Академия М Ч С. Попасть и не пропасть

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 33 Свадьба

 

В романах всегда в конце женятся. Прочитаешь один — и можно больше не читать.
(Борис Бедный. Девчата)

Наверное, у каждого в жизни бывало так, что на следующий день предстоит рано вставать, и он всеми силами пытается заснуть, но ничего не выходит. Человек злится, поглядывая на стремительно бегущие стрелки часов, и понимает, что спать он будет, но не сегодня. И вот тогда, когда он уже полностью смирился со своей участью и решил просто полежать с закрытыми глазами, то проваливается в царство Морфея, чтобы через пять минут услышать противный звук будильника.
Вот и мне не повезло. До самого рассвета сон ни в какую не шел ко мне. Я пробовала считать баранов, розовых зайцев, делала глубокие вдохи и пыталась медитировать. И вот, казалось бы, у меня все получилось, но и здесь пришел облом. Облом был в весьма симпатичной упаковке, уже одетый и накрашенный. А еще до зубовного скрежета бодренький и веселенький. Короче, меня пришла будить соседка. А я едва смогла разлепить глаза, в которых по ощущениям перекатывались барханы песка, и вяло поинтересовалась:
— Сколько времени?
— Уже восемь часов. Вставай, а то не успеем. Я и так пожалела тебя и дала поспать лишних полчаса, пока сама собиралась.
— А давай я еще немножко полежууууу, — зевнула, снова уплывая в сон.
— Хочешь остаться без завтрака?
Я прислушалась к себе и поняла, что есть не хочу. Меня подташнивало от недосыпа и единственным желанием на данный момент было — поспать. Но в то же время я понимала, что поесть все-таки нужно. До обеда еще куча времени, и будет неловко, если в самый ответственный момент у меня перед всеми запоет серенады пустой желудок.
Я с трудом проглотила молочную кашу и запила бодрящим настоем, который окончательно меня разбудил. И только когда голова прояснилась, я задалась вопросом.
— А вы с занятий отпросились?
— Нет, зачем? — беззаботно прощебетала Элая, одновременно строя кому-то глазки. — Потом скажем, почему отсутствовали. Думаю, что свадьба лучшей подруги — это достаточно уважительная причина, чтобы простить прогул. Не удивлюсь, если преподаватели и сами не придут. Все же не абы кто, а сам глава академии женится. Посмотреть на такое захочется многим.
Представила толпу людей, оккупировавших территорию около храма, и ужаснулась. Нет, такой радости мне точно не нужно. Даже если они будут нас лепестками роз закидывать. Хорошо еще, что здесь нет вездесущих репортеров с камерами, иначе я бы совсем испугалась из комнаты выходить. А ведь мне и так не сладко.
Шнуровать платье у Элаи получалось не так быстро, как у модисток, но в конечном итоге она справилась, и я даже могла в нем дышать. На талию я не жалуюсь, шестьдесят три сантиметра — почти идеал, так что обморок от нехватки кислорода мне не грозил. Хотя сейчас она казалась еще тоньше, чем обычно. С прической было все проще — зная, что именно нужно сооружать на моей голове, подруга за двадцать минут сделала из волос вчерашний шедевр, а накрасилась я еще до того, как стала платье надевать. Не зря на Земле частенько смотрела видео уроки макияжа. Не профи, конечно, но и не совсем новичок в этом деле.
Когда я после всех приготовлений крутилась перед зеркалом, оценивая собственный вид, в дверь постучали и, не дожидаясь ответа, отворили ее. А когда я повернулась на звук, то увидела стоявшего в проеме ректора. Поверх жилета серебристого цвета на нем был узкий однобортный черный кафтан с серебряной же вышивкой. Светло серые узкие брюки, заправленные в высокие сапоги по цвету гармонировали с шейным платком. Его одеяние напомнило мне то, как ходили у нас примерно в восемнадцатом веке, только парика на голове не хватало. А так — типичный денди.
Жених окинул меня взглядом, и то, что он увидел, явно ему нравилось. Об этом недвусмысленно говорили его глаза, сверкнувшие одобрением. Правда случилось это ровно на уровне моей приподнятой корсетом груди. Но что с него взять – мужчина.
— Дорогая, ты чудесно выглядишь, — сделал он дежурный комплимент и протянул руку. Мне оставалось только вложить в нее свою ладонь, которую тут же положили на сгиб локтя, но перед тем как выйти, я все же оповестила его о пополнении в наших рядах. На это ректор только кивнул головой и сказал, что и не сомневался в наличии сопровождения. Вот так просто, а я уже готовилась отстаивать право на их приглашение.
До выхода из Академии мы добрались благополучно, а вот дальше я застыла, не решаясь сделать еще хоть шаг. Все дело было в том, что грязь за прошедшее время никуда не делась, и грозила не только испачкать туфли, но и платье, так как по полу оно не стелилось только благодаря каблукам, которые точно утонут в земле.
Ректор понял мое замешательство правильно и подхватил на руки. Я охнула от неожиданности и рефлекторно обхватила его за шею. А потом, осмелев, поерзала и расположилась поудобнее. Элае повезло меньше — ее нести на себе никто не собирался, хоть подруга и пыталась на это намекнуть, поэтому она с недовольной мордашкой перепрыгивала с кочки на кочку, то есть, с одного сухого участка на другой, при этом придерживая руками платье и всеми силами стараясь не упасть на скользкой дороге. То, что Энберг, следующий сразу за ней, подстраховывал девушку воздушной подушкой — она не замечала.
А сразу за воротами нас ожидали две кареты, запряженные белыми жеребцами. К моему удивлению, они были самые обычные. Таких я много в городе видела, и колокольчиков или хотя бы ленточек на них не было. Как будто не свадьба у нас, а поездка в соседний город. Даже обидно от такой несправедливости стало.
В одну из карет сели друзья, а вторая предназначалась для нас с женихом. Ректор открыл дверцу, помогая залезть внутрь, и уже сам хотел последовать за мной, когда его окликнули.
— Саит де Ниль, у нас большие проблемы, срочно требуется ваше присутствие в малом медитационном зале.
Появление невысокого мужчины было неожиданным, но еще более странной выглядела его просьба. Насколько я знаю, в медитационный зал приходили студенты, которые плохо управляли магическими потоками. Там они могли не бояться причинить кому-либо вред и полностью раскрыть себя своей силе, слиться с ней и стать единым целым. Всю магию как губка впитывали стены зала, нейтрализовавшие за время своего существования тысячи угодивших в них боевых плетений и потоки сырой неуправляемой силы. И вот что могло случиться такого ужасного в одном из самых безопасных мест — я даже вообразить себе не могла. Ректор, видимо, тоже.
— Зифер, ты понимаешь, когда мне об этом говоришь? У меня скоро свадьба.
Мужчина замялся, быстро придумывая аргументы, способные остановить главу академии, и сказал:
— Поверьте, если бы не крайняя необходимость, я бы вас ни за что не потревожил. Это займет буквально десять-пятнадцать минут.
Ректор вперил в просящего пристальный взор, размышляя, что делать — послать не вовремя нарисовавшегося мужчину или уделить немного времени. В итоге, ответственность все же победила.
— Хорошо, но не больше десяти минут. Дольше все равно задержаться не смогу. А вы, — он обратился ко мне, — поедете без замедления. Я доберусь порталом. Если все же случится так, что я задержусь, что маловероятно, успокоишь служителя Храма и попросишь немного подождать. Думаю, что богиня не станет в таком случае сильно гневаться.
И в полной уверенности, что я все запомнила и сделаю так, как он сказал, ректор захлопнул дверцу и стремительно пошел прочь, переговариваясь о чем-то с Зифером, а потом открыл портал и скрылся в нем. Едва это произошло, кони тронулись и повезли нас к Храму, быстро цокая копытами по мощенной камнем дороге.



Юлия Солнечная

Отредактировано: 13.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться