Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Глава седьмая

Натт занесла скальпель над мёртвой крысой. Мохнатое с проплешинами тельце было не самой первой свежести, но студентка не обращала внимания на разливающийся вокруг рабочего стола смрад. Другим учащимся тоже раздали по грызуну, но Мёрке достался самый мерзкий и гнилой. Однако некромантка неожиданно для себя равнодушно отнеслась к отвратительному заданию, выданному Керинной Арц. В жизни встречались вещи куда страшнее крысы с расплющенной головой.

Девушке нужно было определить, как и когда умерло животное. С первым справиться не составляло труда. Жестокая мышеловка не оставила зверю и малейшего шанса, а вот со вторым всё оказалось куда сложнее, и Натт дожидалась химической реакции крови на три разных реагента. Пока в перегонном кубе булькала бурая жижа, девочка пробовала классифицировать запах. Записывала свои ощущения и сравнивала с таблицами.

По всему выходило что крысе около полутора недель, а значит можно было приступать к аутопсии и изучать, как разрушились органы грызуна под действием времени и паразитов. Маленькая грудная клетка издала неприятный треск под нажимом скальпеля, но осталась цела. Девочка перевела дух. За неповрежденные рёбра преподавательница обещала дать дополнительные баллы, и Мёрке непременно хотела их получить.

Она на мгновение оторвалась от своей работы и оглядела одногруппников. Всё увлечённо занимались тем же самым, в надежде на высокую оценку. Синд был умеренно сосредоточен и делал всё легко и естественно, словно занимался этим с рождения, а вот Нииск, на удивление, выглядел немного озадаченным. Непривычно было видеть зазнайку-северянина таким. Натт мысленно пожелала ему удачи и вернулась к своему «пациенту».

Девочка взяла крохотный расширитель и осторожно вставила между рёбер, надеясь, что гнилые кости выдержат. Она чувствовала как на кончиках пальцев вибрирует энергия и заставляет дрожать инструмент. Глубокий вдох и одно точное движение. Грудная клетка осталась неповреждённой. Юная некромантка выдохнула и улыбнулась.

Госпожа Арц, проходя по рядам, остановилась у её столика и удовлетворённо кивнула, записывая результат.

— Хорошая работа, адептка Мёрке. Я в вас даже не сомневалась.

В первые за последние два дня Натт почувствовала что-то сродни радости. После расставания с Хасселом она погрузилась в привычное для себя оцепенение, и только огонь стихийника, который всё ещё теплился в её теле, напоминал о последнем поцелуе. Она машинально потянулась рукой к губам и, только услышав громкий кашель Синда, остановила перепачканные в крови пальцы.

Это должно пройти со временем. Так или иначе, они с Фирсом слишком разные, а эти чувства... Просто оба оказались в нужном месте в нужный момент, вот и возникла искра. Натт изо всех сил старалась убедить себя, что это не любовь, но чем больше думала о парне, тем сильнее тянуло в груди.

Она отвлеклась и случайно запустила мёртвое крысиное сердце. Оставшаяся в венах кровь брызнула тонкой струёй на мантию, и девочка как можно быстрее обмакнула её салфеткой, чтобы не увидела преподавательница. Уродливый зверь начинал оживать и дёргать лапками, подколотыми к деревянной дощечке.

За такое точно лишат всех бонусных баллов, а то ещё и выговор с очередным наказанием дадут. Мёрке почти в голос застонала и тщетно старалась прикрыть ладонями пытающееся освободиться существо, которое начинало потихоньку попискивать прямо из раздавленной глотки.

Синд снова громко закашлялся, отвлекая внимание на себя, и Керинна недовольно закатила глаза.

— Адепт Форсворд, вы больны или вам поплохело от маленькой мышки? — с издёвкой спросила аспирантка.

— Кажется, меня сейчас вырвет, — парень принял вымученное выражение лица.

Нииск Макйак недоверчиво посмотрел на друга, а тот незаметно кивнул ему в сторону Натт. Инну повернулся к попавшей в беду девочке и незаметно шмыгнул к её столику, пока все ждали, чем кончится внезапный приступ у студента.

— Ну, ты даёшь, — прошептал северянин и быстро развеял магию, достав из-под мантии плетёный талисман. Артефакт завибрировал, вбирая в себя тёмную сущность. — Соберись, Натт, третий раз за два дня.

— Прости, — тихо ответила девочка.

— Ты перед ним извиняйся. Бедняга, но какой талантливый, — прыснул Нииск.

Синд тем временем натурально позеленел, надул щёки и выпучил глаза. Остальные студенты на всякий случай отошли подальше, а Керинна Арц брезгливо поморщилась.

Макайк подал знак парню, и некромант быстро пришёл в себя, словно никакого приступа не было вообще.

— О, кажется, прошло, — Синд Форсворд прислушался к организму и кивнул сам себе. — Мне определённо уже лучше. Прошу прощения, — он вновь взял скальпель и вернулся к своему занятию, тихонько подмигнув подруге.

Девочка благодарно улыбнулась в ответ и принялась описывать уцелевшие органы, с опаской поглядывая на крохотное крысиное сердечко.

 

*.*.*

— Как же я проголодался, — Синд разминал затёкшую шею. — Вы как? Можно набрать еды и посидеть во дворе. Погода сегодня задалась.

— После твоего выступления у меня аппетит на неделю пропал, — брезгливо поморщился Нииск. — Я пас, мне ещё в библиотеку нужно. По истории впарили проект по восточным землям.

— Иствинсен? Жуткое местечко! Слышал там самая большая концентрация духов в стране. Натт, а ты? Перекусим?

Мёрке коротко кивнула.

— Удачки, Макйак, — пропел Форсворд, и северянин снисходительно улыбнулся, предвкушая, какую услугу спросит с некроманта за то, что позволил ему провести время с девчонкой.

— Не любишь кленовый сироп? — спросил парень, наблюдая, как Натт принюхивается к горячим булочкам и откладывает в сторону, выпечку с горько-сладкой начинкой.

— Типа того, — девушка, взяла следующую и придирчиво осмотрела.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться