Академия Люциана. Тайна нас связала

Глава 21

   После того, как Давид открыл все карты перед директором Абрахамсом, последний с большой неохотой разрешил допросить профессора Воронова. Придя в больничное крыло, помощник сыщика застала Ворона, лежащего на больничной койке, в очень подавленном состоянии. Некоторые могли подумать, что мужчина всё ещё страдает из-за яда Златозмея, но Набоков по глазам профессора всё понял.  

- Разбитое сердце очень долго лечится. - сказал Давид, а после немого вопроса преподавателя, юноша добавил, - А вы не смотрите на мой возраст, я уже успел через это пройти. Прошёл уже год, а я до сих пор не могу своё сердце вылечить. Абрахамс сказал, что Рафалович взвалила всю вину на вас. 

- Это вас не касается. - всё так же отстранённо сказал Дмитрий, - Вы ведь здесь не ради бесед о сердечных делах, господин Набоков.  

- Я так понял Абрахамс вас уже успел предупредить. - Давид сел на койку профессора.  

- Конечно. А ещё он приказал не болтать лишнего, но после того, что случилось, мне уже плевать. Пускай увольняет! К тому же теперь, когда труп этой бедной девочки нашли, в молчании нет уже смысла.  

- Что ж, профессор Воронов, я весь во внимании.  

- Эх... Начну с того, что я самого начала знал, что кто-то высасывает у студенток все жизненные энергии. Через два дня после того, как пропала Эмбер Чейн, я собирал пробы со дна местного озера для экспериментов с детёнышами Уньётами. На глубине озера я случайно обнаружил женскую мумию. Кто-то использовал мощное зелье роста для кораллов, дабы скрывать и держать тело на дне, он надеялся, что местная живность сделает своё дело. И это бы вышло, если бы я не решил делать пробы в другой день.  

- И вы молчали?  

- Я немедленно сообщил Абрахамсу. Мы достали тело и без проблем установили, что эта мумия является Эмбер Чейн. Видели бы вы, как у Абрахамса пот шёл в три ручья. В общем, он велел мне молчать. Всё-таки мы лучшее учебного заведение, а Абрахамс боялся из-за этого дела потерять спонсоров Люцианы. А Чейн была сиротой без дома, да и к тому же проблемной студенткой. И действительно, её никто не хватился.  

- Как же... - с малой долей презрения произнёс Давид, - Что вы сделали с мумией Эмбер?  

- Я закопал её не далеко от озера. Абрахамс на этом и успокоился, но кто ж знал, что в Люциане завёлся энергетический охотник. Я пытался донести до директора мысль, что надо принимать меры, но он боялся правды, надеялся, что пропажи ещё нескольких девушек просто совпадении.  

- С Эмбер всё ясно, а что насчёт Айры Ким?  

- О, Айра... Её мне жалко больше всех. Способная была студентка, но она очень страдала из-за демонической крови. Я не мог, конечно, её в полной мере понять. У меня был в роду демон, и даже не один, но демоническая кровь мне не передалась. И всё же у меня достаточно жизненного опыта, чтобы ей помочь контролировать свою силу. Да и Айра в долгу не осталась. Именно она мне и подсказала, что кровь демона Златозмея древнее племя Ка-Шура использовала для омоложения своих вождей. Не удивлюсь, если она об этом проболталась своей подруге Милене Каррп, а та уже рассказала Дитеру Михелю. Этот молокосос пытался меня этим шантажировать, только он не знал, что со мной такое не пройдёт.  

- У вас совсем нет предположений, кто мог убивать этих студенток? 

- Дайте подумать... - Ворон надолго призадумался, а затем изрёк, - Есть одна кандидатура. За пару дней до начала учебного года мне нужно было зайти в запретную зону библиотеки для кое-каких исследований. Стоило мне войти, как я на пару секунд увидел фигуру в плаще, которая исчезла через портал. Вскоре я заметил, что фолиант Нотвэ ван Нови чуть выпирал на фоне остальных книг на верхней полке. Я хотел понять, что эта фигура искала, но этот незнакомец всё предусмотрел и не оставил магического следа на книге.  

- Вот как! И я так понял, вы знаете, кто это.  

- Через неделю после этого, я сидел в доме профессора Ренна, чтобы обсудить педагогические моменты, и увидел этот плащ в прихожей. Я заинтересовался им, и Ренн ответил мне, что таких плащей в измерении Каро просто склад, и они продаются по дешёвке. В общем, это всё! - Дмитрий поднял глаза на потолок, - Я сказал всё, что знаю, теперь задавайте вопросы уже ему. 

   Услышав всю информацию, Давид покинул больничное крыло. Выйдя во внутренний дворик, юноша решил, что прежде, чем отправиться домой к профессору Ренну, нужно было попробовать извиниться перед Марицой. Решив, что она уже вернулась в Люциану, Давид зашёл в женское общежитие. Едва он успел дойти до комнаты Марицы, как к нему тут же подбежала Лина. Девушка была очень взволнована.  

- Где Марица? - с порога спросила Лина.  

- А она не вернулась?  

- Нет, и она не отвечает на телефонные звонки! - студентка попыталась прочитать мысли Давида, но юноша, угадав действие первокурсницы, успел поставить блок.  

- Это не к чему! - раздражённо сказал помощник детектива, - Я сам не знаю, где... 

   И тут до Давида дошло, что с девушкой могла случится беда. Помощник детектива решил найти девушку с помощью магического следа, а для этого была нужна вещь, которую Марица использовала для магии чаще всего. Не церемонясь больше с Линой, Давид с помощью заклинания взломал замок и вошёл в комнату Лотрич. Немного подумав, Набоков решил, что на фолианте ван Нови могли ещё остаться свежие следы. Юноша прижал пальцы к виску, и глаза Давида покрылись зелёной пеленой. По всей комнате помощник детектива увидел магические следы, похожие на бледно-жёлтый шлейф из блёсток.  

- Ч-что ты делаешь? - не понимала Лина.  

- Я пытаюсь найти Марицу! - после этих слов Давид, взяв с собой фолиант, вышел из комнаты и, пройдя мимо Лины, пошёл к лестнице. 

 

   Свои поиски Набоков начала с места, где он поругался с Лотрич. Дальше юноша пошёл по следу, который привёл к дому профессора Ренна. И вот тут Давид, вспомнив слова профессора Воронова, подбежал к двери. Не получив ответа после стука, юноша взломал замок. Продолжая идти по следу, помощник детектива подошёл к окну, на котором стоял горшок Сонами. Прочитав название, юноша только укрепил свои подозрения насчёт Йохана. Продолжив путь, Давид обнаружил, что след обрывается в спальне, где спала очень крепким сном изуродованная, и утратившая разум, Кая Ренн. 



Иса Браус

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться