Мастер для ведьмы

Размер шрифта: - +

Часть вторая. Ночной дозор.

 

Иногда достаточно одного взгляда, чтобы понять, что опасность близко. Как у Булгакова «Основная ошибка заключается в том, что вы недооцениваете значение человеческих глаз. Поймите, что язык может срыть истину, а глаза – никогда». Как я могла не заметить, что подсевший ко мне на скамейку в тот весенний день молодой человек, предвещает беду. И даже его предложение начать обучение в Академии магических исследований не насторожило меня. А ведь, по сути, это бред какой-то: именно так расценил бы предложение Климента нормальный среднестатистический гражданин. Выходит, что я ненормальная. Или отчаявшаяся. На что только не толкает человека отчаяние. И желание начать всё с нуля – это безумие. Хотя, нет, безумие – это умение притворяться счастливым, Притворяться, что именно эту лямку ты должен тянуть всю свою жизнь, довольствоваться малым и не роптать. Разве я смогла бы так? Выходит, что сомнительное предложение Климента заключить договор, открыл мне возможность измениться, почувствовать себя значимой. Ну вот, теперь я чувствую себя значимой и что? Маги охотятся за моим телом, а я отчаянно сопротивляюсь. Счастья, через край.

Ну чего уже теперь говорить, что сделано, то сделано, тем более я уже сделала свой выбор.

Вчера на индивидуальных занятиях, Мастер обмолвился, что только через страдания приходит истина. Если слушать Климента, то люди, которые никогда не страдают, так и уходят из внешнего мира не с чем. Не могу согласиться с ним, по-моему, истина заключается в везение. Если тебе везёт, зачем искать – истина сама откроется тебе. Разве мы можем обвинять тех, кому повезло в этой жизни? Раньше я считала, что зло исходит от людей, живущих в достатке, но теперь поняла, что зло – это выражение несчастья. Получается, что несчастных людей больше, чем счастливых. Наверное, со временем, я бы тоже остервенела, ведь у меня ничего хорошего в перспективе не предвиделось: так сказал Мастер, а я ему верю. Древние люди жили в равноправии, потому и зла не было, и планета не страдала, и всем было хорошо. Социум развивался, развивался, а в конечном результате изжил себя. К чему стремиться, не понятно. Остаётся одно – само разрушаться.

Вот так потихоньку я становлюсь другой, меняются мои взгляды на многие вещи, и я понимаю, что в этом и заключается моя сила – это сила мысли и духа.

Но сегодня у меня другие переживания – я не влезла в свои любимые джинсы и это меня немало огорчило. Я выросла из своей одежды. Вот такие земные мысли соседствуют с глобальными размышлениями.

Климент пригласил меня совершить прогулку в горах, и я согласилась: ходьба по склонам поможет вернуть мне прежние формы.

-Лишний вес? – посмеиваясь, заметил Мастер.

-Точно. В реальном мире есть шутка, типа "девушка, у вас тесто подошло".

-Ну, это слишком - рассмеялся Климент. - Всё не так страшно.

Всё он знает, даже зло берёт. Все лишние килограммы наружу, и даже окружающие уже заметили. Не понимаю, что происходит. Ем я мало и пища, которую я употребляю сбалансированная. В общежитии заботятся о нашем здоровье и это очевидно – мясо, овощи, фрукты, что ещё надо?

-Пусть это будет самое страшное, что может огорчить тебя, – попытался успокоить меня Климент и подал руку, чтобы помочь взобраться на уступ.

-Я сама, – оттолкнув его руку, сказала я и стала вскарабкаться на каменную нишу. Конечно, у меня ничего не получилось, и Мастер помог мне, изображая в шутку, что я реально прибавила в весе.

Ладно, пусть глумится, но я не заставлю долго ждать с ответным ударом.

-Зачем ты познакомил меня с Фабием? – спросила я, как только оказалась в безопасном положении.

-Чтобы ты знала "опасность" в лицо - ответил Мастер.

-Но ведь вы друзья? - удивилась я недоверчивости Климента.

-В исполнении приказа друзей не берут в помощники.

Понятно. Значит, если Фабий узнает, кто я есть на самом деле, мне конец. Он исполнительный и безжалостный простейший. Выходит, я небезразлична Клименту, иначе он просто исполнил свой долг без сожалений.

-Тебя уволили, – сказал Климент, когда мы прошли ещё несколько метров.

-Я ушла из театра « по собственному желанию».

-Ты забыла им сообщить. Они растерялись, когда ты не явилась на спектакль.

-Значит, только после того, как я не явилась на спектакль, они вспомнили о моём существовании?

Зачем спрашивается, в течение трёх лет, каждое утро, кроме выходных, я торопилась в театр к одиннадцати часам? Дура, как есть. Старалась соблюдать внутренний распорядок, а мои старания и не замечал никто. Театр, он жестокий и коварный. И ещё, ужасно несправедливый. Я рада, что лицедейство осталось в прошлом.

Мы сели на камни и прежде чем начать беседу, не договариваясь, взглянули в небо. А там нешуточные увесистые тучи. Гроза в горах? О, нет, только не это.

-Не бойся, мы ведь можем легко ускользнуть от грозы.

Ах, да, теперь это легко будет сделать. Иногда я забываю о приобретённых в Академии способностях и продолжаю мыслить, как примитивный человек, а это значит, что в голове моей ещё достаточно земного «мусора». Придётся Иерею подождать. Кстати, ему ещё долго ждать придётся – мне нравится оставаться собой.

-Когда я нашёл тебя, ты была для меня не более чем «объект», который нужно было любыми уговорами привлечь в Академию. Что я и сделал. И на счёт Фабия и его подружки ты мыслила в правильном направлении – да, я чувствовал себя победителем. Хотел похвастаться перед ними.

Так просто? Он и не пытается скрыть от меня эти ужасные откровения.

-Теперь всё изменилось и я никому не позволю обидеть тебя, – успокоил меня Климент.

Мастер так и не ответил, почему он стал защищать меня. Опять догадки. Буду надеяться, что это потому, что я нравлюсь ему.



Виктория Летто

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: