Академия попаданок. Второй семестр

Размер шрифта: - +

20

Время шло, Фендюлятор сидел за столом и с презрением посматривал на меня. Я старалась сделать вид обездоленной сиротинушки и чуть только слезу не пускала. Хотя нет, пускала. Этот мерзкий суслягух добился своего и от жгучего перца несколько слезинок всё-таки вырвались наружу.

Наконец, Фендюлятор решил, что с меня довольно, что эликсир впитался и я могу начать «раскалываться». Судя по его состоянию, впитывание никак не отражалось на здоровье. Он даже не вспотел.

– Итак, что ты можешь сказать о пророчестве?

Ручка начала бегать по бумаге, записывая вопросы и ответы. Я чуть-чуть понаблюдала за размашистыми прыжками современного стилуса, а после постаралась сделать голос похожим на голос робота Вертера из советского фильма «Гостья из будущего».

– Я. Уже. Говорила. Что. Мне. Надо. Доучиться. До. Выпуска. Меня. Нельзя. Отдавать. Похотуну.

Вот так и говорила, одно слово в предложении. Плюшки-ватрушки, знали бы вы, как это трудно – удержаться от смеха в такой ситуации. А я ещё сделала личико кирпичиком, чтобы достоверность была полной.

– И что? В самом деле это правда? Тогда скажи – почему тебя так рьяно защищает герцог? – спросил Фендюлятор.

– Я. Лучшая. Ученица.

В таком ключе мы поговорили ещё минут пять. Он спрашивал, я отвечала так, как мне нужно, а ручка записывала наш разговор. Фендюлятор кивал на мои ответы и даже не думал их проверить. А я развлекалась как могла, даже забыла про обжигающий вкус перца во рту.

Рано или поздно, но всё заканчивается, вот и наш разговор подошел к концу. Фендюлятор двинул бровью, и ручка тут же упала мертвой палочкой, как будто никогда весело не скакала по бумаге.

Фендюлятор двинул другой бровью и кресло разжало свои крепкие объятия. Я тут же принялась растирать затекшие руки и ноги. На ноги скоро должны напасть тысячи мурашек, вооруженные острыми иглами.

– Ты можешь идти, девочка, – сказал ректор и допил остатки вина из своего бокала.

Я кивнула, хотела уже двинуться к выходу, чтобы оказаться подальше от этого места, но тут затекшие ноги дали о себе знать и меня шатнуло. Чтобы не упасть, я переставляла ноги вплоть до того самого момента, пока не уперлась рукой в простыню на картине. Под моей рукой простыня скользнула вниз, и я увидела…

Нет, конечно, я подозревала, что не просто так Симпатир спрашивал меня о той девушке в белой мантии, но чтобы та-а-ак...

За простыней оказалась та самая красавица с Гаваев, которая даже не попросила передать ему привет, но приглашала меня в гости. Она красовалась на фоне багрового заката, стоя на берегу темно-синего моря. Её волосы красивой волной взметнулись от дуновения ветерка, на губах играла задумчивая улыбка, а глаза устремлены вдаль, где на фоне уходящего солнца угадывалась фигура летящего дракона.

И всё бы ничего, но эта девушка чем-то была похожа на меня...

В замке Похотуна я не успела её как следует разглядеть, да и не до этого мне было, но вот сейчас сходство явно на лицо... Или в лице? В общем, она походила на меня также, как походила бы на меня старшая сестра, если бы она у меня была.

– Иди-иди, чего застыла? Или никогда картин не видела? – спросил Фендюлятор.

– А кто это? - от неожиданно возникшего волнения я забыла, что пародирую робота Вертера.

Фендюлятор усмехнулся.

– Если ты думаешь, что я расскажу тебе о любимой девушке Симпатира, то ты крупно ошибаешься. Я даже не скажу тебе, что её звали Славояра. А уж тем более не скажу, что любовь его была безответной.

Это любовь Симпатира? Хотя, по тому, как он среагировал на мои слова и так было понятно. Но почему? Почему она не полюбила такого симпатяжку? И зачем её скрывать под простыней? А Фендюлятор продолжал восторженно распыляться, как будто был тамадой на грузинской свадьбе и сейчас произносил получасовой тост.

– И мне никогда не узнать, почему вы ко мне прицепились и что за глаз был в зеркале? – приняла я игру.

Так вот как действует эликсир Правды – человек вовсе «не рассказывает» о том, что нужно спрашивающему.

– Нет, и даже не узнаешь, что тебя почему-то боится Хозяйка. Вот честное слово – ты ни за что и никогда не услышишь, что её трясет от одного упоминания о тебе.

– А также я не узнаю, почему эта девушка похожа на меня? – показала я на картину.

– Конечно не узнаешь. И про Симпатира со Славоярой ничего не узнаешь. Я не скажу, что с его помощью она прошла вплоть до самого конца Академии. А также ты не узнаешь, что он хотел ей только счастья и поэтому запихнул свою любовь глубоко в сердце, а Славояру ждала королевская доля. И она осталась одна из трех выпускниц, которые претендовали на трон. Нет, никто тебе не расскажет, что её за месяц до выпуска похитил Похотун. И вот ты ни за что не узнаешь, что…

Раздавшийся громкий треск за дверью заглушил последние слова Фендюлятора. У меня возникло ощущение, как будто семнадцать дровосеков-дроворубов начали вразнобой колоть дрова. И что именно я ни за что не узнаю, я так и не успела узнать. Простите за тавталогию. Нервное.



Мила Светлая

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться