Академия Пророчеств и Предсказаний, или Апп!

Размер шрифта: - +

продолжение 6 главы с правками от 09-11-2016

Циреция шептала, но шепот ее был слышен в каждом уголке замершего в предвкушении чуда лектория:

 

- Средь тех, кто отмечен Древом,

чьи нити прялка свила… - провидица споткнулась, неуверенно шепнула: - Проси?

Шарик не отозвался яркой вспышкой, провидица поспешно заменила слово:

 

- Ищи у друзей ответа,

 

И свет снова засиял в прежнем ритме, совпадающем с ритмом речи бойко заговорившей Циреции:

 

- Им знак Судьба подала!

Спасение АПП в их силах

Пусть новый соткется узор

Любовь пусть Камень заменит,

Двух душ прозвучит разговор…

 

Шарик вспыхнул как золотое солнышко и остался таковым. Циреция осторожно отложила его на край стола и расслабленно откинулась на спинку стула. Привычно ссыпала остальные камешки в мешочек на поясе и, нашарив там же маленькую фляжку, открутила крышку. Жадно присосалась к горлышку.

– Хм, очень интересное пророчество, – откашлявшись, заговорила ректор, не давая гримаске хмурой озадаченности, мелькнувшей было на лице, вновь занять там позицию. – Вы, первокурсники, имели возможность наблюдать за процессом медитации и изречения пророчества, а также за компенсаторной паузой, позволяющей провидцу восстановить силы. Восстановление, замечу, у каждого процесс индивидуальный. Кто-то нуждается в питье, кто-то в еде, есть те, кому требуется сон или нечто более экзотичное. Ваши особенности, прорицатели, вы определите вместе с преподавателями, и, если желаете сохранить дар и здоровье, будете строго следовать рекомендациям, данным мастерами.

– А о чем пророчество-то было? – выкрикнул с задних рядов какой-то пацан.

– Толкование и координация пророчеств – забота факультета блюстителей. Могу лишь сказать, что загадка и угроза – обычные составляющие большинства пророчеств и драматизировать ситуацию нет нужды. Разумеется, поскольку пророчество имеет отношение к нашей академии, его изучением, после переноса на свиток, займутся не только студенты-блюстители, но и мои коллеги. Мы же с вами сейчас поблагодарим студентку Цирецию за увлекательную демонстрацию и понаблюдаем за процессом составления свитка пророчества. Лестор, будьте любезны, ваша очередь!

С прежней отсутствующей улыбкой пророчица уплыла со сцены, и на стул приземлился самый обычный на вид добродушный толстяк в форме с желтым кантом, свидетельствовавшем о его принадлежности к летописцам, и значком четверокурсника.

Из сумочки на боку пузанчик извлек плод Игиды, сейчас выглядящий как шар, отлитый из мутного, грязно-желтого стекла. Тяжело плюхнувшись на скрипнувший стул, толстяк поставил шар прямо на золотистый шарик с пророчеством. Трюк в жанре эквилибра удался. Ни один из предметов не упал, не покатился со стола. Каким-то странным образом маленький шарик оказался внутри большого. Из сумочки летописец неторопливо, почти с ленцой, извлек совершенно обычного вида тетрадь на кольцах в ядовито-красной обложке и карандаш. Тетрадка была раскрыта на первой же пустой странице, пузанчик почесал кончик крупного носа карандашом и приложил свободную ладонь к шару. Замер в такой позе на несколько секунд. Вся желейная расхлябанность ушла из тела летописца, он стал похож не на груду желе, куда поскупились добавить желатина, а на сжатую до предела пружину. На лбу появились несколько морщинок сосредоточения, глаза превратились в щелочки, губы перекрутились забавным узлом. Карандаш запорхал по бумаге с бешеной скоростью. Это длилось не дольше минуты, Шаортан лишь успела прокомментировать:

- Студент записывает пророчество, звучащее сейчас для него из-за контакта с плодом и цветком Игиды! Это помогает ему дополнить пророчества координатами.

Начертав несколько строчек, Лестор отбросил карандаш, словно раскаленный уголек, рванул лист бумаги из тетради и, скатав его в трубочку каким-то хитрым образом, сунул внутрь шара. Если шарик пророчества он совал под низ, то бумагу запихивал сверху. И на сей раз Янка была совершенно уверена, что никаких дырочек в большом шаре не имелось. Не имелось, однако же, лист, как и маленький желтый шарик цветка, оказался внутри. Тут же мутно-стеклянный плод стал прозрачным, как хрусталь. Соприкоснувшись с золотым шариком, лист сам засверкал золотом. Последовала вспышка яркого белого света, в которой исчезли большой плод и маленький шарик-цветок, осыпавшись сверкающей пылью. Сам же белый лист из тетради остался и несколько мгновений светился четко различимым желтым светом, затем с совершенно типичным для бумаги звуком хлопнулся на стол, свернулся в трубочку и остался лежать. Свечение угасло.

- Спасибо за впечатляющую демонстрацию, Лестор, можешь быть свободен, - благосклонно похвалила студента Шаортан, тот неожиданно смутился от похвалы, едва заметно покраснел и громко пустил ветры. Тем самым парень смазал все благоговейное впечатление от своей работы, сложившееся у первогодков.

Окончательно смешавшись от загулявших по аудитории смешков, студент покраснел до корней волос, схватил в охапку свою тетрадь и почти выбежал из лектория. Даже Яна невольно улыбнулась, хоть и жалела бедного Лестора, но уж больно комичным было его бегство.

- Недостойно смеяться над особенностями расы других студентов, - гневно раздула ноздри ректор и собралась, вероятно, прочесть молодежи лекцию о правилах хорошего тона. Но, глянув налево, туда, где стоял пюпитр с чем-то, накрытым непрозрачной темно-синей тканью, оставила мысль о разносе и провозгласила:

- А теперь мы с вами станем свидетелями работы блюстителей по воплощению пророчества. Рованна, Налин, поднимитесь сюда.

Пока вызванные студенты со значками третьекурсников шли, жевавший губу правым клыком Хаг внезапно тихо хлопнул себя по лбу и прошептал:

- Точно, он же феох.



Юлия Фирсанова

Отредактировано: 29.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться