Академия Менталистов: Танец с Тенью

Размер шрифта: - +

1.2

— Ох, лисичка, ты взвесила все «за» и «против» поступления в Академию за тысячи миль от Хаггарда? — обеспокоенно щебетала вокруг меня Рашель, то и дело мечась от одного стеллажа к другому. — А как же алхимия? А мечта стать парфюмером? Ты ничего не говорила о своем отъезде, заплатила за комнату на месяц вперед… А работа? — тучная тетушка с кудрявыми пшеничными волосами и наивным васильковым взглядом еще больше засуетилась, и от ее яркого, цвета спелой земляники платья с рюшами зарябило перед глазами. Теперь я не знала, за безопасностью чего или кого следить — то ли Рашель успокаивать, то ли бутыли с духами придерживать, чтобы те не превратились в стеклянную крошку. — Где же я найду сейчас толковую помощницу, когда вокруг полно шельм или бестолковых девиц? С момента открытия лавки я уволила двадцать консультанток — девять меня обокрали, скрывшись из города в неизвестном направлении, а остальные или перебили весь товар, или только портили репутацию магазинчика незнанием компонентов и истории ароматов! Как же так… — тетушка Рашель горячо всхлипнула. — Как же так! Совсем ведь не предупредила, девочка…

Я неловко поджала губы. Мне вовсе не хотелось подводить Рашель и скоропостижно увольняться, врать о том, что заявление в какую-то дремучую Академию я подала давным-давно, и, только когда я уже упала духом и позабыла обо всем, его приняли. Это ведь не так, совершенно! Получается, для Рашель мои россказни о желании сотрудничать и помогать с развитием магазинчика выглядели очередным враньем, дабы прибиться к ее торговой точке, где оклад, по сравнению с остальными в городе, был неплох, как и условия работы.

Тетушка Раше́ль Тарье́р — известная местная предпринимательница, около трех лет назад воплотившая свою тайную страсть в жизнь в виде небольшой «Пряной Лавки» в сердце столицы. Она и помогла мне найти достойную работу и жилье. Изначально с Рашель мы встретились случайно на цветочной ярмарке, ежегодно проводящейся в каждой из пяти столиц Мидгарда. Я искала цветочные нотки для букета своей композиции, о чем и поведала ей. Правда, тогда я не предполагала, что спустя час с привязавшейся женщиной мы найдем общие темы и, в конечном итоге, сойдемся на почве любви к парфюмам. Несмотря на то, что первый авторский экземпляр у меня получился гадким, Рашель сами компоненты приглянулись и, посчитав мой вкус вполне хорошим, она устроила меня в свой магазинчик, а затем предложила за небольшую плату комнату в своих апартаментах неподалеку. Конечно, юную и безработную студентку, горящую желанием переехать в столицу, предложение заинтересовало, и вот уже пятый месяц подряд мы жили и работали вместе.

Несмотря на всю доброту чужой женщины, с тетушкой временами отношения абсолютно не складывались. Во-первых, все пятеро уже бывших мужей ушли от нее из-за невыносимо вредного характера, поэтому частенько мне приходилось из вежливости выслушивать ее истории об этом или попадаться под горячую руку, когда на Рашель накатывали воспоминания о былых годах. Во-вторых, тетушка успела за свою карьеру прослыть особо меркантильной, излишне расчетливой, о чем я узнала не так давно, и на каждого, кто попадал в ее окружение, смотрела с позиции «выгоден или нет». Если выгоден, так еще и порядочен — тетушка по-паучьи оплетала его удушающими сетями, не давая никуда уйти. Пятерым муженькам сбежать удалось, а вот ее коллегам и многочисленной прислуге — нет. А в-третьих, за четыре месяца работы я изучила двухэтажную лавку от и до — знала каждый угол, могла с легкостью подобрать клиенту запах, с огромной вероятностью удовлетворяющий всем его требованиям. С Рашель я стояла на месте, не развивалась — она была закупщицей, а не создателем парфюмерных коллекций, которые противилась обновлять. Старые запахи надоедали не только мне, но и постоянным клиентам, и за последний месяц прибыль упала.

Претензии со стороны Тарьер возросли, и сегодня, придя и сообщив печальную весть, я заранее ожидала миллион нелестных комментариев в свой адрес. Однако Рашель раскаялась, наигранно впала в отчаяние, и как только солнце начало клониться к закату, что знаменовало окончание рабочего дня, решила убедить меня не покидать Хаггард. Правда, вот уже полчаса у нее ничего не выходило — я-то знала, что от предложения главы Тайной канцелярии нет пути улизнуть.

— Да, отозвать заявку на поступление я не в силах. Точнее, ее должен забрать мой отец, а он не сделает этого в связи с некоторыми обстоятельствами. И не захочет. Именно он и настоял на… моем поступлении туда. Долгая история, — я отмахнулась. Не все из того, что я говорила, было полнейшим враньем, но доля искаженных фактов составляла весомую часть — я попросту не могла рассказать ей о Тайной канцелярии, о скрытых угрозах Корта, о предназначении в графстве Аурис.

— А что мне делать теперь?! — затряслась Рашель, переходя на истеричный тон и всем своим видом выказывая неодобрение. — Я ведь тебе даже не смогу вернуть и половины от оплаты за комнату! — она с грохотом плюхнулась за прилавок. — Все, что было, ушло на ремонт крыши и на новую партию. А у меня еще налоги не покрыты за прошлый месяц…

— Не стоит возвращать, — тысяча серебрянников мне явно не пригодятся сейчас, учитывая, что первый месяц пребывания в Аурис-де-Морт оплачивается. — Вам они нужнее.

Тетушка Тарьер сразу переменилась в лице, словно ожидала от меня благородного жеста, затем вскочила и, чуть ли не пританцовывая, принялась меня расцеловывать со словами:

— Лисичка… Очень жаль, что такая талантливая девочка покидает меня… Надеюсь, ты еще вернешься в Хаггард! Береги себя!

К слову, ласковое прозвище «лисичка» я получила от Рашель за необычный, якобы «лисий» разрез карих глаз и порой пушащиеся из-за повышенной влажности волосы с медным отливом на солнце. Несмотря на то, что я была выгодна тетушке как квартирант, зарплату мне из-за долговой ямы и уменьшающейся прибыли она теперь не горела желанием платить полностью. Новому консультанту Тарьер ее понизит, если вообще не захочет работать в лавке самостоятельно.



София Новен

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться