Академия Люциана. Тайна нас связала

Эпилог

   Давид смог навестить Марицу в больничном крыле Люцианы только на следующие сутки. Девушка всё ещё лежала в бессознательном состоянии на больничной койке. К счастью, медсестры сказали, что благодаря капельнице с исцеляющим зельем, девушка придёт в себя в любом случаи. 

   Давид, взяв стул, сел напротив койки студентки. Бледная, губы и кончики пальцев слегка дрожали, а грудь вместе с животом медленно и тяжело упускались при дыхании. Первое время юноша молча смотрел на это ослабевшее создание. 

   Вдруг на телефон Набокова поступил вызов от Алекса. Прежде чем принять его, помощник детектива ещё раз прокрутил в своей голове то, что скажет шефу. Давид прекрасно понимал, что убийце не будет место в нормально обществе, а Алекс, узнав правду, даже если и не сдаст, то прекратит с ним все контакты точно. Приняв вызов, Набоков рассказал своему шефу очень хорошо сочинённую историю.  

- Он совершал свои ритуал в лесу глубокой ночью, у него хорошо получалось заметать следы. Я поймал его на месте преступление... В общем, я спас девушку, но Йохан Ренн скрылся. - на этом Давид закончил свой ложный отчёт.  

- Это, конечно, плохо, но наша главная задача выполнена. В общем, судьба Эмбер Чейн известна, а её тело найдено. Наш заказчик через своих людей договориться с руководством Люцианы, чтобы Эмбер передали ему, дабы он её достойно похоронил. А поиски Ренна уже дело полиции. - затем Алекс устало выдохнул, - Молодец, Набоков. Я, кстати, поговорил с кое-какими людьми из измерения Земля. Можешь на месяц перекантоваться у них, а там я тебе уже новое дело поручу. А сейчас, я думаю, ты заслуживаешь отдых.  

- Спасибо, Алекс!  

- Не благодари. Я тебе сейчас скину координаты, и можешь уже сегодня из Люцино уезжать. Ладно, до связи! 

   Через минуту после этого телефонного разговора, Алекс скинул Давиду адрес и имена. Однако Набоков не спешил уходить. Он снова посмотрел на Марицу. Взяв чуть тёплую руку студентки, юноша снова вспомнил произошедшие в мини-измерение ван Нови. Да, профессор Ренн был убийцей, и ничто его не оправдывало, но он не заслужил такой смерти. Давид, уткнувшись носом в руку Марицы, начал тихо скулить. Затем его взгляд упал на лицо девушки. Оно стало более умиротворённым, что успокаивало юношу.  

- Спасибо. - прошептал Давид, - Если бы не ты, я бы не смог остановиться... Я спрятал фолиант ван Нови. Больше он никому вред не причинит. Его никто не найдёт. Прости, что использовал тебя, но время, проведённое с тобой, было самым лучшим в моей паршивой жизни. 

   Поцеловав руку Марицы, Давид встал с места и покинул больничное крыло. Идя по коридору, он думал о своём будущем, которого боялся. Проблемы с демонической кровью, которых он так надеялся избежать, его настигли. В его руках была мощь, которую контролировать ещё предстояло научиться. 

 

*** 

Месяца спустя. 

   После поминальной церемонии по погибшим студенткам, остальные учащиеся и преподаватели испытывали смешанные чувства. Большинство ощутили спокойствие, решив, что угроза миновала, и только несколько человек чувствовали, что Люциану ждут новые и непростые времена. 

   Невозможно было описать эмоции семей погибших девушек. Благодаря их стараниям, директора Абрахамса и профессора Воронова сняли с должностей. Также бедные родители не переставали тратить силы и нервы, чтобы привлечь их к ответственности. 

   Были те, кто жалел Каю Ренн. Оставшись без чуткого внимания мужа, она была обречена на недолгое существование в хосписе в измерении Мэй-Ту. 

   Никто не говорил напрямую, но каждый в Люциане понимал, что рано или поздно скорбь сойдёт на нет, и все продолжат жить дальше. 

   После поминальной церемонии Марица захотела прогуляться в лесу в одиночестве. Идя по заснеженной тропе, Лотрич чувствовала себя разбитой. Ей казалось, что её сломали, и она не могла понять, кто это сделал: профессор Ренн или Давид Набоков. Тело девушки полностью восстановилось, но душа как-никогда нуждалась в исцелении. 

   Вдруг в голове Марицы раздался женский голос, которой позвал её по имени. Лотрич, вспоминая прошлое, тут же бросило в дрожь. Однако перед ней тут же появился светло-голубой сгусток дыма, принявший женский силуэт.  

- Не бойся меня, Марица. - нежно произнесла она, - Я не причиню тебе вреда.  

- Кто ты? - с недоверием спросила студентка.  

- Я твой друг. Пойдём со мной. 

   Девушка всё ещё не доверяла сгустку дыма, но любопытство оказалось сильнее. Марица последовала за ним. Привидение привело Лотрич к одному из дубов.  

- Я под ним. - сказал сгусток, указывая на один из корней. 

   Марица скептически посмотрела на приведение, но любопытство продолжало толкать вперёд. Опустившись на колени, девушка заметила под широким и толстым корнем яму. Марица протянула туда руку, которая нащупала что-то. Когда первокурсница вытащила руку, она увидела, что держит в руках фолиант ван Нови. Марица резко подняла голову на светло-голубой сгусток, тот, в свою очередь, резким движением вселился в фолиант. Книга раскрылась, и на глаза Марицы предстала запись: 

3 день декабря 1699 года 

   Какая-то меланхолия на меня снизошла. Недавно я вспоминала, что послужило толчком к моей жажде знаний. Всё началось с разбитого сердца. Я, невинная семнадцатилетняя девушка, подарила его обычному парню без выдающихся способностей, а он его бессовестно разбил. Какой я была дурой! Но теперь я понимаю, что, если бы не это, я бы не стала искать утешение в книгах и древних свитках. Если бы не это, то я бы не стала той, кем являюсь сейчас, и кем я стану в будущем. 

   Так что, мой дорогой друг, которые читает мой фолиант, я хочу дать тебе совет. Лучше лекарство для разбитого сердца является могущество, которое заключается в силе знаний. 

Нотвэ ван Нови 



Иса Браус

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться