Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Глава седьмая

Сани с трудом скользили по снегу. Впервые за долгое время зима близ Тэнгляйха выдалась такой длинной, однако уже понемногу стихия начала сдавать свои позиции. Квелд Мёрке сильно пожалел, что не смазал полозья жиром, хотя Йеден Стаат предупреждал, что налипший снег будет тормозить. Юноша проигнорировал советы смотрителя, впряг тягловую лошадь и нервно ждал Натт у ворот. Ему не терпелось поскорее познакомить сестру с той, о ком грезил с начала учебного года. Ни одна студентка в академии не могла сравниться с этой девушкой.

— Ты серьёзно? В такую погоду ехать куда-то! — заныла Натт, с досадой обернувшись на замок. Даже в промёрзших за зиму стенах находиться было куда уютнее, чем на улице.

— Уже не так холодно, дома бывало куда морознее, — возразил Квелд.

— Дома по-другому всё ощущается. А здесь влажно из-за озёр и рек. Как же ненавижу это время года в Тэнгляйхе! — фыркнула девочка, залезла в сани и набросила на себя плед.

— Ты здесь первый год, когда всё успело надоесть? — рассмеялся юноша.

— Мне хватило одного сезона, чтобы сделать соответствующие выводы об этом регионе.

— Натт, у нас в Форкёлелсе зима по семь месяцев, а ты ворчишь, как старая бабка, из-за нескольких морозных недель! — юноша закатил глаза.

Он ещё раз проверил крепление, ласково провёл ладонью по укрытому попоной лошадиному крупу и сел рядом с сестрой, — подвинься!

Девочка накинула плед на плечи брата и прижалась к нему поближе. Натт быстро перехотелось жаловаться из-за этой спонтанной поездки, потому что в глубине души радовалась возможности побыть день с Квелдом. Из-за его практики в больнице Рискланда и таинственной незнакомки у них было мало времени друг для друга. В этом году единственный сын семьи Мёрке окончит академию, а значит, в последующие пять лет, видеться они будут ещё реже.

— Кстати, подумал по поводу аспирантуры, — внезапно сказал юноша и подмигнул сестре. — Скорее всего, останусь при целителях в Тэнгляйхе.

Натт не поверила своим ушам, вцепилась в Квелда ещё крепче и издала ликующий возглас. Изо рта вырвалось облако пара, а горло тут же обожгло холодом. Девушка даже слегка закашлялась.

— Ну, ты и гад, Квелд! Ради меня остаться не захотел, а ради своей новой подружки передумал. Ты ведь из-за неё так решил? — Натт показалась парню куда проницательнее, чем положено тринадцатилетней девочке, и брат лишь смущённо кивнул.

— Ох, как сильно я хочу посмотреть на неё. Это должна быть фэйри не меньше!

— Ты недалека от истины, — улыбнулся брат и свернул с дороги. Скакун утопал в сугробах, но упорно тянул сани, под которыми хрустел и скрипел вязкий снег.

— Куда это мы? — озадаченно спросила девочка.

Вокруг не было ни ферм, ни домов — лишь заснеженное поле и небольшой ручей, покрытый тонким льдом.

— Скоро увидишь, — Квелд едва сдерживал возбуждение. Его раздражала нерасторопная лошадь, но бедное животное не могло двигаться быстрее.

— Ты уверен, что она придёт сюда? — с сомнением поинтересовалась Натт.

— Она уже здесь, — юноша заворожено смотрел на ручей.

— Где это здесь? — Натт проследила за его взглядом, и в её голову начали появляться неприятные догадки.

Квелд остановил сани и, не доезжая десятка метров до воды, спрыгнул в сугроб. Неуклюже поднимая ноги, рыжеволосый юноша побежал вперёд и без страха ступил на ледяную корку. Натт испуганно наблюдала за ним, но брат казался слишком беспечным. А потом...

Из небольшой проруби показались две тонкие бледные ручки. Квелд помог незнакомке подняться. Она стояла босыми ногами на льду и, кажется, совсем не чувствовала холода. Лямка мокрого салатового платья нелепо свисала с одного плеча, а подол едва доходил до колен. В длинных чёрных волосах запутались красивые ракушки. Они ярко блестели на зимнем солнце и переливались всеми оттенками розового. Квелд смотрел на неё влюблённым глазами, а Натт Мёрке не могла отвести взгляда от хищной улыбки коварной фэйри. Девочка знала, к кому привёз её брат, она закричала ему, но было уже поздно, его руки сомкнулись на талии речной демоницы.

Ещё непоздно. Ещё можно что-то сделать. Некромантка рванула следом, отсчитывая в уме мгновения. Сколько брат уже под водой? Двадцать — тридцать секунд? Минуту?

Не мешкая, она нырнула следом, утягиваемся тяжёлой одеждой.

Холод обволакивал и усыплял. Мешал сосредоточиться на спасении брата. А что она может? Прыгнула следом просто так, без единого плана.

Мама… Папа… Квелд.

Что-то неприятно обвило ногу и потащило на дно. Не сопротивляться. Так будет лучше.

Холод уже не причинял боль. Вода стала касаться огненной и жаркой.

— Дыши, Мёрке, умоляю!

Знакомый голос затих, губ коснулось тепло, проникающее в каждую клеточку тела. Надо было обидеться на парня. Он опять звал её по фамилии, глупый.

— Ну, же!

Грудь поднималась против воли. И как он не поймёт, что она больше не хочет дышать? Погиб. Утонул. Исчез…

Квелд…

— Сделаю, что хочешь! Буду, кем пожелаешь. Только дыши! Так люблю тебя. Я не смогу без тебя.

*.*.*

Несчастные случаи прекратились после гибели Квелда Мёрке. Студенты вновь начали гулять в окрестностях Тэнгляйха, ездить в Рискланд, наслаждаться наказаниями Деарда Рё'Тена на кладбище Элскер Крик. Некромант, к слову, вёл себя очень странно и, несмотря на внезапное и удивительное исцеление Йоханны Стаат, с каждым днём становился мрачнее.

Дни тянулись невыносимо долго для Синда Форсворда. По утрам он проверял почту и с досадой смотрел на Хассела, который тоже крутился неподалёку. Заклинатель переживал, что случай на речушке, когда стихийник вытащил Натт из ледяной воды, снова сблизит двух студентов, но, к счастью, Фирс тоже уходил после завоза писем ни с чем. Парень отрешённо засовывал руки в карманы робы и лениво плёлся к замку или в конюшни к Виллме. Он уже не хромал и полностью вылечился, чему Синд был даже рад. Теперь чувство вины больше не мучило некроманта. Оставалось только дождаться вестей от подруги. Он не переживёт целое лето в неведении.



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться