Академия Огненной Марии

Размер шрифта: - +

49 глава

      Я сидела на коленях дракона и наблюдала за огнем в камине, собираясь с мыслями. Дан, успевший привести себя в более-менее нормальный вид, смотрел на меня и обнимал так крепко, как будто я вот-вот исчезну. Меня ждет самое тяжелое — разговор с этим несносным идиотом.

 — Не дыши мне на ухо, это отвлекает! — я фыркнула и отодвинулась от его губ, но он собственническим жестом притянул меня обратно. — Дан, ну правда!
 — А ты почаще с крыши прыгай! — тут же активизировался дракон, до этого сидящий в полузабытье. — У меня теперь подсознательный страх, что ты сейчас исчезнешь!
 — А ты ещё раз скажи мне, что я тебе никто, и сигану! — вяло огрызнулась я.

      На коленях Данте мне было уютно и тепло, так что желания скандалить не было.

 — Да если бы я знал, чем это кончится, я бы тебе сразу в любви признался! — прорычал дракон, а я на мгновенье замерла, привыкая к этим словам на его губах.
 — Так почему сразу не признался? Зачем себя мучил? — вопрос сам сорвался с языка.
 — Я не знал, как ты на это среагируешь. Ты же пуганая такая, на тебя подуй — обидишь! — и Дан в шутку подул мне в ушко.

      Я выдала негромкий смешок: получается, о моих чувствах к нему знали все, кроме собственно Дана. Как всегда!

 — А теперь знаешь? — почему-то шепотом спросила.
 — Возможно, — уклонился от прямого ответа он. — Лучше скажи, куда ты пропала? Все наши с ума сходят.

      «Наши», он сказал «наши»! А ведь до этого так говорила только я! Чееерт, кажется, я теряю голову!

 — Хаос создал мне временную петлю, где дорогой мне человек ещё жив, — помолчав, призналась я. — На неделю.
 — Так вот почему ты выглядишь ребенком! — тут же напрягся Данте. — И что ты решила? Хотя, судя по тому, что я тебя держу на руках, ты вернулась?
 — Ошибаешься, дракон, — слова давались с откровенным трудом. — Мы все всё ещё в петле. Я просто перепрыгнула на еще не оторванную «нитку», чтоб нормально поговорить и… Признаться в своих чувствах. Ада настояла.
 — Но разве это не означает, что я всё забуду? — в голосе до этого спокойного дракона послышался сдавленный рык.
 — Главное, что я знаю, что мои чувства взаимны… — растерянно зажмурилась я, а Данте вдруг пораженно выдохнул:
 — Ты не скажешь!
 — Что? — открыла глаза я.
 — Ты не скажешь мне о своих чувствах… Если ты вернешься, я не узнаю об этом!
 — Ты всегда был слишком проницательным! — я скривилась и немного отодвинулась, повернувшись лицом к нему. — Да, не скажу.
 — Это… У меня даже слов нет! — глаза Данте опасно сощурились.

      Я нежно провела рукой по напряженному лбу, по резко выделявшемся скулам. Какой же он красивый! Для меня — лучше всех!

 — Дантаниэль, ты ведь не хуже меня всё понимаешь, — тихий голос был полон печали, что рвала душу. — Я — Высшая, невинная Высшая. Если кто-то узнает, что мое сердце уже занято, тебя убьют. Я не могу этого позволить!
 — Не забывай, что я дракон! — Дан резко перехватил мою руку и сжал в своей. — Я просто украду тебя и спрячу дома.
 — Мы сейчас здесь? У тебя дома? — кивком указала на комнату я. Помявшись, Данте всё-таки кивнул. — Забавно…
 — Забавней скорее то, что все вещи здесь пропахлись тобой! — вдруг вытащил «туз из рукава» Дан.
 — Тебе показалось! — заерзала на его руках я, но потом не выдержала и рассмеялась, правда, смех был недолгим и быстро оборвался. — Дантаниэль, мне нельзя в горы.
 — Почему? — он поднес руку ко рту и нежно поцеловал ладошку, а я почувствовала, как краска стыда залила щеки. Вот ведь!
 — Ты прав, я уже бывала здесь, и больше того, я изучила ваш народ, — я кивнула на книгу, которую уже успела основательно зазубрить. — Ты ведь видел меня на балу, да? Моей истинной сущностью должна была быть драконица. Думаю, ты сам понимаешь, что это означает.
 — Твой отец дракон, золотой дракон, — спокойно сказал Данте, видимо, свыкся уже с этим фактом за прошедшее время. Словив мой озадаченный взгляд, объяснил: — Обычно дети драконов берут окрас своих родителей или предков. У тебя нет предков-драконов по материнской линии, значит, твой окрас совпадает с окрасом отца.

      Как по мне, то у меня с отцовской линии есть и другие драконы, так что ничего это не значит, но спорить про это с драконом кажется глупым.

 — Ну и что? — вместо этого осторожно спросила я.
 — Довольно редкий окрас, — снова уклонился от точного ответа Дан, а я тихонько взвыла. Вот! Опять! Опять какие-то особенности! Чем дольше, тем уникальней я становлюсь! Не хочу! — Точнее, всего пять драконов на всю империю сейчас могут похвастаться золотой чешуей.
 — И? — все равно не понимала я.
 — Но, если брать возраст и внешнее сходство, то вариант остается только один. Как же я сам раньше не догадался?! — полностью проигнорировал меня он. — Ты — Мария Антария, дочь старшего советника императора, Михаэля Антария!

      Угу, угадал он. Вот ведь! Ну как ты не понимаешь, Данте, тебе это не нужно! Потому что…

 — Дан, это лишь всё усложняет. Ты же сам знаешь, что за вашими традициями дочь должна покорятся отцу. А значит, я должна буду выйти замуж лишь с его позволения. А теперь представь, у советника императора вдруг появляется дочь, что может увеличить силу дракона в три раза. Как ты думаешь, что будет дальше? Да я в считанные мгновенья замуж выйду! — искренне была не согласна с таким поворотом событий я.
 — Маша, не всё так плохо, — попытался успокоить меня Дан. — Поверь, если я захочу, то никто не посмеет забрать тебя у меня.
 — Ошибаешься, дракон… — тихонько прошептала, с нежностью глядя в решительные глаза. — Ты просто ещё плохо представляешь, на что способны разумные существа ради силы.
 — Ты так говоришь, как будто это тебе второе столетие пошло, — иронично заломил бровь Дан. — И я же тебе говорю, со мной никто не будет…
 — Тссс, — приложила палец к его губам я, тем самым обрывая пламенную речь. — Может ты и важная шишка, но меня если не по согласию, то против него просто украдут. Да и неужели ты думаешь, что старший советник самого императора согласится так просто склонить голову?

      Опять император. Куда не плюнь, везде они! Ужас какой-то!

 — Это не все причины! — снова проявил проницательность дракон. — Что-то ещё?
 — Отец не знает обо мне. Мама скрыла беременность и сбежала. Когда все вскроется, наказание за это…
 — Смерть, — с полуслова понял меня он. — А ты ни за что не согласишься с таким поворотом событий.
 — Вот именно.

      Я заправила выбившуюся прядь за ухо и упрямо тряхнула головой. Всё, хватит с меня разговоров! Одно мгновение, и я оседлала Данте, а сам дракон сполз по креслу так, что почти лежал. Честно говоря, эта поза и сама ситуация сильно взбудоражила мою кровь, но ничего предпринять я не успела — Дан в один момент вернул нас в прежнее положение.

 — В тебе так забавно переплетаются распущенность и невинность, — ровным голосом сказал он, но в глазах явно проглядывались смешинки.
 — Ты о чем? — тут же сгорела от стыда пойманная с поличным я. — Всего лишь поцелуй…
 — Не смотря на твое поведение, старший здесь все-таки я, — интимно прошептал на ушко склонившийся дракон. — И я хочу взрослую девушку, а не подростка.
 — Бессовестный! И я ещё извращенка! — возмущенно фыркнула.
 — Извращенцем был бы я, если бы повелся на твою провокацию! — весело рассмеялся он.
 — А так ты дурак! — я показала ему язык и расслабилась в его руках, откинувшись на ручку кресла. — Почему ты всегда такой правильный, и да, кто такой Ран? Насколько я поняла, из нашей компании с ним знаком только ты.
 — Меня так воспитали, что поделаешь, — философски пожал плечами Дан. — А Ранмар мой двоюродный брат.
 — А почему ты звал его «Твое высочество»? — лукаво сощурилась я. — Ничего не хочешь мне сказать?
 — А то ты сама не догадалась, — широко усмехнулся Дан, а я тут же напыжилась от гордости: да, догадалась! Хвали меня, хвали!
 — Ран — принц соседней империи, Водной?
 — С чего ты взяла?
 — Когда я впервые оказалась в твоей комнате, я сразу подумала, что ты с Водной империи, хотя до сих пор не знаю, что меня к этому направило. Остальное настолько элементарно, что и объяснять нечего, — я развела руками.
 — Понятно. В общем, всё верно.

      Он снова перехватил мои руки и стал губами щекотать ладони.

 — Какая я молодец! — не дождавшись его похвалы, похвалила сама себя.

      Следующие слова вдруг вырвались абсолютно без моего согласия:

 — Я люблю тебя.
 — Ты даже не представляешь, как мне приятно это слышать, — дракон поднял на меня свои удивительные изумрудные глаза, и все мысли снова галопом понеслись куда-то в светлую даль, на прощанье помахав ручкой. — И я тебя, принцесса.
 — Меня так мама называет! — тут же зарумянилась я.

      Не стоит думать, что я веду себя так каждый день. Обычно я очень стеснительный человек, признаться в любви для меня — что умереть. Но тогда яркое осознание того, что дракон никогда не вспомнит о нашем разговоре позволило мне выйти за рамки обычного поведения. Где-то внутри крепко засело отчаянье, что подгоняло говорить безумные в своей правде вещи. Ведь совсем не факт, что я смогу когда-то сказать их снова…

 — Насколько же ты жестока, моя Высшая… — вдруг прошептал Дан, склонившись ко мне. — Только дав надежду, ты вероломно забираешь её.
 — У нас нет выбора. В ситуации, в которой мы все оказались, у меня просто нет времени на любовь, — произнесённые слова горчили на языке, как горошинки черного перца, но я прекрасно понимала всю справедливость сказанного. — Мне нужно спастись из этой паутины и как-то освободить друзей, а уже потом я смогу позволить своим чувствам прорваться.
 — Не прав был ректор, — неожиданно выдал дракон. — У тебя есть своя голова на плечах, ты умеешь думать логично и поступать вне зависимости от своих эмоций. Правда, я никогда не думал, что мне будет так плохо от этого.

      Он невесело улыбнулся, а я почувствовала, как горестно стонет сердце в груди. Черт, ну почему всё именно так? Обязанности, условности, обстоятельства — всё это вдруг уплотнилось и стало стеной, что отделяла меня от Дана.

 — Значит, у меня нет шанса… — тем временем продолжил Данте, пристально глядя на меня и не выпуская моих ладоней.
 — Однажды моя мама пошла на поводу обстоятельств и отказалась от своих чувств. Она сама призналась, что это тяготит её, — я мечтательно уставилась поверх головы дракона на пылающие языки камина. — Я не повторю её ошибки, никогда первая не откажусь от своей любви, пока она горит во мне. Нужно всего лишь подождать, пока всё это уладится… Ты дождешься меня?
 — А у меня есть выбор? — невесело усмехнулся в ответ тот, кто смог незаметно пробраться сквозь мою броню.
 — Тогда не подведи меня…

      Молчание, установившееся между нами, было настолько интимным, что даже дыхание, вырывающееся из груди как после хорошей пробежки, стало тише. Пускай мы больше ничего не говорили, глазами было сказано намного больше.

      Не подведи меня, дракон, не отказывайся от своих чувств, если они еще живы. Ведь об этом разговоре буду помнить только я, а ты забудешь, и от этого так горько, что сердце просто разрывается в груди. Но есть вещи, над которыми мы неподвластны… И сейчас, кажется, весь мир повернулся против наших чувств.
 



Ари Май

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться