Академия Магического Индекса 1. Не раскрывая прошлого своего

Размер шрифта: - +

Глава 2. Предостережения Судьбы. Часть 2

 

Наше время. АМИ.

 

- Алиса, будешь и дальше продолжать спать, вылетишь из Академии быстрее, чем провинившиеся студенты у мастера на физподготовке, - голос раздался неожиданно, прямо над самым ухом.

- Долой террор и не вкусную еду, - громогласно заверещала я спросонья и на всю аудиторию, причем умудрилась по рефлексу подскочить со своего места.

- Мы, конечно, понимаем ваше рвение защитить права каждого студента, Сирьерская, но не могли бы вы показывать свою активность вне моих занятий, - хвала небесам, что сейчас не занятие по истории у профессора Мохера, иначе бы держать мне мои оторванные уши в руках.

- Прошу прощения, профессор, - вернулась я на свое место, пряча голову от такого позора.

- Предупреждал тебя, добром твой "тихий час" не кончится, и всегда я оказываюсь прав, - повернулся ко мне староста, продолжая смеяться надо мной.

- Ха, тебе всегда весело, когда другим плохо, - как хочется сделать ему гадость, чтоб на всю жизнь запомнил.

- На сегодня достаточно, в следующий раз будет опрос, дополнительную литературу можете получить в библиотеки, всем спасибо за внимание, - Гавк, как появился неожиданно, так и, собрав все свои пожитки, растворился.

Спустя секунду, все двери распахнулись, выпускаю на волю замученных "каторжников".

Дальше были одни из любимых предметов предметы. Готовить зелья мне всегда нравилось, но особенно интересно было экспериментировать, всегда надо придумывать что-то новое, но пока у меня только взрывчатые вещества получаются. Вот только развернуться на всю глубину души моей не дает невыносимый профессор Сироя. Вот темный гад. Только меня одну и пилит с момента поступления.

Целительство было интересно тем, что мы могли наглядно разрезать человека пополам и посмотреть на его внутренности. Правда, это зрелище не для слабонервных. Чем неоднократно пользовался Торптон до поры до времени. До той самой поры, как я его познакомила с будущей студенткой целительского факультета. Теперь мне не надо за ним приглядывать. Ведь по занятия целительству я прохожу со вторым курсом. Также как и по алхимии. Программу первого года пришлось выучить до вступительных.

Профессор Петуния преподавала нам уроки предсказания. Но мне она не понравилась еще со времен вступительных. Многим эта дисциплина давалась с трудом, но большинство верили, что если исправно будут посещать лекции, возможно, у них проснется дар предвиденья. Я особо в это не верила, скептически относясь к деятельности преподавательницы, и искренне веселилась на практике, симулирую вещие припадки.

На этом список моих любимый занятий закончился.

Черный список невыносимых лекций проводил как раз профессор Адалин. Вводные уроки поначалу были интересны. Целый месяц я ходила довольная собой, и даже активно участвовала в спорах.

Политология и боевая магия интересные предметы, пока дело не заходит до высшего уровня. Разбирать действия правительства всех держав, настолько утомительно, что бывало и такое, что я прямо во время лекции чуть не уснула. А вот магию пришлось приостановить потому, как следующую группу заклинаний надо будет изучать по иносказательным учебникам. А так как я росла не в аристократической семье, то владею только эсперанто, языком распространенном на Объединенных землях, потому что он схож с людским языком Аркадии. И очень сильно насмешила Адалина тем, что знаю ругательства на некроязыке. Все благодаря близкой границе с Некролисом. Однако я самостоятельно пытаюсь разобрать трехэтажные эльфийские конструкции заклинаний, прочитывая перед этим множество учебников. Результат появился в виде смешанной магии моего экспериментального щита.

Искусство введения боя также ведет ректор, но не среди недели, а по выходным, потому что эту дисциплину изучают элитные. До элементарных вещей я еще не доросла. Поэтому мне приходится над собой измываться, чтобы достичь минимума знаний и не опозорится.

Далее идут не такие жесткие предметы.

Межрасовую истории не любил никто, даже ботаники, так как вел ее ни кто иной, как профессор Грызкин. Откуда родом он – неизвестно, но если судить по его рассказам, то он жил везде. Только это пока цветочки. На открытых занятия лекцию ведет вполне адекватно, но стоит ему остаться наедине с учащимися, то пиши "пропало". Набрасывается, унижает, наказывает за неправильный ответ. Его боятся все. Даже выпускники.

В Академии есть также творческие преподаватели, такие как мастер Грингер и мастер Лео. Музыка и живопись, любимые предметы многих студентов в особенности у девушек, так как мастер Лео очень красивый мужчина. Вот только любовь у него с искусством. И отношение такое же.

Куратор пока убрал из моей программы его предметы, но обещал поставить через год.

А вот уроков танцев избежать не удалось. Адалин грозился меня загнать пинками. Пришлось согласиться. Вот только опыт в танцах небольшой есть, но только этом моя тайна, из-за которой может раскрыться мое прошлое.

Ну а самая-самая бяка – это этикет, этика и эстетика. Противный предмет, противный профессор. Скучно, нудно, спать не дают, не кормят, пока правильно вилку не возьмешь, короче, полный отстой.

Самая полезная вещь в Академии – физическая подготовка. Единственный недостаток – жить после не хочешь совершенно. В моем случае мне приходится заниматься помимо занятий у мастера так еще и вместе с куратором. Сокурсники каждый раз думают о моей своевременной кончине.



Валерия Назаренко

Отредактировано: 31.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться