Академия Равенства. Тьма

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5.

Глава 5

МАГИЮ МОЖНО ВСТРЕТИТЬ И В ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ!

ЦВЕТУЩЕЕ ДЕРЕВО, ТАЮЩИЙ ЛЕД НА РЕКЕ, ПЛАМЯ ОГНЯ В КОСТРЕ...

НОВАЯ КНИЖКА НА ПОЛКЕ МЕСТНОЙ БИБЛИОТЕКИ...

(ИЗ СКАЗАНИЙ ВЕЛИКОГО ЧИТАТЕЛЯ)

– Ваши документы – вы забыли их у меня. – Обернувшись, Лорд протянул родовую.

– Спасибо. Что-то еще?

– Вы обучены манерам. Разве ваш род имеет возможность оплатить услуги преподавателей? – холодный взгляд обездвиживал.

– Нет. Моя мать работает нянечкой у состоятельного Лорда. Она обучает его детей этикету и многим другим дисциплинам. Я провела с ней детство и, естественно, запоминала все, а потом подолгу тренировалась. – Ни один мускул не дрогнул на ее лице.

– Ваша тяга к знаниям похвальна, – задумавшись, ответил оппонент. – Что ж… Не забудьте взять форму у коменданта вашего общежития. Такой вид неприемлем на территории Академии. В выходные можете наряжаться, как вам заблагорассудится.

     Мужчина давал еще какие-то наставления, но Петра не заметила, как перестала его слушать. Она смотрела на директора и словно изучала его заново. Длинные черные волосы обрамляли мужественное лицо и спускались на рельефную грудь. Миндального цвета глаза казались открытыми, но чересчур серьезными. Маленькие, почти невидимые морщинки требовали, просто кричали о потребности прикоснуться к ним, чтобы разгладить, избавить их обладателя от усталости. Петриция не понимала таких новых, непонятных для нее чувств и совсем нескромных, непозволительных для молодой Леди желаний, но ничего не могла с ними сделать.

– Вам понятны эти правила? – чуть громче спросил Лорд Директор.

     Петра встряхнулась и немедленно взяла себя в руки.

– Да. Мне все предельно ясно. Благодарю.

     Мужчина протянул еще один документ:

– Это общее расписание первого курса. Галочками отмечены занятия, на которые вы обязаны ходить. По этим дисциплинам в конце года будут проведены экзамены. Вам придется самостоятельно изучить прошедший материал. Если по окончании триместра у вас останется больше четырех хвостов, я буду вынужден подписать приказ об отчислении, поэтому советую не расслабляться.

     Грон эль Свьен стоял на некотором расстоянии, но Петре казалось, что взгляд его проникал в самую глубь души.

– Я поняла вас, Лорд Директор. Я могу быть свободна?

– Конечно. Вы можете идти.

     Улыбаясь искренне и добродушно, наконец-то осознав, что жизнь прекрасна, девушка резко открыла дверь кабинета и ударила полотном нерадивую секретаршу. Женщина сидела на полу и потирала ушибленный лоб, при этом уничтожительно сверкая глазищами.

– Вот видите, как нехорошо получается! – воскликнула Петра. – Ударились… Скоро, наверное, и язык длинный вырастет! А вдруг и про вас что-нибудь такое этакое расскажут! Подумайте…

     Девушка оставила фразу незаконченной, чтобы женщина сама придумала себе кару. Петра решила, что обязательно накажет говорливую сплетницу, если слухи продолжат разрастаться. В конце концов, она еще не ознакомилась со всем перечнем порошков и бутыльков в своей сумке.

     Неспешно поднимаясь по лестнице в общежитии, она продолжала думать о Лорде Директоре. Словно наваждение нахлынуло на нее, впитавшись в сознание образом мужчины. Разозлившись на себя, Петра сделала глубокий вдох, чтобы скинуть с сознания притягательную картину. Оказавшись в комнате, девушка застала неуловимую, словно ветер, соседку.

– А вот и ты! Где была? – Малиса лежала на своей кровати поверх покрывала и на вытянутых руках держала книжку, видимо, пытаясь читать.

– К директору ходила за расписанием. А ты где пропадала?

– В библиотеку ходила. Задали прочесть на завтра по литературному искусству «Корео и Веньетта».

– Отличное произведение! – Петра заправляла кровать. – Но разве тебе удобно так читать?

– Я любуюсь картинками, – тихонько прошептала соседка, словно это была тайна. – Тебе, кстати, тоже нужно в библиотеку – учебники взять!

– И много учебников? – девушка тоже прилегла, прикрыв глаза.

– Смотря сколько у тебя стихий. У меня одна – поэтому восемь. А у тебя?

– И как такое количество учебников тащить? – перевела тему Петриция.

     Девушка не хотела сейчас придумывать оправдание количеству своих стихий. Она подложила одну руку под подушку, а вторую под щеку.

– Я воздушница! Я их по воздуху переправляла, – похвасталась Малиса.

– А разве можно пользоваться стихией до третьего курса? – удивилась Петра.

– Использовать стихии в быту можно. Все остальное нет. Но ограничение тоже есть – можно использовать схемы, которые выучены на паре.

– Какой предмет? – девушка зевнула.

– Стихии и быт. – Послышался зевок и со второй кровати.

***

     Лучи закатного солнца проникали в маленькую темную комнату через стрельчатое окно с широким подоконником. В глубокой тишине слышалось только размеренное сопение, которое резко прервалось, когда звонок на ужин ворвался в женское общежитие.

– Вот Дракон! Ужин!!!

     Малиса подорвалась с кровати и хлопнула в ладоши. Магический свет зажегся, медленно закружив своими кругляшами по потолку. Соседка спешно побежала к шкафу, попутно натягивая сапожки, но, развернувшись, в недоумении посмотрела на Петру. Девушка все так же лежала, обернувшись в верхнее покрывало и притворялась глухим горизонтальным бревном.



Дора Коуст

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться