Академия Меча и Магии

Глава 4

Все же решила проверить слова чертяки по поводу невозможности выхода, ставшего входом для меня.

- А-а-а-а, что ты делаешь?- вопил зелененький, когда я волокла его к двери.

Стоило оказаться в паре шагов от нее как с дверного косяка тут же ощерились острозубые головки маколова.

- Ш-ш-ш-ш, - шумовая волна от удивительных то ли растений, то ли животных пронеслась по помещению.

- Сумасшедшая, - во всю глотку орал черт, вырываясь у меня из рук.

Только при всем желании у него ничего бы не получилось. Мой опыт по обращению с капризничающем младенцем в одной руке, чемоданчиком с документами в другой, и пакетом с продуктами в… зубах, позволял справиться на все сто процентов. И без повреждения со стороны всех несомых объектов.

Зеленого я выставила в качестве щита. Благоразумно посчитав, что я еще нужна Антошке живой, а вот чертяку он не знает. А потому не сильно расстроится, если с ним что-нибудь случится.

Потом, правда, пожалела о своем решении.

Но было слишком поздно.

Пара головок впились в штанину зеленого с клацаньем закрывающегося амбарного замка. Еле успела одернуть руки, вместе с чертом.

Тот взвыл от страха бешеной белугой.

- Убивают! Спасите! Помогите!

- Ты чего орешь? Оглушил, - зашипела уже я, пытаясь спасти свои барабанные перепонки от внепланового повреждения звуковой волной.

Но от двери отошла подальше. Проверять радиус поражения растительным цербером не желала.

Чертенок в моих руках трясся от неподдельного страха. Это и стало доказательством его же слов, проверенных эмпирическим путем.

- Я-я-я...т-т-тебе отомщу. Я-я-я-а т-т-тебе все п-п-п-рипомню, - приговаривал зеленый, когда я гладила его по голове, пытаясь успокоить. У черта зуб на зуб не попадал.

- Да ладно тебе. Хватит уже. Ничего же страшного не случилось. Подумаешь, штаны прокусили. Даже царапины нет.

К тому времени я внимательно осмотрела худое тело чертенка на наличие повреждений. И убедилась в его целостности.

- Штаны прокусили?! Да ты знаешь, что от яда маколова умирают через три минуты в страшных конвульсиях? - всхлипывая, возмущался чертяка.

Представила эту картину. Ужаснулась.

- Я думала, что ты шутишь, - принялась оправдываться.

- В качестве компенсации можно я за грудь подержусь? - как бы между прочим спросил зеленый.

Не будь он столь вежлив и в меру предусмотрителен, а я все время начеку, вначале бы сказала «да», а потом влепила затрещину одному чрезвычайно наглому черту.

Но я тренировалась на кошечках по имени Антошечка, который научил меня слушать и слышать что говорят милым убаюкивающим тоном.

В нашей маленькой семье между мной и сыном установлено правило, что за свои слова надо отвечать, какими бы они ни были. И если я на что-то давала согласие, то потом не могла забрать. И это касалось всего. Глядя на меня и Антон учился выполнять свои обещания.

Однако как и все дети любил проверять границы дозволенного. Особенно, подойти в момент максимальной занятости и попросить что-нибудь, надеясь, что я соглашусь, лишь бы отстал.

После пары проколов с просмотром видео на планшете на ночь, или неограниченного поедания чипсов, я научилась держать ушки открытыми.

Но не только я оказалась поймана на слове, но и Антон. Таким образом он стал делать зарядку по утрам и есть на завтрак овсяную кашу, которую не любил.

Зелененькому до прокачанности скилла Антона далеко, а уж меня тем более.

- Только попробуй, испепелю, как ту несчастную вазу, - с милой улыбкой ответила на желание потискать мои прелести.

Чертенок дернулся.

- Тихо, малыш. Спокойно, - по привычке начала успокаивать зеленененького.

- Я тебе не малыш, мне уже пятьдесят…

- Весен, - добавила. - Помню-помню. Если не хочешь быть малышом, то давай я назову тебя Добби.

После этого я узнала, что чертяка тоже умеет рычать.

- Меня Илом зовут. Несносный Ил. Теперь ты довольна, страшная женщина с лицом молодой ослицы.

- А вот это ты зря. Я же и обидеться могу. А обиженная женщина хуже гремучей змеи. Предлагаю запомнить с первого раза. Повторять не буду. Еще одно обидное слово и ты покойник. Понял? - произнесла с фирменной улыбкой. От которой все соседские хулиганы разбегались в разные стороны.

Моя подруга называет ее оружием массового поражения. И просила включать, когда стоило отвязаться от не в меру приставучих кавалеров.

Несносный Ил тоже проникся.

- Ты же не хочешь меня съесть? - спросил в страхе.

Похоже, что на небольшом расстоянии улыбка была еще более «милой».

- Думаешь, могу? - спросила с прищуром.

- От тебя всего что угодно можно ожидать, - ответил на полном серьезе пятидесятивесный черт.

- Зато мы теперь поняли друг друга. Правда, мал… Несносный Ил.

- И каким ветром тебя надуло в наши края? - расстроенно протянул чертяка.

- Сама очень хотела бы знать, - ответила, вспоминая как попала в странную Академию.

 



Степанида Воск

Отредактировано: 08.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться