Академия попаданок. Первый семестр.

Размер шрифта: - +

30

После нашей дуэли дни потекли медовой струей, медленно и тягуче. Нас обучали каждый день готовке, уборке, шитью, воспитанию детей и противостоянию темным силам. Мы записывали, запоминали, использовали на практике.

Я выучила с десяток заклинаний, которые здорово облегчали жизнь. Конечно, в нашем мире вместо заклинаний стоят холодильники, телевизоры, стиральные машины и посудомойки, но в этом мире подобного не наблюдается, поэтому приходится призывать магию. Зато теперь я понимаю, откуда взялись скатерть-самобранка, блюдечко с яблочком, иголочка-рукодельница и тряпочка-помывальщица – всё это проскользнуло в наш мир из этого, магического.

Каждое утро начиналось с приветственной речевки Борзуна, а заканчивалось страшными рассказами Маньяры. Как оказалось, наша соседка знает много рассказов, которые она выучила, будучи не только скаутом, но и главной помощницей шамана. Агапа тоже пыталась наводить ужас, но куда там страшной закрутке до слона-людоеда или суслика-зомби… Так и засыпали, боясь спустить ноги на пол, чтобы оттуда не выполз скользкий хобот и не обвил пятку.

Джулия немного подутихла, скорее всего задумала какую-нибудь пакость, поскольку постоянно зыркала выпученными глазищами и перешептывалась с соседками явно по нашему поводу. Ну, пока она не лезла к нам, мы тоже на неё не обращали внимания.

Скажу честно – мы искали информацию об Отражалке, но никто больше о ней не говорил, словно на все рты наложили запреты молчания. Как только мы заговаривали, так преподаватели и призраки тут же старались перевести тему разговора. А если мы были настойчивыми, то грозились отправить мочить тряпку. Я уже не боялась этого наказания, так как из-за заклинания Глазуна тряпка становилась мокрой в тот момент, когда я выходила из аудитории. Поэтому я не ходила в туалет ради получения баллов наказания.

Да, признаюсь, что я беззастенчиво этим пользовалась и порой задавала очень неудобные вопросы, типа – как правильно применить заклинание готовки, чтобы наверняка присушить к себе короля. Или какое нижнее белье нужно сшить королю, чтобы он не изменил в дальнем походе своей благоверной женушке. Однокурсницы хихикали над такими вопросами и над краснеющими лицами преподавателей, которые тут же выгоняли меня в коридор. Ну а я что? Я получала паузу и гуляла минут пять с мокрой тряпкой в руке.

Снующие туда-сюда метелочки-пюпитры не отвлекали меня от мыслей о великом, поэтому я вскоре перестала обращать на них внимания. Убираются? Ну и пусть себе убираются, зато в академии чисто и светло.

Мы открыли для себя библиотеку. Нет, не так – БИБЛИОТЕКУ. Она располагалась почти под самой крышей академии и поэтому там всегда было свежо и прохладно. На резных балкончиках всегда курлыкали голуби, словно обсуждали прочитанное и делились мнениями, отзывами и критикой. Это были очень тактичные голуби, поскольку я никогда не видела следов их пребывания на корешках книг. Даже падающие перья они умудрялись подхватить у пола и унести в окно, чтобы не пачкать пол.

Зато у них можно было поинтересоваться о нужной книге – тут же с балкончика срывался сизарь и учтиво показывал путь к необходимому манускрипту. И вы даже не можете себе представить, какое это всё-таки блаженство – просто сидеть и читать книгу у камина, под тихое воркование тактичных голубей. А если ещё рядом стояла кружка горячего чая…

Так продолжалось целый месяц. Целый месяц ежедневных учений, тренировок, зубрежки. И я почти не встречалась с Симпатиром. Он был вечно занят и почти не показывался из кабинета. За этот месяц и маг Похотун ни разу не совершил попытки напасть и народ почти успокоился, когда однажды утром не произошло непредвиденное обстоятельство.

– Вы чего тут ляхи развалили? Лежите и ничего себе не знаете! Вставайте! Марысю Шиманскую отчислили!

Вот с такого милого утреннего приветствия и начался наш день. Конечно, мы подскочили не сразу – уже привыкли к панике Борзяна и к его громкому голосу. Но потом осознание вести заставило спрыгнуть с кроватей и подбежать к двери, за которой уже раздавались возбужденные голоса.

В коридоре уже собралась добрая половина нашего курса. Заспанные девчонки пытались понять, что же на самом деле произошло и куда за одну ночь подевалась польская панночка со всеми вещами?

– Мы не знаем, – всхлипывающим голосом проговорила Люсинда Брох. – Мы… мы проснулись утром, а её нет… Даже заколки не осталось, которую она подарила мне. Ы-ы-ы, где же Марыся? И заколку тоже жалко…

Не скажу, что мне особенно жалко было вечно задирающую нос панночку, но сам факт её бесшумной пропажи из комнаты, где спали ещё две девушки заставил задуматься. Как такое могло произойти? Хотя, если набросить на девчонок спящие чары, то их самих можно было похитить, они бы даже и не проснулись.

– Кандидаток на место возле короля стало меньше, – с ехидцей сказала Джулия. – Так не грустить надо, а радоваться, что нас не отчислили.

Ну да, куда же без её ехидства…

– Нужно узнать у преподавателя, отвечающего за вашу группу, куда подевалась Марыся. Возможно, всё не так уж и плохо, – попробовала я воззвать к голосу разума.

– Ну да, у миледи Чистары разве узнаешь, – всхлипнула вторая соседка Марыси, Лин Ян. – Она у нас строгая.

– А что узнавать-то? Марыся часто мочила тряпку? – спросил голос миледи Чистары за нашими спинами.



Мила Светлая

Отредактировано: 20.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться