Академия Трёх Сил. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 4

Народу в академии с каждым днём становилось все больше и больше.

Приезжали со всех концов Морвенны семьи участников турнира, болеть за своих; приезжали уже действующие боевые группы, смотреть на старшекурсников, сманивать к себе сильнейших; приезжали участники межакадемических, хоть до начала соревнований и оставался ещё почти целый месяц.

Наше общежитие постепенно заселялось, всё чаще слышались чужие голоса, всё громче хлопали двери, всё больше новых лиц встречалось в коридорах. Причём не только привычных взору лиц жителей Морвенны, но и совсем экзотических: темнокожие из кочевых племён с соседних территорий, закутанные в длинные плащи голубоглазые эверены – только мужчины, потому что их женщин держали взаперти дома, беловолосые вендайцы, заставлявшие моё сердце биться сильнее.

С Ансом я пока что не пересекались: их, похоже, поселили на пятом этаже, а мы с Лидайей жили на втором. И тренировались они отдельно, с другой стороны горы, на специально выделенных для приезжих площадках. 

На личном плане у меня, если так можно сказать, всё шло хорошо. После учёбы мы встречались с Карином, часто выбирались в город: таким образом и Вейн мог куролесить на территории академии, сколько ему хотелось. Ласку или похожее на неё животное я больше не видела, хоть и глядела во все глаза.

Время текло неумолимо быстро. Приближался последний день турнира. Вернее, последние дни – сначала закончится групповой турнир, а через неделю – наш, одиночный.

Лас со своей группой показывал неплохие результаты, но шансы на то, что они войдут в тройку победителей, были маловаты. Он уже и переживать перестал на этот счёт, больше надеялся на меня, твердил, что я должна показать всем, на что способны Сантерн.

Сантерн или нет, его пожелание я собиралась выполнить.

Слава Нигосу, Хаунд после стычки с Ансом не попадался мне на глаза. Вейн продолжал путаться с Виспериной, шпионя за ними, но от него тоже новостей особо не было.

А потом как-то Висперина засекла нас с Карином.

Это было в столовой, после лекций – мы сидели вдвоём среди зелени, в моём любимом уголке, пили чай с печеньем, болтали о том, о сём. После того, как мы начали встречаться, Карин не упускал случая прикоснуться ко мне: взять за руку, приобнять, поцеловать в висок или щёку. Вот и сейчас притянул к себе, обнял, не скрываясь. Я тихо млела в тепле его тела, откинувшись на широкую грудь. Было хорошо и спокойно.

Пока меня не пронзило вдруг неприятное ощущение – как будто на меня кто-то смотрит, и смотрит с жгучей ненавистью.

Я подняла глаза и поверх зелени, в другом конце зала, увидела Висперину. Она стояла у самых дверей, видно, только зашла. В последнее время мы совсем не пересекались, так что я даже не сразу вспомнила, что это за мелкая блондинка в бледно-голубом платье, с тщательно перевитыми жемчугом косами и выражением гарпии на узкой мордочке.

 – Чего это она так кривится, съела что-то не то? – я ткнула Карина в грудь локтем.

Тот лениво поднял взгляд. В тот же миг его тело окаменело, а рассеянная полуулыбка сошла с губ.

 – Ты чего? – удивилась я – а потом вдруг поняла.

Висперина думает, что Карин и Вейн – один и тот же человек. Вернее, она считает, что в академии есть только Карин – её поклонник.

А тут она видит, как мы сидим в обнимку. Естественно, решила, что он крутит со мной у неё за спиной. Или что я увела у неё парня… или что он вообще с самого начала её обманывал, делал вид, что влюблён в неё, а на самом деле оставался на моей стороне.

Прямо не знаю, что хуже.

Я дёрнулась, хотела было слезть, но Карин удержал. Шепнул на ухо:

 – Сиди, уже поздно.

 – Скажи ей, что ты флиртуешь со мной, чтобы следить за мной. Точнее, пусть Вейн скажет, – потребовала я.

 – Не выйдет. Она страшная единоличница, насколько я слышал. Она его не простит.

 – Вот блин… что же теперь будет? Она ему устроит скандал? Но ведь она сама встречается с Хаундом! Хагос, пусть Вейн скажет ей, что это я тебя соблазнила.

Карин неожиданно затрясся. Я бросила на него взгляд и обнаружила, что он ржёт. В тот же миг столовая вздрогнула от громового удара: это Висперина выскочила наружу и изо всех сил хлопнула дверью.

 – Ничего страшного, – сказал Карин. – Разберутся.

А потом повернул меня к себе и переспросил:

 – Говоришь, ты меня соблазнила?

Его глаза блестели, он был ужасно милым сейчас – и я рассмеялась, сама наклоняясь к его губам.

А на следующий день Карина жестоко избили.



Анна Мичи

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться