Академия Лэтвор или влюблённая (не) простушка

Размер шрифта: - +

Соединение сердец

Любопытная сценка вырисовывалась – Ремзи и женщины… Что такого произошло между этими двумя, ещё и Ламия... Обе невероятные красавицы, у Мики неординарная, я бы сказала восточная внешность, раскосые изумрудные глаза, черные как смоль волосы, точёная фигура и сладкий голос, ещё она обаятельна и чертовски умна. Ламия бледнокожая красавица, платиновые почти до колен волосы, огромные серые с фиолетовинкой глаза, ослепительная улыбка и семейная принадлежность на зависть каждому. Что их связывает?..

– О чём задумалась?

– О тебе и твоём гареме.

Он остановился, наморщил лоб и поднял одну бровь, долго на меня смотрел, а потом спросил:

– Ты вообще о чём? Иногда ты так говоришь, что я тебя не понимаю.

Я только сейчас поняла, что мы всё ещё держимся за руки, я попыталась свою отдёрнуть, но не тут-то было. Ремзи вцепился в неё мёртвой хваткой.

– Разберись уже со своими девушками, а потом дёргай меня.

– Какими ещё девушками? – сердито буркнул он.

– Ламия, Мика…

– Не бери глупостей в голову, это совершенно не то, что ты думаешь.

– Все вы так говорите! Эйден мне сказал, что вы с Ламией связаны, – приврала я. Так вероятность разговорить его была повыше.

– Эйден, говоришь?.. Держись лучше от него подальше!

– Поздно, мы с ним более чем близки.

– Так же, как ты была близка с Алариком?

– Ладно… Про Аларика я соврала, а с Эйденом у нас чистейшие чувства, – ну, по сути я не обманывала, просто преподносила по-другому.

– Я же вижу, что ты снова обманываешь!

– А что ты хотел услышать? Что я ночей не спала и разыскивала тебя? Что извелась вся и придумала тысячу и один способ тебя пытать? Не дождёшься!

– Скажи, ты ревнуешь?

– Пф-ффф, с чего бы?

 Ремзи повернул моё лицо к себе, я не хотела, чтобы он заметил стоящие в глазах слёзы, поэтому сопротивлялась изо всех сил. Он сделал проще - резко обошёл меня и, схватив за голову, поцеловал, сначала просто прикоснувшись губами, а затем впился страстно, как тогда во сне посреди сада. Сердце выпрыгивало из груди, я одновременно радовалась и злилась, не знаю, чего было больше. Не удержалась и ответила ему с такой же страстью, как только он расслабился, прервала поцелуй. Затем влепила пощёчину и начала что есть силы колотить руками по его плечам и груди. Ему мои удары были нипочём, он стоял со скучающим видом, а я, выплеснув эмоции, разрыдалась.

– Как ты мог? Ты бросил меня, я всё это время была один на один с этим. Я думала, что ты мной воспользовался и бросил.

Ремзи крепко сжал меня в объятиях и попытался утихомирить:

– У тебя есть право злиться, я так понимаю, никто не удосужился тебе сообщить, почему меня нет, и ты себе надумала ерунды.

– Почему вообще мне кто-то должен был сообщать что-то вместо тебя?

– Я полагал, что Нора это сделает.

– Почему она должна была бы это делать? Да откуда ей вообще знать, что это нужно сделать?

– Ну, то, что она меня забрала полуголого из твоей спальни, о многом говорит.

Я не могла пошевелиться, окончательно поддавшись эмоциям, разрыдалась, если раньше это были безмолвные слезы, то сейчас настоящая истерика.

– Тише, моя хорошая, тише… – гладя по голове и спине, целуя меня в макушку, утешал он меня. Вместе со слезами ушла и вся злость.

– Почему ты сам не послал мне весточку за это время, неужели не скучал?

– Очень скучал и очень хотел, но не мог. Нила, ты ещё очень зелена в шпионаже, поэтому один раз объясню, чтобы не возникало таких ситуаций в дальнейшем. Ты уже второй раз раздуваешь из ерунды трагедию.

– Для тебя это ерунда?

– Нет, не ерунда, но ты могла бы мне просто верить, и так понятно, что я теперь весь твой, а ты моя.

– И как я, по-твоему, должна была это понять?

– Мы с тобой провели незабываемую ночь вместе, я тебе сказал, что люблю, этого недостаточно?

– Мы так и не прояснили отношения, тот порыв был спонтанным и неожиданным.

– Вот же глупышка, у мужчин никогда не бывает подобной неожиданности. Я же ещё у озера сказал, что влюбился в тебя практически с первого взгляда.

– Это у мужчин всё просто, а мы, женщины, воспринимаем всё по-другому. Нам нужны слова!

– Нила, я тебя безмерно люблю и буду до конца дней терпеть твой жуткий нрав, и слова не скажу по этому поводу, но тебе придётся научиться иногда выслушивать людей и верить в них.

Он рассмеялся, и я невольно переняла у него это, видимо, после всего нервный срыв добрался и до меня, потому что я вновь тут же начала плакать.

– Прости меня, я причинила тебе вред, вновь не дав шанса объясниться.

– Ну, что теперь?

– Не знаю, – вытирая неконтролируемый поток слез, честно призналась я.

– Давай всё проясним и никогда больше не вернёмся к этому разговору, избегая скандалов по пустякам. Нила, я страж, я могу пропадать внезапно и не появляться очень и очень долго. Пойми, я не то чтобы не хотел с тобой связаться, а просто не мог этого сделать. Ты задумалась об этом хоть раз?

Я отрицательно покачала головой, и Ремзи продолжил:

– Любую связь можно отследить, когда я на опасном задании, это может повлечь за собой ненужные последствия. Подвергнет тебя опасности или того, кто поможет связаться с тобой. Из-за такой, казалось бы, мелочи, противник сможет узнать мою личность, слабые места, и это самое малое, что может случиться.

– Но Нора связывалась же с академией.

– Это была крайняя надобность, она взвесила все за и против, прежде чем вызвать Дениэль. Я же не хочу понапрасну рисковать, случись с тобой что, я не знаю, как жил бы. Судя по всему, Адам мёртв, и только воспоминания Дени - наш шанс выяснить, что происходит. Поверь, если я не выхожу с тобой на связь, значит, на это всегда есть серьёзная причина. Просто пообещай, что будешь доверять мне в будущем.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться