Академия нежити. Кафедра неприятных последствий

Размер шрифта: - +

Глава 3.2

Распрощавшись с неприятной соседкой, я выставила оберег — спасибо преподавателям за то, что вдолбили в меня безукоризненное знание рун — на нашу с Ритой комнату и задумалась. Чем бы заняться? Вернуться в комнату и попытаться уснуть как приличная девочка или пройтись по академии, раз уж магическая энергия во мне бурлит и плещется?

Решено, исследуем место, в котором мне либо жить, либо помирать.

Подробная карта обнаружилась в административном корпусе. Мамочки! Да это не высшее учебное заведение, а муравейник из ходов-выходов-лекториев и закутков. Изнутри академия соединялась крытыми переходами, потому все здания были объединены в одно. Вроде ничего сложного, но бесконечные переплетения галерей и коридоров вгоняли в тоску. Залы и кафедры располагались через то самое место, которое не принято упоминать в приличном обществе. Кабинет языковой культуры и — хоп! — рядом с ним химическая лаборатория. Зачем, почему, а главное — кто согласовал это безобразие?!

Кроме того, меня не покидало чувство, что я брожу по средневековому замку. Под современной обшивкой скрывалась старина, невероятная древность, пропахшая пылью и смертью. Непонятная тревога зашевелилась во мне, заворочалась дурным предчувствием. Моё чутье было обострено до предела, хотя разум подсказывал: опасаться нечего.

Первых студентов я застала в столовой, куда забрела чисто случайно, запутавшись в хитросплетении переходов. Да, контингент здесь был, мягко говоря, непривычный. Я изучала нежить по учебникам и кинофильмам, но чтобы так... на расстоянии вытянутой руки... встретить компанию зомби, одетых в модные джинсы и футболки со стразами. Зомби скрежетали зубами, скрипели костями и болтали о чем-то своем, не обращая на меня никакого внимания.

Обнаружились здесь и люди (хотя люди ли?), и особи, которых учитель по нежетелогии окрестил бы как «прочие твари»: крылатые и не очень, волосатые, хвостатые, чешуйчатые. Они поедали маковые плюшки, стучали по тарелкам ложками, хлебая суп, и выглядели как типичные студенты.

Я собиралась уходить, когда по плечу кто-то так по-братски стукнул, что я ойкнула и от боли, и от неожиданности. За спиной стоял парень приятной наружности, даже слишком приятной: зачесанные набок русые волосы, пронзительно зеленые глаза, округлые черты лица. Вид у него был максимально человеческий, толстовку украшала эмблема футбольного клуба. Ничто не выдавало в нем нежить — и потому он мне заочно понравился.

— Ты же новенькая, да? Из университета колдовских искусств? МУКИ, да?

На его губах расплылась довольная ухмылка.

— Угу.

— Приятно познакомиться. Антон. —  Он подал мне ладонь, и я приняла рукопожатие.

— Ника.

— Очень аппетитное имя, Ни-ика, —   протянул новый знакомый, не спеша отпускать мою руку.

В следующую секунду Антон улыбнулся сильнее, из-за чего верхняя губа несимпатично задралась, и наружу проступили острые как иглы клыки. Я отпрянула, охваченная гадливым чувством, но пальцы вампира сжали мою ладонь до хруста.

— Не бойся, я тебя не трону. У нас к тебе необычное предложение.

У этого кровососа ещё и раздвоение личности? Никого, подходящего под описание «нас», рядом с Антоном не стояло.

— Какое же? — процедила я, оглядываясь на полную существ столовую. Если понадобится, буду кричать, лягаться, плеваться ядовитой слюной (и пускай таковая у меня отсутствует), но живой не дамся.

— Такое, от которого ты не сможешь отказаться, Ника Миронова. Оно напрямую связано с твоей специализацией. Прикладная некромантия, не так ли? Не лучшая студентка на потоке, но по-своему талантлива.

Тревога усилилась, грозя перерасти в панику. Откуда ему известны эти подробности? Что-то нечисто. Сердце пропустило удар, энергия во мне взбунтовалась, готовая вырваться атакующими чарами. С другой стороны, не станет же он меня убивать при полной академии? Смертность тут, конечно, велика, но в основном от несчастных случаев — а не потому что одни студенты поедают других от скуки или голода.

В любом случае, соглашаться на сомнительные затеи в первый день обучения себе дороже.

— О, и не смотри на меня так глубокомысленно. Информаторов выдам только при очень близком знакомстве. Ну, так что, идем?

— Не идем. Рассказать тебе, куда можешь засунуть свои предложения? — выплюнула я.

Антон подался вперед, точно намереваясь накинуться и — в лучшем случае — придушить. Но затем склонил голову набок и понимающе кивнул. Напоследок он провел большим пальцем по вене, выступающей на моем запястье, и жестом изобразил раскаяние.

— Не смею более тревожить.

Когда я уходила из столовой, его липкий, испытывающий взгляд блуждал по моим лопаткам.

Так, хватит с меня сомнительных доброжелателей и откровенных недругов. С этой мыслью я отыскала кабинет комендантши. Та, выслушав мой рассказ ровно до момента знакомства с Юноной, страдальчески вздохнула и с фразой «Седьмой случай за год, не девочка, а катастрофа» подняла крышку ноутбука.

Чудненько! То есть они знали, что банши — особа дурная и вредная, но всё равно подселили нас к ней? Мол, чего бы и нет, делаем ставки, кто переживет обмен опытом, а кто поедет домой в гробу. Но моё возмущение прервал мобильный телефон, который зазвонил в ту самую минуту, когда я собиралась озвучить свое «фи» комендантше в особо нецензурной форме.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться