Академия Огненной Марии

Размер шрифта: - +

59 глава

      Вышли мы, как и раньше — в зал для тренировок (спортзал по нашему). Сейчас все тренировки происходили на улице, так что он был пуст. Портал в последний раз мигнул и потух — последний заряд магии был истрачен, больше он не сможет работать. Я устало вздохнула (никак не соберусь с силами для разговора с друзьями) и присела на лавочку у стены. Огромный, покрашенный в синий зал, забитый разными тренажерами, навевал воспоминания.

 — Слушай, а что было после того, как твоя фея умерла? — присела рядом Лиля.
 — Да что было? — подняла мечтательно-печальный взгляд на нее я. — С той тренировки я летела как угорелая, поэтому даже не выслушала новость, которую мне хотел сказать Ян, сказала, на следующей тренировке скажешь. А следующей уже и не было…
 — И что, ты их целых три года так и не видела? — наивно распахнула глаза Лиля.

      Маша только понимающе улыбнулась.

 — Нет.
 — И что, ты вот так просто их простила? За то, что они вычеркнули тебя из своей жизни? — Лиля очарованно смотрела на меня. — Какая ты сильная, я бы ни за что так не смогла!
 — Я просто понимала ситуацию, как же я могу их за это осуждать? — с улыбкой покачала головой я.

      Да и не болит уже так сильно, как болело…

 — Вот вы где! — подошел к нам Ай и тут же заботливо уставился на меня. — Ну что?
 — Ничего, — как можно счастливей улыбнулась ему я. — Я не беременна!

      Лица подошедших парней просто осветились от облегчения, Данте не был исключением. Я с силой сжала несчастную справку в кармане.

      Тут про свои актерские способности вспомнила и Маша. Её лицо вдруг трагически скривилось, а спина стала просто-таки образцово прямой. На это не сразу, но обратили внимание. Как ни забавно, но первый не выдержал Брюс:

 — Маша, что-то случилось?
 — Брюс, давай отойдем… — выдержав трагическую паузу, прошелестела она.

      Брюс кивнул, и они удалились в другой угол зала. Я же перевела взгляд на Яна:

 — Кстати, ангелочек, что ты хотел мне сказать тогда, на последней тренировке?

      Я ожидала многого, но не того, что Ян запнется и отведет глаза. Да и не только Ян — вся их компания дружно уставились кто куда.

 — Да и кстати, кто ваш пятый участник? — намного менее весело спросила я. — Для участия в конкурсе ведь нужно пятеро, а вы снова в четверке!
 — Думаю, на эти два вопроса можно ответить… — начал было Кипр, но не успел договорить: дверь открылось, и в зал с писком влетело нечто.

      Нечто облетело весь зал и повисло на шее моего ангелочка. При ближайшем рассмотрении нечто оказалось высокой девушкой лет шестнадцати, с длинными кудрявыми волосами и большими раскосыми глазами медового цвета.

      Не знаю, что поразило меня больше: то, что эта оборотница повисла на Яне, а он обнял её в ответ, да и остальные радостно улыбнулись, или то, что на ней была коричневая форма — юбка и пиджак — этой школы. А может, оба эти факта переплелись в один, но сердце вдруг сильно сжалось в груди, и мне стоило невероятных усилий удержать на лице улыбку.

 — Ри, — повернулся ко мне Ян с теплой улыбкой. — Это Дейра, вторая ученица-девушка и наш пятый участник.

      Надо отдать ей должное, думала оборотница быстро. Она всем корпусом повернулась ко мне и протянула вперед руку, при этом внимательно оглядывая меня своими огромными глазищами:

 — Малышка Дейра.
 — Принцесса Ри, — пожала её руку я, и она тут же с силой сжала мою бедную ладонь.

      Впрочем, на моем лице не дрогнул ни один мускул, и в её глазах взметнулось разочарование.

 — Парни много рассказывали о тебе.

      Её голос был густой и тягучий. Мне в голову как-то само собой пришло сравнение с пастилой, приторной восточной сладостью.

      Никогда не любила пастилу!

 — А вот я о тебе почему-то не в курсе, — так же сладко пропела я, ловя боковым зрением, как переглянулись между собой парни.

      Как всегда, огонь на себя взял Ян.

 — Ри, как раз перед своим исчезновением Джей взял в команду вторую девушку. Я хотел рассказать тебе об этом, но не успел, — виновато посмотрел на меня он.
 — Понятно, — сказала я в ответ.

      В груди разлилось карамельно-тягучая обида.

      Сама виновата. Настолько привыкла быть для них единственной, что даже не предполагала появления конкурентки. И в конце-концов, что с того? Я же всё равно буду их принцессой…

      Они назвали её «малышкой».

      Ну и что, не мне ли не знать, что всем дают клички? А парни слишком добрые, чтоб называть девочек некрасиво, я вон принцесса…

      Она ходит в их школу.

      Ну и что, я тоже туда ходила, просто у меня другие обстоятельства сейчас. Я даже рада, что у них есть новый друг…

      Она в одной с ними команде.

      Ну, а я вообще в команде соперников, подумаешь! Так даже интереснее!

      Вот, поводов для обиды и ревности нет, всё в порядке, всё просто отлично! Губы вновь растянулись в улыбку, адресованную той, кто заняла мое место.

      …Да кому я вру.

 — Знаете, народ, я так устала, вымоталась из-за этой ситуации, пойду-ка я пожалуй посплю!

      Если бы Маша сейчас меня видела, она бы поняла, что что-то не так. Если бы меня сейчас видела Настя, она бы смогла утешить. Но ни той, ни другой рядом не было, поэтому я беспрепятственно ушла, слыша за спиной болтовню Дейры с моей бывшей командой.

      А ведь раньше на её месте была я. Это я при встрече всегда бросалась на шею Яну, а он кружил меня на вытянутых руках. Это я радостно трещала про всё на свете, делясь последними новостями. И это я побеждала с ними на соревнованиях каждый год…

      Больше этого не будет. Никогда не будет. Не то что бы я не понимала этого раньше, но сейчас всё приобрело реальные очертания и стало абсолютно ясно. Так больно от этого…

      Я молча шагала по пустынным коридорам школы, прислушиваясь к глухому звуку своих шагов и стараясь ни о чем не думать. Там, где были окна, на полу лежали пятна света уже не от солнца, а от луны, всё остальное было в тьме. Так я и шла: шаг в тьму, шаг в свет, шаг в тьму, шаг в свет…

      Не думать не получалось. И чего я так расстроилась? Если уж на то пошло, то я должна была еще обидеться на то, что они меня бросили три года назад. Так почему же я этого не сделала?

      …Потому что тогда я смогла найти оправдания их поступку. А сейчас, крутя в голове сотню возможных вариантов, я все равно его не находила.

      Шаг в тьму, шаг в свет.

      Сейчас бы к маме… Тихонько поплакаться в нежных руках, уткнувшись в её плече и больше ни о чем не думая. Позволить себе быть слабой, сбросить маску вечной улыбки и «всё хорошо». Чтобы вместо «я всё понимаю» с мягкой улыбкой выкричаться, порвать в клочья, разреветься и признаться, что мне всё равно больно и обидно, что я не могу так! Но даже мамы, моей милой мамы нету рядом, а ведь я так и не связалась с ней когда была возможность… А сейчас даже окна-телепорта нет. Осталось только я и ощущение, что в этом мире я одна-одинешенька…

      Шаг в тьму, шаг в свет.

 — Маша! — оклик привел меня в себя, и я вдруг обнаружила, что стою прямо на крыше этого замка, чем-то похожего на наш.

      В тот же момент меня обхватили сильные руки, прижимая к себе, не давая сделать ещё несколько роковых шагов.

      Я отбросила голову назад, опираясь о плече моего любимого человека. Ну почему мир так несправедлив?! По кусочку забирает у меня всё, чем я дорожу…

 — Прости, Данте, я задумалась и не заметила, — тихонько сказала, сжимая его ладони в своих руках. — Спасибо, что спас.
 — Идиотка! — выдохнул он, развернул меня лицом к себе и снова обнял. — Я, кажется, поседел уже из-за тебя!
 — А вот и нет, — я игриво подхватила пальцами серебристую прядь и покачала ею в воздухе. — Ты такой и был!
 — Почему ты не плачешь? — он поднял мою голову за подбородок, заглядывая в глаза. — Тебе было бы легче…
 — Кажется, у меня уже кончились все слёзы, — постаралась улыбнуться я.

      Вдруг Данте сжал мои плечи с такой силой, что я тихо вскрикнула.

 — Не смей улыбаться, если тебе больно! — почти крикнул мне на ухо он. — Хочешь плакать — плачь, кричать — кричи, но не смей ломать себя лишь для того, чтоб людям вокруг тебя было комфортно!
 — Но ведь именно из-за этого вокруг меня так много друзей, — подняла на него глаза я. Смотреть снизу вверх в этот момент было как-то странно. — Из-за того, что со мной комфортно.
 — Да какие же это тогда друзья? — выдохнул мне на ухо Дан, наклонившись так, что мы почти соприкасались лицами. — Если ты из-за них даже плакать уже не можешь…
 — Это не из-за них, — шепотом откликнулась я. — Это ещё из-за феи. Она всегда говорила: не плачь, даже если больно. Сделают ещё больнее…
 — Если бы ты была драконом, я бы бросил вызов твоему роду и увёз тебя в свой замок, — вдруг абсолютно серьезно сказал Дантаниэль. — И сидела бы там до тех пор, пока не выкинула бы из своей головы все эти глупости!
 — Это несправедливо! — тут же возмутилась я. — А мои желания ты учитывал бы?!
 — Нет! — выдал уверенный в своей правоте дракон. — Если ты уже настолько подстроилась под других, то выполнила бы и мое желание!
 — Неправда! То, что я стараюсь не огорчать друзей не означает, что я исполняю все их желания! Но я же не эгоистка, в конце-концов! Надо думать обо всех!
 — А жаль, — вдруг прошептал Дан, вернувшись к прежнему тону речи. — Если бы ты была эгоисткой, было бы намного проще.
 — Это точно… — я вдохнула его запах и мечтательно зажмурилась.

      Как же приятно!

      В следующее мгновение его губы накрыли мои.

      Нам нельзя! Это очень рискованно и опасно! Это очень аукнется нам обоим! Сейчас же прекратить это безумие, пока никто не увидел!

      Эти, несомненно, правильные вещи промелькнули в моей голове, пока я оплела шею Данте и прижалась к нему всем телом, наслаждаясь такой желанной близостью. Боже, он рядом, он здесь, он со мной! Голова кружилась, ноги путались и перед глазами мелькала карусель незримых образов.

 — Так нечестно, — прошептала, когда он оторвался от меня, в последний раз согрев губы своим дыханием.
 — Зато действенно, — согласился он и вытер слезинку, что скатилась по моей щеке. А потом повернулся и ушел. Я осталась на крыше одна.

      Ветер трепал распущенные волосы (когда только успел?), охлаждал мои горящие щеки. Что это было вообще?!

      В следующее мгновение я упала на колени и громко, с надрывом расплакалась. В голове начала формироваться догадка, кто, когда и как сумел наложить на меня гипноз, в следствии которого я чуть не сбросилась с крыши.
 



Ари Май

Отредактировано: 15.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться