Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Глава шестая

Мёрке встала и попыталась стряхнуть с себя налипшую грязь. Воды в яме налилось по щиколотку, и от холода ноги начали неметь. Она боялась позвать на помощь, да и кто услышит: до академии далеко, а в такую погоду рядом с кладбищем вряд ли кто-то гуляет. Жуткий цокот копыт, всё ещё раздавался в голове перепуганной девочки. Может, и нет никакого келпи, и она его просто придумала. Натт подошла к земляной стене и попробовала взобраться наверх, но руки вязли в размякшей почве. Вода всё прибывала, а перестук становился громче и эхом отражался вокруг, заглушая собственное сердце.

А что если всё-таки обратиться за помощью к мёртвым. Смогут ли духи вытащить её из ловушки? Некромантка мысленно настроилась на кладбище Элскер Крик, в поисках неупокоенных. Слишком далеко... Она не слышала их, а они не чувствовали её.

Холод, страх и раскаты грома мешали и отвлекали. Натт с отчаянием шептала наскоро сложенные заклинания. Без толку, рядом не было мёртвой плоти, не откуда черпать силу.

Больно. Фирс теперь не простит. То как он посмотрел, столько ненависти во взгляде. Натт виновата перед ним. Но заслужила ли наказание? Такое, точно нет! Мёрке сползла по грязной стене своей могилы и обхватила голову руками. Только бы брат не узнал... Сколько ещё он будет переживать из-за глупой сестрицы с проклятым даром?

Громкое фырканье заставило Натт вздрогнуть. У края ямы возвышался лошадиный силуэт, который казался угольно чёрным в ослепительных вспышках молний. Келпи. Всё-таки явился. Сейчас дух утащит её и потопит в ближайшем водоёме, может, даже на дне этой канавы.

 

— Натт? — позвала лошадиная морда.

Он знает её имя. Неудивительно это же нечисть, но поражает другое, у монстра такой знакомый голос.

— Натт! Ты жива там? — девочка, наконец, смогла разглядеть Синда верхом на её верном Бьелке. Она вскочила на ноги.

— Синд, осторожнее, здесь келпи, уходи скорее!

— Ты бредишь, сейчас вытащу тебя. Никаких келпи в этих землях не водится. Они обитают в восточной провинции, — некромант разматывал длинную верёвку, затем опустил один конец в яму, — хватайся, если нет сил, просто обвяжись подмышками. Давай скорее, пока совсем не замёрзла.

Натт сделала, что велел сокурсник, и крепко схватилась за верёвку. Рослый мальчишка легко тащил маленькую пленницу наверх, а затем поймал ледяную руку и прижал девочку к себе. Она дрожала от холода, и не замечала, как юный Форсворд касается губами её грязных волос. Он и сам не понимал, откуда взялось это пугающее чувство, но теперь был точно уверен, что Мёрке принадлежит только ему. Фирс Хассел оступился и всё потерял. Студенты тёмных искусств презирают маленькую лгунью за то, что отреклась от своей силы и опозорила их факультет в глазах стихийников. Да! Теперь у Натт будет только он. Квелд Мёрке нечасто бывает в академии, и эту конкуренцию Синд легко выдержит.

— Как ты узнал, что я здесь? — девочка забралась в седло не без помощи своего спасителя. Форсворд сел позади и направил Бьелке в академию.

— Я видел, как ты сбежала с Хасселом из больничного крыла сегодня, — некромант подавил в себя едкую ревность. — А потом он вернулся в сопровождении шайки магов, но уже без тебя. Они, не стесняясь, обсуждали свой подвиг: как скинули в канаву студентку тёмных. Наверно, стоило позвать преподавателей, но я боялся не успеть, потому взял твоего коня в надежде, что он отыщет хозяйку. Так что благодари Бьелке, а не меня, это всё он.

— Не говори Квелду, никому не говори о случившемся. Не хочу, чтобы у Фирса были проблемы, и не хочу, чтобы брат снова волновался. Ему и так досталось в последнее время, — попросила Натт.

— И ты после всего волнуешься за Хассела? Что между вами двумя? Хотя, не говори ничего. Раз ты просишь, буду молчать, только знай, я делаю это только из-за Квелда, на нём лица не было, пока ты лежала без сознания после допроса все эти дни.

— Спасибо, Синд. Ты с самого начала был прав, прости.

— За что?

— За неприятности, которые я доставляю тебе, и всем кто оказывается рядом, — поникшим голосом проговорила девочка.

— Может, я сам желаю быть участником всех твоих злоключений, Натт Мёрке. Не хотел бы, не крутился вокруг глупой и доверчивой некромантки, — нежно прошептал заклинатель над ухом сокурсницы.

Но она была слишком уставшей и сломленной, чтобы уловить в голосе спасителя странные нотки. Натт не чувствовала быстрого биения его сердца и лишь послушно позволила Синду отвести себя в подземелье, когда они вернули Бьелке в конюшню, под неодобрительные взгляды работников.

Общежитие тёмных не разбивалось на мужскую и женскую половины: слишком немногочисленны были студенты, с проклятым даром. Некроманты и ядологи спокойно делили катакомбы вместе с призывателями и зачарователями. Многие браки между тёмными заключались сразу же по окончании академии. Замкнутые в собственном мире волшебники неохотно пускали в свою жизнь чужаков, предпочитая быть вместе с близкими по духу и дару.

Парочку некромантов прохладно встретили студенты, оставшиеся этим летом на кампусе. Многие из них тоже недавно попали под дождь и лениво вытирали полотенцами волосы, недовольно перешёптываясь друг с другом. Они молча проводили взглядами Форсворда и Мёрке и вернулись к своим делам.

— Хотел сказать: добро пожаловать в моё скромное жилище. Но оно далеко не скромное, — извиняющимся голосом констатировал Синд, когда они оказались в просторных двухэтажных апартаментах, выделенных выходцу почтенной семьи — можешь пока расположиться у меня. Есть ванная и свой холодильник.

— Спасибо, но я лучше не буду тебя стеснять, покажешь мне мою комнату? — попросила Натт и развернулась к двери.

— Потом, — категорически отвёл Синд, — либо здесь под моим присмотром, либо в лазарете. Выбирай!



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться