Академия мёртвых. Посланница жизни

Размер шрифта: - +

Заметка девятая, о том, как развеять сомнения

Сомнений много не бывает,

Но кто-то их не замечает.

А может всё наоборот,

Это знает только рот…

 

 

- Грегори, – ещё раз представился мужчина и протянул массивную руку для рукопожатия.

Вы знаете, как появляется чувство не доверия, вроде бы человек вам симпатичен, но вы не можете отделаться от чувства чего-то неправильного. То ли у него на лице написано, то ли движения заставляют задуматься, а иной раз одежда. Про разговор так можно вообще промолчать.

Так вот он приветствует, я скромно смотрю на руки и понимаю знак, есть, кольца нет, и спрашиваю:

- А тут свадьбы проводятся? Кольцами обмениваются?

Ой, какие глаза мужчина сделал, а как Грегори старался сдержать усмешку. Но не смог когда я начала расспрашивать про одежду, документы и всю человеческую рутину.

- Не знал я, что у вас там столько традиций, – почесав макушку, произнёс Грегори.

- А…

- Нет, нет, тут всё это заключено в Цветке, тьфу ты в брачных узах… – он задумался и не найдя ответа сказал. – Дейсон лучше сможет объяснить.

На огонёк вихрем вбежала заноза крепости и на данный момент академии Микки. В руках у неё тявкала чёрная похожая на собаку жижа, что удивляло так это чистое платье девочки.

- Что там мой братец не может объяснить? – она уселась рядом с камином на пол, животное улеглось к ней на коленки.

- Микки? – неуверенные нотки промелькнули в голосе гостя.

- Да-да-да! – она погрозила пальчиков в воздухе. – Дружок даже узнал, а вы?

Не казалось, что бы Микки обижалась или играла.

Стоп!!! Дружок? Я точно правильно услышала? Или переутомилась и слуховые галлюцинации, хотя таких явно не существует или существуют? В этом мире нельзя быть в чём-то уверенным, по крайней мере, пока я не познала все знания академии Межмирия.

- Дружок?

И прозвучало это до такой степени не уверено, что по закону подлости в этот момент в проёме двери показался ухмыльнувшийся Дейсон. Он посмотрел на свою зверюшку, которая в разы уменьшилась и цокнул языком. Переведя взгляд на сестру, глаза сузились и недобро сверкнули.

Я не стала вмешиваться в разборке брата с сестрёнкой. Но когда промелькнуло моё имя, и желудок потребовал еды, которой до сих пор не было возмутилась:

- И где наша еда?

Заливистый смех Грегори смог вызвать улыбку. Муж хлопнул себя по лбу и вновь умчался. Микки облегчёно вздохнула, подмигнув Грегори. Я напряглась от такого жеста. Конечно, может это дружеский жест, вот только мужчина не сводил взгляда с девочки, которая явно в разы младше его.

- Ася, а Ася, ты, что напридумывала в своей светлой головушке? – я смутилась от слов Микки.

- Ничего…

- А врать не умеет, – заметил Грегори и решил облегчить душевные терзания. – Малышка Микки для меня как дочь, я вызвался быть её крёстным ещё до её рождения. Когда эта малышка на восьмом месяце шарахнула меня током из-за чувств матери.

Представила я себе такую картинку и скривилась от резкой боли внизу живота. Я закричала. На кресле сразу стало горячо и мокро. Страх охватил и смешался с переживаниями за ребёнка.

Последующие события проносились как немое кино или рассматривание альбома. Испуганное лицо мужа, слёзы Микки, напряжённый силуэт Грегори, сжимающий амулет на шее. Какие-то странные мужчины, в белых одеяниях уложившие наподобие кушетки. Женщина необычайной красоты, которая…

Я очнулась в просторном белом помещение. Пикали какие-то приборы, действующие на нервы. Только собиралась схватиться за бедную головушку, как услышала голос из подобия динамиков висевших рядом с дверью:

- Ася Тиоми, вам нужен покой. Правой рукой не дёргайте, она зафиксирована магией.

- Мой ребёнок?

Но ответа не прозвучало. Вместо него палату, как я её окрестила, залило золотистым светом. Веки начали слипаться, на краю сознания слышу такой родной голос:

- Как она?

***

Я не мог поверить в то, что случилось. Не прошёл я, и пары шагов как произошло смещение пространства. Атака, а точнее бомба замедленного действия активировалась, откинув на добрый километр. Сморщился от боли в тот миг, когда основательно приложился головой об стену. Руку охватил жар, маленький бутон загорелся в прямом смысле слова.

Ринувшись в библиотеку, увидел то что, наверное, никогда больше не смогу забыть. Моя маленькая Ася истекала кровью, её глаза заволокла белесая пелена. Она… нет – они умирали. А я стоял, испытывая неописуемый страх. Ноги приросли к месту, я понимал, что есть шанс спасти, но ничего не мог сделать.

- …немедленно! – словно сквозь вату услышал я голос друга.

В тот же миг прибыли лучшие лекари нашего мира. Все как один в белых халатах. Они, не медля, положили девушку на кушетку и переместились. Осталась только женщина неописуемой красоты.

Сама Жизнь прибыла на место. Её ясные голубые глаза заблестели от слёз. На милом лице появились морщинки, облизнув губы, она обратилась ко мне:

- Почему ты не сказал о ней?

С трудном сглотнув, я посмотрел на неё в упор. В голову лезли воспоминания о нашей встрече, и в тоже время трясло от переживания за любимую. Что я мог сказать: боялся? Затрусил как последний трус, которого отвергла столь прелестная леди?

Нет! Всё это могло означать одно – ложь! А ложь может уничтожить мою жизнь.



Данилова Алёна

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться