Академия Пророчеств и Предсказаний, или Апп!

Размер шрифта: - +

продолжение с правками от 16-11-2016

- Кто сорвал печать со свитка? Ты? – свистящим шепотом, почему-то прозвучавшим громче крика и загулявшим эхом по всему лекторию, осведомилась Шаортан.

- Я ничего не знаю, только рядом встал, хотел поближе глянуть, а он как вспыхнет! Вон, Максимус тоже видел! – нахально соврал Картен, пятясь от стола и грозного ректора подальше.

Дракесса недоверчиво сузила глаза, и потребовала ответа почему-то у Лиса, наверное, потому, что он единственный был ей пока знаком по имени:

- Машьелис о Либеларо, ты видел, кто развернул свиток и сорвал печать исполнения до срока?

- Простите, мастер ректор, я лекцию перечитывал, - подрагивая всей щуплой тушкой, отпинался от вопроса Лис.

- Дети, - Шаортан издала усталый вздох, - вы не понимаете, что творите! Пророчество нуждается в корректировке и присмотре при исполнении, об этом свидетельствовал желтый свет, изливавшийся от свитка. Но кто-то сорвал печать, завязав на себя право присмотра за фигурами пророчества. Вторично активировать и установить личности, на которых завязано пророчество, невозможно. Печать указания места и срока распалась. Ей не дали затвердеть. Теперь мне как можно скорее нужно установить того, кто назначил себя блюстителем пророчества до срока его исполнения. От этого зависит, успеем ли мы что-то предпринять, или придется положиться на судьбу и удачу.

Глаза голубокожего  предательски забегали, но на откровенность он не решился. Все продолжал бормотать уже себе под нос о том, что лишь свиток посмотреть вышел, а тут все само по себе и вообще он не при делах, так, погулять вышел. А тут всякие свитки огнем пыхают ни с того, ни с сего, студентов до полусмерти пугают, заиками оставляют.

Его товарищ, Максимус – очевидец виновности Картена, молчал. Верность другу явственно боролась в душе парня с желанием помочь ректору и предотвратить что-то ужасное. Аудитория бурлила, многие видели, как курчавый студент схватил свиток, но выдать его, став ябедой, никто пока не желал, или собирался с духом. Впрочем, могли и бояться возмездия от виновников.

- Так значит? – прошипела рассерженная Шаортан и полезла в сумочку на поясе. Она быстро, найдя ощупью, вытащила очередной превратившийся в минерал листок с древа Игиды и сломала его пальцами. Тотчас же ярко-красный ореол окружил виновника взлома свитка и бледно-желтым обозначился контур Максимуса, по мнению Янки виновного лишь в том, что не успел остановить ретивого дружка.

- Ты и ты! – ткнула пальцами в студентов дракесса. - Живо ко мне! У нас еще много дел!

- Наказывать будете? – с невероятным облегчением от того, что все само выяснилось и не пришлось выдавать друга, спросил Максимус, охотно подходя к ректору.

- Потом, - нетерпеливо отмахнулась женщина. – Вы у меня все лестницы в Башне Судьбы языком вымоете, а сейчас за дело! – тут Шаортан обратилась ко всем студентам с короткой лекцией: - В редчайших случаях по недоразумению или злому умыслу печать, содержащая сведения о мире, месте и времени предсказанных событий, бывает сорвана со свитка пророчества до срока. Почему в редчайших? Потому что никто, кроме блюстителя, пусть даже необученного, печать потревожить не способен.

- И что делать? – совсем растерялся и даже, пожалуй, испугался Картен. Во всяком случае, на щеках его выступил лихорадочный синий румянец.

- Все, что можно сделать сейчас, это постараться определить фигурантов пророчества, - ответила Шаортан. – Хорошо еще, летописцы помнят все печати, поставленные на своих свитках, и данные о поврежденном свитке Лестор обязан сегодня же занести в архив пророчеств.

- А мы вам зачем? – обреченно вздохнул Максимус, косвенный виновник катаклизма, предчувствуя седалищным нервом очередные экзекуции.

- Искать фигурантов пророчества, разумеется, студент. Никому, кроме сломавшего печать, этого сделать не по силам. Идемте же! Время не терпит! Не больше часа на все осталось! А вы, студенты, можете поблагодарить своих приятелей за первый в семестре реферат на тему «Особенности маркировки фигур пророчеств». Объем не менее двадцати пяти листов, сдать своему декану к концу шестидневки! Список литературы перепишете и все свободны!

Шаортан прищелкнула пальцами, и в воздухе соткалась черная как ночь доска с огненными письменами – список из более чем тридцати книг – источников будущего реферата. Лекторий схватился за письменные принадлежности, зашуршал бумагой и недовольно загудел. Взгляды, скрестившиеся на Картене, не обещали хулигану легкой жизни. Похоже, несколько особо возмущенных студентов собирались именно его курчавой головой помыть те лестницы, которые назначит олуху к уборке ректор.

Дракесса тем временем убрала свиток с пророчеством преткновения в сумочку и, прихватив за шкирки виновников повреждения печати, практически понесла их к двери. Остолопы обвисли трупиками и не вырывались. Но уже у самых створок ректор притормозила и, развернув жертвы лицом к лекторию, грозно рыкнула:

- А ну-ка приглядитесь хорошенько, есть тут кто в светящемся желтом ореоле?

- Есть, - после паузы, отпущенной на сканирование помещения, послушным хором выдохнули Картен и Максимус.

- Показывайте! Живо! – скомандовала дракесса, и пальцы двух студентов синхронно ткнулись в Хага, Лиса и Янку.

- Вон те трое, - виновато шмыгнул носом здоровяк.

Янка просто онемела от негодования. Они-то тут при чем? А еще промолчала, когда о виновниках спрашивали. Может, стоило этих подлюк заложить? Как они только посмели обвинить невесть в чем ее новых приятелей?! В груди разгоралось пламя праведного возмущения, вылившееся в громкий возглас:

- Ректор Шаортан, мы не трогали свиток! Мы вообще на месте сидели!

- Верю, - чему-то иронично хмыкнула дракесса и уточнила у парочки ябедников: - Все? Больше никто не сияет?

Те дружно помотали головами и были вынесены за дверь с мотивационным лозунгом: «Идем дальше! Нам за полчаса всю академию обойти надо успеть!». Створки дружно хлопнули, а Янка, Лис и Хаг столь же дружно переглянулись с совершенно одинаковым недоумением на лицах.



Юлия Фирсанова

Отредактировано: 29.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться