Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Глава четвёртая

Хассел поспешно увлёк Натт за собой, оставляя растерянного студента в коридоре лазарета. Стихийник нёсся вперёд, не сбавлял темп, словно позади них двигалась огненная стена. Девочка даже не задавала вопросов, всё и так было слишком очевидно. Совсем недавно брат рассказал ей о Синде Форсворде, некроманте-первогодке. Убравшись от больничного крыла на безопасное расстояние, волшебник остановился и огляделся.

— Мы заблудились? — спросила Натт. Для неё очередная галерея, в которой они оказались, ничем не отличалась от остальных.

— Нет, — замотал головой Фирс, — это восточное крыло. Тут живут аспиранты. А чуть дальше башня астрономии. Там инженеры, моделируют навигационные приборы, и ещё какую-то ерунду. Хочешь, посмотрим? Уже почти стемнело, и звёзды будет очень хорошо видно.

— А можно? — Натт мечтала об это всю дорогу в Тэнгляйх.

— Конечно! Смотровая площадка всегда открыта. Главное, чтобы не занято было, а то туда любят ходить парочки, — добавил Фирс.

— Парочки?

— Ага, несколько раз заставал весьма неловкие сцены, — Хассел прикрыл глаза и смешно изобразил поцелуй, высунув язык и обхватив себя руками.

Натт звонко рассмеялась, и волшебник довольно улыбнулся.

— Это мерзко, — поморщилась девочка.

— Вот-вот, я им так же сказал, — Фирс протянул ладонь подруге и повёл её в самую высокую башню замка.

Натт всё ещё мысленно находилась в лазарете, не решаясь спросить стихийника о юном некроманте. Но Хассел сам недолго молчал:

— Многовато некромантов для одного дня. И чего они все на тебя так таращатся?

— Кто? — Натт невинно хлопала ресницами.

— Сначала Рё'Тен, потом Форсворд, — мальчик сильнее сжал руку.

— Фирс, полегче! А то у меня точно будет перелом, и нам придётся возвращаться обратно!

— Извини! — Хассел ослабил хватку, — Форсворд раздражает меня больше всех.

— Самый страшный некромант во всех четырёх провинциях? — прыснула от смеха Натт.

— Нет-нет. Я думал, он нормальный, даже хотел подружится с ним. Ну, его все обходили стороной, — начал Фирс.

— Хотел подружиться с некромантом? — удивилась девочка.

— Да, то есть, нет. Я не знал, что он некромант. Рассказал ему по секрету, что с юга, а он растрепал всем вокруг, — Хассел ухмыльнулся, — ну а дальше ты знаешь. Я в Тэнгляйхе теперь не самая популярная личность. Вот только лучше уж быть всеми презираемым южанином чем трупоедом.

— Трупоедом? — Мёрке почувствовала, как в горле застрял ком от злых слова Хассел, а желание рассказать правду резко пропало. Вряд ли Фирс сделает исключения для малознакомой девочки.

— Я видел, чем занимается магистр Рё'Тен и преподавательница Стаат. А про Форсворда вообще молчу, он из неприятностей не вылезает. Вертинна Тинг постоянно гоняет его. Говорят, он недавно притащил в академию чей-то череп и ещё кучу всего с местного кладбища. Был большой скандал, но, конечно, сынок аристократов вышел сухим из воды.

Натт слушала мага, и неохотно поднималась выше по ступенькам, а Фирс продолжал:

— Некроманты зло! Именно из-за них в мир пробираются демоны и тьма. Со смертью последнего адепта смерти закроется дверь в мир мёртвых. Кто знает, может, и одержимостям придёт конец.

— Жестоко. А кто делать тем, кто родился некромантом. Такое, знаешь ли, не выбирают, — Мёрке с трудом справлялась с эмоциями.

— Гадюка или сколопендра тоже хотели бы стать бабочками, но это не мешает им быть опасными и мерзкими, Натт, — надменно проговорил Фирс.

— А ты сам намного лучше гадюки? — зло выплюнула девочка, и тут же пожалела: Хассел резко развернулся, больно впился пальцами ей в плечи и силой вжал в стену. Радужки мага стали пронзительно жёлтыми, а руки нестерпимо горячими.

Он даже не заметил, как на глазах подруги выступили слёзы. Неровная стена царапнула и без того израненную спину.

— Лучше ли я? Вся моя семья погибла в огне. А, знаешь, что сказали приехавшие на пепелище инквизиторы?

Натт молчала, и мальчик резко тряхнул её, и почти прокричал:

— Знаешь, что они сказали? — мага лихорадило, и он становился всё безумнее.

— Нет, — слабо прошептала Мёрке.

— Они сказали, что огонь имел демоническое происхождение. И я спрашиваю тебя, Натт Мёрке, кто пустил этого демона в наш мир? Что тянет их сюда?

— Некроманты?

— Правильно. Гадюку ты убьёшь без раздумий, неважно детёныш это или взрослая змея, так нужно поступать и с адептами смерти, — уже спокойнее подвёл итог маг.

— Ты горишь, Фирс. Тебе плохо? — девочка коснулась рукой его лба, и ладонь мгновенно обдало жаром.

— Не знаю. Прости, не хотел тебя напугать, — стихийник разжал пальцы и закрыл глаза, наслаждаясь ощущением прохлады на своём лбу.

— Всё хорошо, — соврала девочка. — У тебя болезненные воспоминания. Я всё понимаю.

— Спасибо. Ты особенная Натт Мёрке, я сразу почувствовал, — признался маг и посмотрел на смущённую подругу. — Ты хотела мне что-то рассказать ещё в лазарете, а потом влетел Форсворд, и мы так и не поговорили.

— Ах, это, — замялась девочка. — Проголодалась страшно, хотела попросить отвести в обеденный зал, или где тут у вас ужинают.

— На ужин мы уже опоздали, — расстроился Хассел и принялся шарить по карманам мантии. — Вот с обеда приберёг.

Он протянул Натт небольшую булочку в прозрачной плёнке. Заклинательница коснулась угощения и оболочка распалась.

— Ничего себе, это сжатый воздух?



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться