Академия Семи стихий. Семерида

Размер шрифта: - +

Глава 6. Преображение Лэя

Я несколько раз порывалась рассказать папе об огненном опале, но так и не решилась сделать это. Знание о кристалле могло навредить моим родителям. Последователи Алауэ способны добраться и до них. Тёмные маги вообще способны на многое.

После душевного разговора с папой, я поднялась в свою лабораторию. Она расположена в самой высокой башне родительского замка, поближе к вольным облакам и жаркому солнцу. Но сейчас за небольшими арочными окнами башни светила луна, мерцали звёзды и плыли обрывки серых перистых облаков.

Я решила не задерживаться в гостях. Проснувшийся страх за них, заставил меня изменить планы. За остаток ночи я отлила заготовку баджу из красного золота с отверстием-креплением для опала, и собрала в свой саквояж инструменты нужные мне для нанесения гравировки. Позавтракав с родителями, сказала им, что хочу отдохнуть в столице, в своей квартирке, раз уж выпал случай. Мама расстроилась немного, но удерживать меня не стала. Папа промолчал.

Вскоре я отправилась в столицу, используя артефакты перемещения, которые оставляли меньше следов. Переместившись несколько раз, запутала следы, и лишь после этого прыгнула в свою квартиру, усилила защиту и легла спасть. Бессонная ночь, проведённая в лаборатории, и множественные перемещения вымотали меня, я еле стояла на ногах.

Выспавшись, снова принялась за работу. Сначала нарисовала схему гравировки, в соответствии с описанием из книги индар, найденной адептами в Иерийской цитадели. Несколько раз перепроверила, не ошиблась ли в начертании символов, всё же язык индар я знала недостаточно хорошо. После тщательной проверки стала наносить гравировку на широкий золотой браслет-полукольцо.

Устав вглядываться в мелкие магические символы, вставала и ходила по комнатам, разминая ноги. В голове творился настоящий сумбур. Я старалась не думать о своём похищении и о Рете, ставшем заложником хранителя храма индар. Но сердце болело за брата. А разум говорил, что Рет – взрослый мужчина и сильный маг, и, следовательно, способен сам справиться с трудностями. Найт тоже не пропадёт – думала я. Мысли о драконе я гнала ещё решительнее, чем мысли о похитившем меня эльфе. Я бы предпочла, чтобы эти двое вообще никогда больше не появлялись в моей жизни. Но опыт утверждал, что подобное невозможно.

В Академию семи стихий я вернулась в назначенный ректором Татумом срок. С саквояжем полным инструментов в руках, и недоделанным артефактом. Я решила завершить свою работу под присмотром Лэя: вставить опал в оправу и вплести заклинание. Мне постоянно казалось, что кто-то наблюдает за мной сквозь пространство. Ждёт момент, когда я возьму опал в руки, чтобы появиться и отобрать у меня ценный кристалл. Поэтому даже находясь под усиленной защитой в своей квартире, я не просила хранившую опал саламандру, вернуть мне кристалл.

Едва я оказалась в своих комнатах в общежитии академии, в гостиной тут же нарисовался хранитель Лэй. Поприветствовав меня, присел на диванчик. Всем своим видом показывая, что пока я не отдам обещанный артефакт, он с места не сдвинется. Припросила Лэя подождать меня минут пятнадцать, а потом проводить в укромное место в его владениях. Оставив хранителя в гостиной, я приняла душ, переоделась в чистое платье, просушила волосы и сделала лёгкий макияж. Дело в том, что впервые после похищения, я чувствовала себя в безопасности. Лэй находился поблизости: мне нечего было бояться. Я банально тянула время, чтобы насладиться спокойствием, и ещё раз обдумать, как лучше зачаровать артефакт.

Морально и физически подготовившись, вышла в гостиную. Лэй подскочил с диванчика. Древний индар весь был на нервах. Взяв меня за руку, хранитель провёл меня в подпространство – в светлую комнату без окон и дверей. В комнате были лишь три кресла и столик посередине, стоявшие на небольшом круглом ковре.

– Ты сделала артефакт? – медленно выдохнув, спросил Лэй. Очевидно, хранитель страшился отрицательного ответа. Долгие годы ожидания, подкосили его веру в чудо.

– Не совсем! Остались последние штрихи. Я опасалась за сохранность кристалла, поэтому доделаю артефакт под твоим присмотром.

Я положила приготовленную золотую заготовку баджи на стол. Разожгла на ладони белое пламя и затем позвала саламандру. Ящерка не сразу явилась на мой зов, пришлось несколько раз терпеливо просить её вернуть мне огненный опал. Наконец, ящерка появилась на моей ладони, охваченной язычками белого пламени индар. Недоверчиво посмотрела на Лэя, что-то процокала на своём языке. Хранитель кивнул ей в ответ. Белая саламандра исчезла, а на её месте возник огненный опал. Кристалл стал ярче и более прозрачным, чем раньше.

Погасив огонь на ладони, я подождала, когда камень остынет, и принялась за работу. Вставила опал в отверстие в середине браслета, закрепила, подогнув специальные зубчики. Вплела заклинание индар в структуру золота и камня. Работая над заготовкой, я выучила наизусть нужное заклинание. Когда я уже заканчивала плетение, Лэй попросил добавить его имя, сделать артефакт именным. Именной артефакт бесполезен для других магов, поэтому у них будет меньше соблазна украсть его.

– Лэйс Кахр Тардо, – назвал хранитель своё полное имя.

Повторив за хранителем, завершила плетение. Браслет поднялся в воздухе, завис на уровне наших глаз, засиял, покрылся язычками белого пламени, молниеносно переместился к Лэю, и сам наделся на его предплечье. При этом прожёг солидное отверстие в чёрном плаще хранителя.

Глаза Лэя засветились зелёным сквозь прорези маски. Индар поспешно повернулся ко мне спиной, чтобы не напугать своим преображением. Чёрный плащ вспыхнул белым пламенем и исчез, оставив Лэя абсолютно голым. Лишь длинные иссиня-чёрные волосы прикрывали ягодицы и спину мужчины.



Охотникова Лилия

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться