Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Глава третья

В закатных сумерках замок выглядел именно таким, каким его представляла Натт, слушая рассказы Квелда. Когда в первый год он приехал домой на зимние каникулы, его истории об обучении в Тэнгляйхе, казались девочке чудесной сказкой. Ей часто снился величественный замок из белого камня, который меняет цвет в разное время суток или года: отливает золотом на восходе, мерцает холодной синевой в течение коротких зимних дней. Ночью академия становится мистически серебристой, а каждую весну приобретает розоватый оттенок из-за расцветающих во дворе тюльпанов. Натт рисовала это в своём воображении, мысленно устремляясь к брату, без которого она тосковала большую часть года. Но она и не думала, что когда-то её фантазии станут реальностью.

Замок сиял золотом: стены, высокие сводчатые окна, рамы, черепица на крышах башен — всё отражало солнечный свет, так что было больно смотреть. Пушистые ели и сосны вокруг напоминали о доме, а сочные зелёные клёны и каштаны привносили новых красок. Юная Мёрке давно не выезжала из серого Форкёлелсе. Разве что в тот раз, когда отправилась с родителями в Дорнфьол в восточной провинции, но тогда её мысли были заняты совершенно другим, а именно: как избавиться от демона-паразита и заточить его в старом парке развлечений.

Сейчас, даже несмотря на жгучую боль в спине, Натт была счастлива и полна радостного предвкушения. Смешнее всего ей казалась странная тоска из-за мальчишки наездника, кем бы он ни был. Почему-то вдруг захотелось познакомиться с ним. Девочка невольно улыбнулась, когда перед ними приветливо открылись ворота во внутренний двор академии. Квелд направил повозку к конюшням, а навстречу гостям Тэнгляйха сразу же поспешили служки.

— Тебе помочь? — спросила Натт с любопытством, разглядывая загон с диковинными зверями чуть поодаль от навеса для фургонов.

— Нет-нет. Я сам займусь лошадьми. Как ты себя чувствуешь? — заботливо поинтересовался брат.

— Лучше. Прогуляюсь немного. Я буду вон там, — девочка указала Квелду в сторону вольеров. Старший Мёрке улыбнулся и кивнул.

Чем ближе подходила девочка к невысоким заборчикам тем сильнее было её удивление: звери, отдыхавшие в загонах, разительно отличались от обычных. Животные совершенно не дышали, а в открытых остеклевших глазах не было жизни. Вяло переминались с ноги на ногу лошади, собаки настороженно принюхивались, и даже огромная птица на двух длинных мускулистых лапах делала вид, что щиплет траву.

Нежить, догадалась Мёрке.

— Жуть, правда? — Натт почувствовала чьё-то тяжёлое горячее дыхание за спиной и испуганно повернулась к говорящему, но наткнулась на огромную кошачью морду.

От неожиданности девочка вскрикнула, сделала шаг назад и с размаху шлёпнулась на землю. Она не сразу признала зверя и наездника, которых повстречала по дороге в Тэнгляйх. Мальчик тут же спрыгнул со своего питомца и бросился на помощь.

— Что же ты такая пугливая, — незнакомец поднял Натт на ноги, и принялся совершенно бесцеремонно разглядывать её, не сдерживая ехидной улыбки.

Вблизи он больше не казался дикарём – обычный мальчишка, немного выше, чем она. Взлохмаченные золотистые волосы, в которых засохла грязь, хитрые светло-карие глаза и смуглая кожа. Он всё ещё держал Натт за руку, и девочка поразилась, насколько её собственная кожа бледнее его.

— Я просто никогда… — юная Мёрке, смущаясь, отстранилась от мальчика и слегка поморщилась. Из-за падения спину вновь начало саднить.

— Ты в порядке? — на его лице появилась тревога.

— Да, всё нормально, — отмахнулась Натт. — Я просто никогда не встречала таких зверей. Что это за вид?

— А, вот оно что! — незнакомец с любовью провёл по пятнистому боку кошки, — это пустынный барс. Её зовут Вилмма. А тебя?

— Натт Мёрке, — представилась девочка. Почему-то ей очень хотелось, чтобы хозяин Вилммы оказался тем самым некромантом по фамилии Форсворд. Почему бы и нет?

— Фирс Хассел, — новый знакомый протянул Натт ладонь. Пытаясь скрыть разочарование, девочка пожала его руку. — В чём специализируешься? — поинтересовался мальчик, и Мёрке без запинки ответила:

— Земля и всё что с ней связано.

Некромантка живо вспомнила, как ей удалось заставить разверзнуться промёрзшую почву. Так что она почти не врала. А если где-то зарыты кости, сможет даже наглядно продемонстрировать свой талант.

— Классно! Стихийница, значит, — ликовал Фирс. — Как и я! Тоже дружу с землёй, а ещё с воздухом. Ты первогодка?

— Да, — осипшим голосом проговорила девочка. Хассел стихийник. Вот же угораздило нарваться ещё на одного сразу по приезде!

— Выходит, будем вместе учиться. Я тебе всё-всё покажу. Ты наверно голодная. Да и вещи твои надо перетащить, — юный волшебник излучал пугающий энтузиазм, и Натт пожалела о своём вранье и уже собиралась выпалить ему, что никакая она не земляная волшебница, а некромант, но больная спина, не прекращая, напоминала об унизительной сцене в Ри’Вилле.

Мальчик-стихийник стал ей вдруг слишком симпатичен. Не хотелось, чтобы и его лицо исказила гримаса ненависти и отвращения. Мёрке закусила губу, не зная как поступить, а тем временем Фирс Хассел побледнел и стиснул зубы. В один миг он вновь схватил её за руку и резким движением спрятал за собой. Волшебник внезапно сделался похожим на своего барса, и даже слегка оскалился, глядя на троих взрослых, выходящих из небольшой пристройки позади загонов. Осторожно выглядывая из-за плеча своего защитника, девочка увидела двух мужчин и женщину. Они весело болтали и совершенно не вызывали опасений.

— Кто это? — прошептала Натт почти у самого уха Фирса.

— Некроманты, — злобно процедил мальчик.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться