Академия Семи стихий. Семерида

Размер шрифта: - +

Глава 7. Проблемные адепты

На следующий день я приступила к чтению лекций. Ректор Татум попросил меня как можно скорее провести все запланированные часы, а потом со спокойной душой отправиться в цитадель на выручку Рету. До окончания срока выделенного мне хранителем храма индар осталось всего пять дней. Четыре из них я должна была провести в академии, проводя по шесть занятий в день. Видимо, Торлис опасался, что я не смогу вернуться из цитадели в Академию семи стихий, предвидел неблагоприятный исход переговоров с хранителем храма. Поэтому подстраховался, попросив меня вычитать большую часть лекций за второй семестр.

Отказываться я не стала, хотя нагрузка значительно повысилась. Я переживала, что не смогу оставаться спокойной, находясь в одной аудитории с Эльвингом. Решила, помучаюсь четыре дня, чем буду растягивать это сомнительное удовольствие на несколько месяцев.

Как я и предполагала, смотреть на Эльвинга было тяжело до дрожи. Постоянно казалось, эльф внутренне потешается надо мной. Весь такой правильный и спокойный внешне, но коварный внутри. Все шесть занятий эльф одаривал меня изучающими взглядами и двусмысленными ухмылками. Из-за этого я начала сомневаться в словах Лэя и Торлиса, утверждавших, что Эльвинг не участвовал в моём похищении, а мои воспоминания о нём – дурные сны.

По мере сил, я старалась не смотреть в сторону эльфа, не замечать его взглядов, не прислушиваться к тому, что он говорит своему лучшему другу Левину Токину. Игнорировать его было сложно, почти невозможно для меня. Хорошо, что другие адепты отвлекали меня своими вопросами по теме лекции. Их неподдельный интерес стал для меня подобен живительной влаге, свежести воздуха и теплу родного пламени.

Едва я утром зашла в аудиторию, первокурсники окружили меня живым кольцом. Поздравили с благополучным возвращением в академию, и заговорили, как сильно скучили по моим занятиям. Адепты явно преувеличили свою любовь к моим предметам, но было приятно. Отчуждение, с которым я столкнулась в начале учебного года, сменилось на лёгкую привязанность и взаимную симпатию.

По окончании шестой пары адепты умчались в столовую. Проголодались, пока слушали мои лекции по магии. Тяга к знаниям легко уступила голоду. Мой живот тоже порыкивал, сердясь на то, что я морю его голодом. Утром, перед занятиями, я смогла лишь выпить немного чая. Запихнуть в себя хоть что-то посущественнее не получилось. Сейчас организм жаловался на голод, но из-за ужасного настроения, идти обедать мне не хотелось.

 Собрав листы с лекциями в папку, посмотрела в окно аудитории. За стеклом кружили снежинки. Пушистые и крупные, они медленно падали вниз, влекомые к земле своей лёгкой влажной тяжестью. Моя жизнь стала похожей на их. Жизнь так же влечёт меня куда-то вниз, поставив в безвыходную ситуацию, в условия навязанные другими.

– Как вы себя чувствуете, магесса Саттр? Совсем бледная стали, – прозвучал за спиной знакомый голос. Я невольно вздрогнула всем телом. Со мной заговорил Эльвинг, вернувшийся зачем-то в аудиторию.

– Всё хорошо, адепт Сат. – Я заставила себя повернуться и посмотреть в глаза первокурснику-эльфу. – Почему вы вернулись, забыли что-то?

– Нет, не забыл. Разве я могу забыть восхитительные часы, проведённые в вашем обществе, – невпопад ответил Эльвинг, шагнув ко мне.

Отступив, я прижалась к преподавательскому столу, возле которого стояла. Дальше отступать мне было некуда, а во взгляде Эльвинга сквозило желание сделать ещё шаг мне навстречу. Внезапно проснувшийся страх протянул свои липкие щупальца к самому сердцу, зажал его в тиски, причиняя боль. На несколько мгновений я вновь ощутила себя безвольной, беззащитной перед коварным Эльвингом. Но вдруг вспыхнуло белое пламя магии индар, осветило все уголки души, выгнав из них черноту страха. Я гордо вскинула подбородок: не важно, что случилось со мной раньше, главное – я больше никому не позволю запугать меня. Мой дух индары не сломлен из-за одной неудачи.

– Что вы хотели, Эльвинг? У вас есть вопросы по лекциям? – холодно спросила я, взяв себя в руки.

– Я скучал…

Взгляд Эльвинга остановился на моих губах. Эльф поднял руку, словно собрался коснуться моей щеки, обвести большим пальцем контур губ. Но рука замерла в воздухе, так и не коснувшись меня. Эльвинг ехидно ухмыльнулся. Моё сердце забилось быстрее, в глазах потемнело. Внутреннее пламя возмущённо взметнулось, успокаивая своим теплом, уговаривая оставаться спокойной, не вестись на провокацию адепта.

– Рада за вас! – пробормотала я. – Тяга к знаниям – похвальное качество для адепта!

Нашарив на столе, за спиной, свою папку с лекциями, взяла её и прижала к груди, как некий доспех младшего преподавателя. Неторопливо пошла к выходу из аудитории, мимо Эльвинга, продолжавшего стоять с ехидной ухмылкой на красивых губах. Ноги ступали будто деревянные, сердце колотилось в груди загнанной птицей. Я старалась казаться невозмутимой. Сказанное эльфом, хоть и прозвучало двусмысленно, не могло служить доказательством его причастности к недавнему похищению. Если Эльвинг притворяется, я найду способ, как вывести его на чистую воду, но всё это после освобождения Рета, не сегодня.

Стараясь ни о чём не думать, я дошла до своих комнат. Оставив папку с лекциями на столике в гостиной, оделась для выхода на улицу. Прогулка на свежем воздухе – лучшее средство развеять дурное настроение. Через чёрный ход вышла в парк. Вдохнула морозный воздух полной грудью. Неторопливо пошла по заснеженной дорожке вглубь парка. Деревья стоят припорошённые снегом. Высокие ели в пушистых снежных шапках. Им тепло от холодного снега. Посмотрела на небо с низкой пеленой облаков, из которой слетают вниз редкие пушистые снежинки. Сероватыми тенями порхают рядом, падают на лицо и тут же тают.



Охотникова Лилия

Отредактировано: 16.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться