Академия нежити. Кафедра неприятных последствий

Размер шрифта: - +

Глава 13.2

Море тянулось до самого горизонта и сливалось с ним воедино, точно все краски неба перетекали в его неспокойные воды. За нашими спинами стелились бескрайние пески. Ни людей, ни животных, ни единого стороннего звука — лишь прозрачная вода, песчаное золото да ветер-гуляка. Во вчерашних джинсах и свитере было неимоверно жарко. Видимо, те вещи, которые Александр вспомнил, он на меня и нацепил.

— А можно мне какой-нибудь другой, менее зимний наряд? — Оттянула шерстяной ворот, показывая неудобство.

— Сотвори его сама, — предложил колдун.

Он плюхнулся на песок, скрестив ноги, и уставился на меня с неподдельным любопытством. Ну а я не придумала ничего лучше, как представить себя в легком сарафане и добавить заунывным голосом:

— Появись!

Увы, с магией у меня не клеилось.

— Плохо стараешься, — проворчал Александр. — Ты сама не веришь в то, что можешь что-то изменить. Даже сейчас! Ника, осознай, что ты спишь, а потому этот мир полностью подчиняется твоей воле.

С этими словами он поднялся над землей на метр и завис в той самой позе, в которой до этого сидел, как йог, добившийся просветления. Его собственные джинсы лоскутами сползли с незагорелых ног, выстраивая из кусочков ткани шорты, рубашка обратилась в белоснежную майку.

— Ну же! — приказал колдун, и я вновь представила себя в сарафане, но на этот раз прорисовала каждую его деталь: лазурного цвета хлопок, свободный низ до колена, чуть стянутый верх и тонюсенькие бретельки.

— Ты делаешь успехи. — Александр хлопнул в ладоши, когда моя фантазия кончилась.

Получилось!

Под сарафаном обнаружился сине-зеленый купальник с высокими плавками, причем именно такой, на какой я совсем недавно таращилась в магазине и недоумевала, как несколько полосок могут стоить десять тысяч рублей. Ну, хоть так надену.

Я стянула сарафан и с разбегу окунулась в воду, кинувшись в море со всей отчаянностью. Сначала показалось, что меня с головой накроет волна, но после первый страх перед неизвестностью прошел. Вскоре я бултыхалась как ребенок, то ныряя, то выныривая, то валяясь на спине, раскинув руки в стороны и позволяя морю нести меня по волнам.

Александр всё это время сидел на пляже далекой темной точкой, да я и не звала присоединиться, наслаждаясь одиночеством и соленой водой.

 — Хочу жареных сосисок, — сказала, выбравшись на берег, и махнула рукой перед нами.

Тотчас появился небольшой мангал и шампуры с нанизанными на них сосисками. Не знаю, почему я не представила уже готовое мясо. Наверное, мне захотелось поучаствовать в процессе приготовления, а заодно попускать голодную слюну на шипящие угли.

— Ну какие сосиски без дорогого вина? — прыснул Александр, добавляя к композиции бутылку красного полусухого и два бокала.

Мы ели и пили, разговаривая о всякой ерунде. А затем Александр все-таки снял майку, и на секунду я засмущалась как девочка-подросток перед симпатичным парнем. Его тело было фактурным: не накаченным, но и не жилистым. Мускулы, мышцы, пресс кубиками, выступающие вены — всё как из женских грез, как с романа в мягкой обложке.

— С твоего позволения искупаюсь, — сказал колдун, откидывая майку и стягивая шорты.

— Не заплывай за буйки, красавчик.

Он плыл мощными гребками, противясь течению, словно пытаясь подмять то под себя. Море волновалось, но Александр был сильнее его. Мне нравилось смотреть на их борьбу. Истинное столкновение стихий. Было что-то завораживающее в его движениях, в гребках, и в том, что всё это происходило только в наших снах.

— Ты права, за море и душу не жалко продать, — признался он, когда вылез, откидывая со лба мокрую челку.

— Плохих вещ-щей не шоветую. — прошамкала, не очень-то эротично стянув зубами с шампура кусок горячей сосиски и жестом приглашая колдуна присоединиться к трапезе.

Кстати, об эротике. Как-то внезапно, между обсуждением еды и разговорами об учебе, рука Александра оказалась на моем бедре. Если честно, я не ожидала посягательства на свои конечности, а потому вначале тупо смотрела на то, как его ладонь скользит по коже, а уже потом отползла в сторонку.

— Даже во сне я не могу потрогать свою невесту? — обиженно уточнил Александр

— Извини, — коротко сказала я, не собираясь ничего уточнять.

— Давай по-честному. Ты влюблена в Игната? — спросил он хрипло, будто боялся моего ответа. Взгляд колдуна потемнел, а вместе с ним почернело вокруг, и тучи сгустились над головами.

Я натянула сарафан, долго путаясь в бретельках, затем покрутила шампуры, сдула песок с ладоней. Сделала тысячу дел, только бы максимально долго не отвечать на простой, казалось бы, вопрос.

— Если уж по-честному, то он мне нравился,  но я пообещала тебе не приближаться к нему, потому никаких больше встреч. Игнат перестал для меня существовать.

«Как и я для него», — ёкнуло в сердце.



Татьяна Зингер

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться