Академия Трёх Сил

Размер шрифта: - +

Глава 23

Хен ушёл спать первым. Мы с Карином, не сговариваясь, сели по разные стороны костра и уставились каждый на своё запястье. Потянулось молчание. Я пыталась заговорить с дракончиком, почувствовать выбравшую меня магию. Но сколько бы я ни закрывала глаза и ни представляла себе образ меча или обвившегося вокруг запястья дракончика, так ничего не почувствовала.

С разочарованным вздохом открыла глаза и услышала такой же разочарованный вздох с другой стороны. Невольно на губы выползла улыбка.

 – Как у тебя? – спросил Карин.

 – Так же, – я опустила руку и посмотрела на небо.

Луна плыла над лесом, почти задевая крутым боком макушки деревьев. Огромная, жёлтая, с тёмными пятнами, в который каждый мог увидеть что-то особенное.

Я не видела ничего: с детства не отличалась богатым воображением.

 – Сатьяна, – негромко позвал Карин.

Я перевела на него расслабленный взгляд. Карин сидел, чуть сгорбившись, положив локоть на колено, вполоборота ко мне. Костёр освещал половину его лица, а другая тонула во тьме, только загадочно поблёскивали зелёные глаза.

 – Я вот хотел спросить, – расплывчато начал он. – Ты его давно знаешь? – и он мотнул головой в сторону палатки.

Я замялась. Не хотелось рассказывать правду. Карин и так недружелюбно настроен, и почему-то мне казалось, услышав, что мы знакомы всего ничего, он станет относиться к Хену ещё хуже. Ответила расплывчатым:

 – Ну так… А что?

 – На твоём месте я бы не доверял ему, – Карин говорил таким тоном, будто заранее решил, что я его не послушаю. И заранее злился. – Ты из-за него чуть не погибла. Если бы я не выскочил, вы бы оба умерли. Точнее, первой ты, а он мог и выжить, он же целитель. Может, он вообще тебя специально туда привёл, ты не думала?

 – Глупости, – я помотала головой. – Зачем ему это? Не верю.

 – Ну и не верь, – Карин нахмурился и с вызовом отвернулся. Правда, долго так не просидел. Не прошло и пяти минут, как он снова посмотрел в мою сторону: – Он всё себе забрал. Это ты тоже считаешь нормальным?

Я пожала плечами:

 – Да. Потому что это его идея, и он справился бы один. Это я его подвела. Ну и он прав, в конце концов, ведь нам досталось магическое оружие. А его ни за какие деньги не купишь. Точнее, только за очень большие…

Карин помолчал, но я чувствовала, что не убедила его. Вздохнула, снова уставилась на луну. Завтра мы будем дома, и я ещё успею на праздник Любования. Правда, вряд ли Карин теперь захочет с нами вместе, он же на меня обиделся. А Хен? Может, тогда позвать Хена?

Внутри сладко сжалось, когда я представила, как мы танцуем на площади, под громадной круглой луной. Под звуки флейт, скрипок и барабанов – и Хен кружит меня, и взгляд, которым он смотрит на моё лицо, совсем не такой насмешливый, как всегда. Нет, это какой-то особенный взгляд, восхищённый, жадный, обжигающий…

 – Ты его любишь?

Внезапный вопрос Карина оглушил меня и вырвал из мечтаний. На миг показалось, что Карин каким-то образом узнал, о чём я думаю, и я в панике замотала головой:

 – Нет, ты о чём вообще?!

Потом сообразила: он же просто продолжает наш разговор. Хочет понять, почему я защищаю Хена. Торопливо добавила:

 – Дело не в этом. Просто… просто не считаю, что он сделал что-то не так.

Не хочу признаваться Карину, что Хен и правда мне нравится. Я и себе-то признаваться не хочу.

На лице Карина мелькнуло странное выражение. Нечто похожее на облегчение – но причину этого облегчения я не поняла.

 – Ты не хочешь развестись с ним? И пусть бы шёл своей дорогой?

 – А я – обратно к мамочке под крылышко, вот спасибо.

Карин уткнулся взглядом в землю. Огонь высветил, как играют желваки на его челюсти. Мне показалось, Карин хочет что-то сказать, но он промолчал.

 

Когда настала моя очередь идти в палатку, я вдруг разволновалась. Охватило смутное жаркое смущение, которое я сама себе попыталась объяснить жаром от костра – отлично при этом понимая, что дело совсем не в костре.

Внутри было темно и пахло Хеном. Слышалось ровное дыхание. Я осторожно пробралась вглубь и устроилась на боку. Хен был прав: места в палатке хватало едва-едва. Я чувствовала жар его тела, и это ужасно смущало.

Потянула на себя одеяло: Хен, собака такая, замотался в оба. Он негодующе пробормотал что-то, но не проснулся.

Накатила усталость, я сладко зевнула. Прикрыла глаза, мир начал уплывать, в голове заметались какие-то образы: сороконожка, дракончики, обнажённый торс Хена. И тут вдруг меня сгребли в охапку и прижали к горячему мужскому телу.

Я пискнула, попыталась высвободиться, но почти сразу поняла, что Хен спит. Спит и едва заметно улыбается. Сердце ёкнуло: неужели ему опять снится его Наянэ?



Анна Мичи

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться