Академия Трёх Сил

Размер шрифта: - +

Глава 36

В общем, такая вот вышла тренировка, на нервах и на пределе, и к Хену я припёрлась вся из себя злая и фырчащая. Он сразу это заметил, стал расспрашивать. Я не хотела ему рассказывать (ну что я, сама не справлюсь?) – но как-то незаметно, слово за словом, он вытянул из меня всё.

И только я испугалась, что услышу набившее оскомину: «может, переведёшься?» – как услышала бы от матери или от любого из братьев, как Хен спокойно произнёс:

 – Если хочешь, можно сделать так, что на турнир он не попадёт.

Я уставилась на Хена молча. Его предложение явно отдавало нелегалом. Сразу представилось, как накануне Хаунд ломает ногу или заболевает неизвестной науке хворью. Хен же целитель, мало ли как он может повлиять.

Но я покачала головой:

 – Нет, я сама хочу его наказать. Заставить опозориться при всех.

Хен усмехнулся:

 – Так и думал, что ты так скажешь. Так держать, Сатьянка.

Почему-то это заставило меня покраснеть. Стало приятно и тепло внутри, как будто я сдала какой-то важный экзамен. А может, виновато было так мягко брошенное «Сатьянка» – удивительно домашнее и близкое.

 – Но тогда у нас мало времени. Я ведь правильно понимаю, он у вас на курсе лучший?

Я нехотя кивнула. Хаунд из известного клана боевиков, и подготовка у него на уровне. Он вполне мог учиться сразу на втором курсе. Если в случае с остальной четвёркой я ещё могла побарахтаться, Хаунда я бы вряд ли одолела, как ни горько это признавать. Про дуэль я крикнула в запале, но если бы он принял вызов, от проигрыша меня спасло бы только чудо.

 – До открытия турнира ещё почти месяц, верно? Думаю, за месяц с мечом ты справишься. Я постараюсь находить время несколько раз в неделю, а в остальные дни тебе придётся тренироваться самой.

Это меня вполне устраивало.

Первым делом Хен заставил меня медитировать. Целительские штучки какие-то, фыркнула я про себя и поначалу всё время отвлекалась. Хен не больно, но очень обидно щёлкал меня по лбу. Приходилось начинать сначала.

Потом я и впрямь впала в некое подобие медитации, перестало волновать всё на свете: и турнир, и хагосов Хаунд, и то, смогу ли я приручить меч, и даже то, как ко мне на самом деле относится Хен.

И когда я плыла в голубой дымке, ничего не думая и не ощущая, вдруг послышался приказ:

 – Чувствуй!

Я попыталась последовать ему. Почему-то сразу поняла, что нужно делать. Мысленно позвала голубого дракончика, подставила ему ладонь, почувствовала рукоять меча. Дракончик налился серебряным светом, расправился, превращаясь в сталь. Побежали огни по заострённой кромке.

Я открыла глаза. С неутихающим восторгом залюбовалась очертаниями появившегося в руках меча. Однако всё самое сложное только начиналось. Выпускать меч я и раньше умела – проблема была с тем, чтобы удерживать форму.

В этом деле я всегда чувствовала себя так, словно балансировала на канате: нужно отдавать ровно то количество энергии, которое необходимо, не больше и не меньше, иначе меч снова потеряет форму. Этот баланс никогда мне не удавался, в какие-то моменты я неизбежно соскальзывала или в ту, или в другую сторону. Вот и сейчас – разволновалась, испугалась, что не дожму, добавила чересчур много, и контуры меча угрожающе запылали.

Хен осторожно прикоснулся к моим ладоням с внешней стороны, как будто поддерживал. Поток энергии, словно отзываясь, сразу же стал плотнее.

 – Запомни это ощущение. Ровный полёт. Позволь энергии самой вести себя. Не ты управляешь ею, а она поднимает тебя, даёт тебе силы, ведёт за собой.

И правда – так стало куда легче. Поток стал мощнее и спокойнее, словно горная, скачущая по скалам река наконец влилась в глубокое русло. Повинуясь жесту Хена, я взяла меч наперевес.

Хен отпустил меня, отошёл и взмахнул рукой. Из его ладони выпростался, раскрываясь на ходу, словно огромный стебель, сияющий серебром посох. Я выдохнула восхищённое: «о-о-о».

Всё же я была права: у Хена есть магическое оружие. Даже не будучи целителем, я залюбовалась: навершие в виде плоского обоюдоострого лезвия, наливающийся холодным сапфировым блеском драгоценный камень в основании лезвия, древко, сплошь покрытое защитными знаками. И видно было, что управляться с посохом Хену легко и привычно: если мой меч выглядел наполовину прозрачным, подёрнутым дымкой, то его посох был совершенно реальным. И свист, с которым он рассёк воздух, тоже.

Я не готовилась, но приняла удар на рукоять выученным движением, спустила по скользящей. Хен очутился за спиной, я хотела перестроиться, но спохватилась, что перестала поддерживать ровный энергетический поток. Испугалась, дала слишком много энергии – Хен уже сделал новый выпад, а я всё никак не могла совладать с мечом. Ушла от удара, хотела было развернуться – но меч уже таял, очертания его замерцали, растворяясь, и запястье обвили голубые огни, чтобы пропасть через мгновение.

Хен поймал меня, тяжело дышащую, расстроенную, на грани от того, чтобы начать кричать и топать ногами от собственной безрукости. Погладил по голове утешающим жестом. Обычно я не любила, когда он так делал, но тут была слишком расстроена, чтобы возмущаться.



Анна Мичи

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться