Академия попаданок. Второй семестр

Размер шрифта: - +

25

Если бы меня утром огрели пыльным мешком, то я была бы в меньшем шоке, чем от такой новости. И ведь сплю я чутко, прямо как олигарх, не заплативший налогов.

Маньяра пропала!

Три часа мы потратили на беспорядочную беготню и истошные выкрики. Потом ещё полчаса на мозговую атаку и переборки вариантов, куда Маньяра могла провалиться. Увы, всё это время пропало впустую, так как ни до чего хорошего мы не додумались.

В самом деле – куда могла пропасть чернокожая девушка в чужом мире, где к нам, иномирянкам, враждебно относится не только ректор Академии, но и почти все люди этого мира. И я ещё тактично умолчала про сказочную живность, которая наполняла эти земли.

Кстати, о живности, когда мы уже опустили руки, а Агапа начала шмыгать носом, перед нами появился суслягух. Шерстка его была потрепана, словно он встретил другого суслягуха и они подрались из-за самки. А что – у меня так Клёпа приходил постоянно после мартовских прогулок. Потрепанный, поцарапанный, с прокусанными ушами, но дово-о-о-ольный…

Увы, мы были не такими довольными, поэтому я тут же вытащила платок:

– Это ты всё подстроил?

– Что я подстроил, пока меня не было? – удивленно вскинул бровки суслягух.

– Ты подстроил пропажу Маньяры? – я подняла платок на уровень его лба.

Вот теперь мой фамильяр выглядел не только удивленным, но и обескураженным. Он огляделся по сторонам и попробовал сделать то, что делали мы предыдущие три часа:

– Маньяра! Маньяра!! Где же тебя носит, неусидчивая девчонка?

Конечно же Маньяра не ответила ему. Да если честно, то я была бы удивлена, если бы Маньяра вдруг вылезла откуда-нибудь из-под кустика и со смехом констатировала, что она выиграла в прятки. Не играли мы в прятки. И не в привычках Маньяры делать такие розыгрыши. Она вообще у нас серьезная дамочка.

Суслягух позвал ещё пару раз, а потом повел носиком, и, как заправский полицейский пес в аэропорту, натасканный на поиски наркотиков, помчался вправо, к подножию одной из Черных гор. Я даже не успела как следует прицелиться и шандарахнуть его «Шандарахусом», когда он круто повернул вправо и застыл над мелкой порослью осоки.

Вот сейчас он мне напомнил уже не полицейского пса, а охотничью собаку, которая встала в стойку и показывает охотнику на дичь. Мы с Агапой переглянулись и тоже пошли к тому кустику, чтобы взглянуть на «дичь», которую обнаружил суслягух. Среди зелени валялось небольшое серебряное колечко с агатом, которое Маньяра всегда носила на среднем пальце и любила демонстрировать Джулии, когда та её задевала.

Сейчас же на окаемке кольца темнела небольшая, запекшаяся корочка какой-то жидкости, похожей на малиновое варенье.

Вот какая ещё жидкость может темнеть на ободке? Да ещё во вновь открывшемся в своей прелести мира Стратуин… Вряд ли Маньяра втихаря лопала варение, причем пальцем, на котором было надето кольцо, а оно нечаянно соскочило и укатилось в заросли осоки. Маньяра искала-искала, а потом заблудилась и вообще сейчас сама нас ищет.

Нет, это самая бредовая идея, которая пришла мне в голову, после катания по лестнице многоэтажного дома в Кировском районе на лыжах. Тогда я шла на рекорд скорости и если бы не злосчастная собака, которую хозяин выпустил на седьмом этаже, то разбилась бы на фиг. А так… шок у собаки, три перелома у меня, причем два из них – лыжные. Но после этого я зареклась поддаваться «на слабо» в спокойных девичьих посиделках.

– Я думаю, что Маньяру похитили, – глубокомысленно изрек суслягух, а мы также глубокомысленно согласились.

Со стороны мы с Агапой могли показаться женским вариантом Шерлока Холмса и доктора Ватсона, а суслягуху доставалась роль собаки Баскервилей. И мы эту собаку направили по следу похитителей. Конечно же суслягух сначала воспротивился, но обещание испепелить на месте, приправленное моей злобной физиономией дало потрясающий результат – фамильяр рванул вперед, как будто я ему одно место ошпарила.

– Бегите за мной, я напал на след похитителей. Цварги первыми пошли в нападение... Маньяра достойно сопротивлялась, жаль, что вы ничего не слышали! – прокричал суслягух на бегу.

Мы могли бы поизображать из себя леди, собраться с духом, принять ванну и выпить чашечку кофе, но предпочли остаться студентками-первокурсницами и припустили за суслягухом. Мы не волновались об оставленных вещах, всё равно без наших заклинаний их никто не сможет взять.

Только если сильные маги, которые могут взломать кодовые защитные комбинации. Но подобных магов-хакеров вряд ли прельщают местные безлюдные места и голые черные камни.

Единственно, о чем мы пожалели, так это о простыне-самолете, так как нам пришлось карабкаться по почти отвесным склонам, вместо того, чтобы с удобством взлететь под небеса и уже оттуда наблюдать за скачущим суслягухом.

– Если Маньяра ко… когда-нибудь скажет, что мы её не любим, то… то я достану из кармана камень с Черных скал и легонько тю… тюкну её по макушке, – пропыхтела я, когда попыталась зацепиться за очередной выступ.

– Я сама её тю… тюкну, но сначала нужно найти, освободить и вернуть об… обратно, – вторила мне Агапа, которая лезла рядом и всеми силами старалась не навернуться.



Мила Светлая

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться