и инстинктивно отдалась танцу.

Я только сама заметила, что мы всё ещё танцуем. Пока Ремзи говорил со мной, я танцевала на автоматизме.

– Поверь, всё очень даже неплохо, – похвалил меня Ремзи.

Звуки музыки затихли, и на сцену вышел верховный маг Клаус Сайрин - один из инвесторов академии и член правления общины стражей. Мне о нём было мало что известно, кроме того, что он гений. Этот человек полиглот в мире магии, ему подвластны сразу все стихии. Мышьяковская в своё время была в группе под его командованием. После того, как жена родила ему ребёнка он покинул пост в золотой десятке стражей и перешел в разряд офисных рабочих. Мышьяковская тоже стала преподавать в нашей академии, хотя её навыки невероятны.Это как профессор математических наук внезапно пошел бы работать учителем младших классов. Но я только рада, благодаря ей статус академии только возрос, и я попала в лучшую из групп.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться