Академия Тэнгляйх. Шпаргалка для некроманта

Эпилог

С каждым оставленным за спиной километром сердце в груди юного Форсворда начинало сильнее биться. Парень сгорал от предвкушения увидеть подругу, заключить её в объятья и долго-долго шептать, что всё будет хорошо.

Какая она теперь? Прежняя Мёрке не сильно отличалась жизнерадостностью, а смерть брата могла окончательно вытянуть тепло и краски из маленькой некромантки. Но он справится. Никогда не поздно показать другой мир, позвать в местное кафе с самым лучшим мороженым. Главное, никакого кленового сиропа, она отчего-то никогда его не ест. Меньше плохих мыслей, меньше дурных воспоминаний, меньше тьмы.

Повозка семьи Форсворд въехала на подъездную дорогу к поместью Мёрке.

Несмотря на то что лето уже было на пороге, до сих пор где-то в тени деревьев лежал старый грязный снег. Бесцветная жухлая трава нехотя пробивалась из-под мёрзлой земли. Плодовые деревья отчаянно пытались разродиться почками. Унылое место. Неудивительно что в северных районах рождается больше всего некромантов. Тлен и увядание. Этим буквально пропитан воздух в Форкёлелсе.

По-хорошему надо взять Натт в охапку, запихнуть в повозку и увезти отсюда куда подальше. Но вряд ли чета Мёрке отпустит теперь своё чадо за порог.

У дома наметилось движение. Склонившись над клумбой возле, сидела миниатюрная фигурка. Чем ближе Синд подъезжай к поместью, тем больше знакомого угадывалось в чертах лица рыжеволосой женщины. Парень даже не сомневался в то, что это Санна Мёрке.

Из головы тутже вылетели все слова приветствия и соболезнования. Даже тьма ничего не подсказывала. Скрутилась тугой змеёй на сердце и выжидала следующего броска. Сейчас она была довольна мальчишкой и решила дать ему передышку от своих нравоучений.

— Добрый день, госпожа Мёрке, — Синд не выдержал и спрыгнул раньше времени с замедляющейся с повозки.

— Добрый, — не поднимая головы, отозвалась женщина. — Муж говорит, что бы бросала уже эту глупую затею. Не хотят расти цветы на нашей земле, но я очень упрямая. Ну что попробуем?

Санна посмотрела на гостя и лукаво подмигнула. Она сделала шаг назад от клумбы, отряхнула пальцы от земли и закрыла глаза. Вокруг начинало сгущаться тепло, а волосы на затылке Синда зашевелились от нежных живительных потоков магии.

— Получилось! — в восхищении выдохнул парень, глядя на проклюнувшиеся крючки стебельков. — Не знал, что вы стихийница!

— Не всё так просто, — ответила женщина и слегка качнулась от напряжения, но некромант тут же подставил локоть. — Спасибо Синд, ты ведь Синд Форсворд?

— Да. И можно без фамилий. А я вас тоже сразу признал, Санна Мёрке. Тёмная Лилия…

— О, знаешь наши диалекты? — одобрительно кивнула мама Натт.

— Немного. Ваша дочь научила некоторым словам и именам.

— У меня не имя, а проклятье. Лилия, а настоящие лилии вырастить не могу, даже у склепа сына, — она вдруг запнулась, а взгляд на мгновение потускнел и сделался таким же пустым, как бесплодные земли Форкёлелсе.

Санна встрепенулась:

— Ты прости меня, Синд.

— Ничего, я знаю что такое терять близких, — тихо проговорил парень.

— А Натт знает про твою утрату? — женщина по-матерински коснулась плеча гостя.

— Нет. Я пока не готов ей рассказать.

— Тогда буду молчать, — пообещала Санна, — хочешь увидеть её?

— За этим и приехал, — кивнул некромант.

— А тот мальчик. Фирс Хассел. Не приедет?

— Он благодарен вам за приглашение и щедрое предложение стать членом семьи. Но у него живёт крёстный в Сорплате. Фирс поехал туда на лето, — соврал Форсворд, ненавидя самого себя.

— Ох, рада, что он не одинок, — улыбнулась Мёрке. — Так, Синд. Идёшь по дорожке, а затем увидишь аллею слева. В конце — семейный склеп. Натт гуляет где-то неподалёку. Не буду вам мешать, мне всё равно надо посмотреть как там дела у нянечки с крошкой Абби.

Синд дождался, когда Санна отвернётся и отойдёт подальше, а затем пустился бегом. Однообразие больше не удручало, ведь здесь совсем рядом она. Протянуть руку, коснуться, прижать к себе и не выпускать.

— Я так скучал, — шептал некромант в рыжую макушку ошарашенной девушки, зажатой в тиски крепких объятий.

— Синд? — глаза с болезненными красными прожилками не верили, а пальцы взметнулись к лицу друга.

— Ага, он самый.

— Скажи мне…

— Что ты хочешь услышать, Натт?

На самом деле он мечтал сказать много всего. Доброго, тёплого и пронзительного. Пообещать сводить в кафе в Рискланде и наесться сладкого до отвала. Свозить к себе на родину, познакомить с семьёй.

— Скажи!

Но вместо этого, вырвалось совсем другое.

— Мы что-нибудь придумаем вместе. Я привёз кое-какие книги Деарда Рё’Тена…



Дарья Сорокина

Отредактировано: 16.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться