Академия Полуночи

Размер шрифта: - +

Глава 1

Что важнее: честь рода или собственная жизнь? Ответ на этот вопрос я ищу последние одиннадцать лет. Пока безуспешно. Вот и сейчас, сидя на кровати и окидывая хмурым взглядом собранные сундуки, я пытаюсь решиться. Сказать? Не сказать?

— Недоделок, ты готова?

В комнату заглянула Мойра. Как всегда, с идеально уложенными черными волосами, в длинном платье с кружевным воротом и высокими манжетами. Все черное, разумеется. Только белая кожа да зеленые глаза выделяются яркими пятнами на темном фоне.

Старшая сестра вобрала в себя лучшие черты рода МакМоров и, без сомнения, знает об этом. Самоуверенность и надменность сквозят в каждой черте ее внешности: в остром изломе бровей, в холодном прищуре глаз, в насмешливом изгибе пухлых губ.

Мне едва исполнилось шесть, когда я поняла, что никогда не буду такой, как Мойра. Помню, как стояла у зеркала, тоскливо разглядывая свою густую, но слишком светлую для рода МакМоров косу и голубые глаза. Уже тогда я чувствовала, что отличаюсь. Не только внешностью — сутью.

— Эй, я с кем разговариваю? — недовольно окликнула Мойра.

— Да, готова.

Я встала с кровати и оправила темно-синее платье. Сестра скользнула по нему взглядом и не сдержала презрительной усмешки. Еще бы! Мне, в отличие от нее, черные цвета носить не дозволено. Не заслужила. Недостойна.

Я вздохнула и отвернулась к окну, притворившись, будто не заметила надменности сестры. По ту сторону слюдяного стекла кружились широкие, почти круглые листья, сорванные ветром. С дерева на дерево перелетали вороны. Ветка старого тополя привычно царапала потемневшую от времени раму.

— Надеюсь, не надо напоминать, что в Академии Полуночи мы не должны общаться? Ты поедешь под именем рода кузины матушкиной тетки, — Мойра зачем-то вновь подняла давно оговоренный вопрос.

Хотя не «зачем», а «ради чего» — лишний раз напомнить, какой я недоделок, раз даже матери стыдно отправлять меня в академию под именем истинного рода.

— Не надо, — ответила я, не переставая разглядывать ветку тополя.

Интересно, вон та трещина всегда была? Или только недавно появилась? Не помню.

— Тебе что, все равно? — не выдержала Мойра. — Эй, ты вообще меня слушаешь?

— Разумеется. Я ведь отвечаю.

Вздохнув, я обернулась и встретила прищуренный взгляд сестры. Заметив спокойное, почти отрешенное выражение моего лица, она еще сильнее прищурилась и недовольно дернула носом.

— Недоделок! — презрительно выплюнула она. — Матери следовало отказаться от тебя сразу после проявления. Молчишь? Что ж, надеюсь, в академии ты будешь такой же молчаливой! Там даже смотреть в мою сторону не смей. Род Дельвар не ровня МакМорам, помни об этом.

Я безразлично пожала плечами — знала, мое спокойствие бесит Мойру больше всего. Вот и сейчас она раздраженно фыркнула, развернулась на каблуках и вышла.

Оставшись одна, я снова оглядела комнату, прощаясь с родной обстановкой, бросила короткий взгляд в окно. Подхватила дорожный саквояж, развернулась к выходу и едва не столкнулась нос к носу с влетевшей в комнату служанкой.

— Ой, — она поспешно склонила голову в положенном приветствии. — Прошу прощения. Ваша матушка просила вас не задерживаться. Экипаж уже подъехал.

Я кивнула и, обогнув застывшую каменным изваянием Ригге, вышла в общий коридор. Сохраняя отрешенное спокойствие, спустилась по главной лестнице на первый этаж и свернула в гостиную. Знала, мне, в отличие от Мойры, не стоило ждать теплого прощания у родительской двери.

Лангария МакМора величественно сидела по центру полуночно-синей софы, держа спину так прямо, точно головой подпирала небосвод, и любое неосторожное движение могло обрушить его на головы подданных Лунной империи. Густые волосы, цветом едва ли не темнее вороньего крыла, собраны в строгий, но элегантный пучок и украшены сапфировым гребнем. Глубокое декольте приталенного платья покрыто тончайшим черным кружевом. Длинная юбка собиралась на коленях идеальными складками и тяжелым шелком спадала почти до самого пола, открывая лишь мыски лаковых туфель. Белоснежные, едва тронутые солнцем кисти рук покоились на чешуе аметистового питона, поблескивающей в свете масляных ламп. И оливкового цвета, в тон змее, искры отражались в глубине зеленых глаз восседающей на софе женщины.

На секунду я залюбовалась. Как тайно любовалась ею всегда, искренне считая, что Лангария МакМора, моя мать, — самая красивая из Старших ведьм.

— Ты заставляешь себя ждать, — даже ее голос, мелодичный, тягучий, казался мне самым прекрасным из когда-либо услышанных.

— Прошу прощения, матушка.

— Лангария, — сухо поправила она.

Я мысленно застонала, ругая себя за то, что, залюбовавшись матерью, осмелилась нарушить семейное правило. Обращаться к Лангарии «матушка» дозволено только Мойре.

— Прошу прощения, — послушно повторила я.

— Не думаю, что твое появление здесь на зимних праздниках будет уместно, — так же сухо продолжила она. — Однако, если захочешь, я отправлю распоряжение Дельварам, и тебя примут там.



Юлия Риа

Отредактировано: 29.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться